Александр ЛУКАШЕНКО: Пусть выбирают — или темница на 20 лет, или...



17 июня на совещании у президента Беларуси обсуждалась ситуация с возвращением банковских кредитов. По сообщению Первого национального канала, "разговор получился жестким". Александр Лукашенко поставил конкретные сроки сиправления положения: четвертый квартал 2003 года.





Корреспондент:





— В текущем году кредитная задолженность юридических и физических лиц белорусским банкам увеличилась на 14 процентов. Проблемная задолженность государственных предприятий составляет 170 млн. долларов. Одиннадцать частных структур до сих пор не погасили кредиты, выданные еще до 1996 года.





Эти цифры президент привел в начале совещания и уже потом неоднократно замечал: все-то бы ничего, но деньги-то народные и погашаются эти задолженности так или иначе за наш с вами счет. А потому проблему невозвращенных кредитов А.Лукашенко называет государственной как с экономической, так и с правовой точек зрения.





А.Лукашенко:





— Проблемные кредиты во многих случаях это чаще всего криминал, т.е. форма хищения огромных денежных средств, коррупция, злоупотребление служебным положением и т.п. Здесь поле деятельности для правоохранительных органов. Во-вторых, нарастание невозвращенных кредитов свидетельствует о серьезных финансовых проблемах на предприятиях, ухудшении их платежеспособности. Здесь должны работать правительство, облисполкомы и министерства. Третье. Это огромный ущерб банковской и финансовой системе в целом из-за того, что средства изымаются из банковского оборота. Для компенсации потерь банки вынуждены поднимать процентные ставки. Значит, проблемные кредиты ограничивают возможности банков по кредитованию экономики и населения, увеличивают стоимость кредитных ресурсов, создают угрозу устойчивости банковской системы и экономической безопасности в стране.





К.:





— Каждый шестой рубль, выданный нашими банками в виде кредитных ресурсов, не возвращается. Львиную долю вины за то, что такая ситуация стала возможной, президент возложил на Национальный банк и правоохранительные органы, и в первую очередь на Нацбанк — за отсутствие эффективного надзора и безответственности при выдаче кредитов.





А.Лукашенко:





— Мы, мол, банки открыли, создали их, мы порядок установили. Извините, в банках некоторых бардак. Подумаешь, это не наши вопросы, пусть этим занимаются правоохранительные системы, правоохранительные органы. Так, Петр Петрович, не будет. Надзор за банковской системой осуществляете Вы! Все специалисты высочайшего класса сосредоточены у Вас.





К.:





— По информации председателя Нацбанка, на сегодняшний день сумма проблемных задолженностей составляет 380 млрд. руб. Более 50 процентов этой суммы приходится на агропромышленный комплекс. Сложная ситуация и с теми кредитами, которые выданы под гарантии правительства и местной "вертикали".





Надежда Ермакова ("Беларусбанк"):





— Основную проблему, которую мы видим сегодня в погашении кредитов, это кредиты под гарантии облисполкомов, это в первую очередь предприятия хлебопродуктов и животноводческие комплексы (на закупку зерна — 86 млрд. руб.) и кредиты на покупку сельхозтехники "Облагроснабом" (43 млрд. руб.).





Основные причины в образовании таких проблемных кредитов — неудовлетворительное финансовое состояние предприятий в результате вымывания оборотных средств. Это в основном предприятия хлебопродуктов. Также низкий уровень управления на предприятиях, плохо налаженный маркетинг, неконкурентоспособность производимой продукции по цене, низкая платежная дисциплина.





К.:





— Министр сельского хозяйства все претензии банкиров полностью принимает и говорит, что деньги обязательно вернет к концу года. Сельское хозяйство, по его словам, потихоньку начинает работать по-новому.





Михаил Русый:





— В процессе работы заменено восемь руководителей. Ныне каждый бизнес-план довольно детально просчитывается. Каждый должен понимать, что деньги нужно возвращать.





К.:





— Все невозвращенные кредиты надо рассматривать в каждом случае индивидуально. А.Лукашенко кредиты, выданные крестьянам, все-таки относит к особой категории. Но и в данной области послаблений не обещает.





А.Лукашенко:





— Кредит кредиту рознь. Если мы помогли крестьянам там, где они действительно обижены и не дополучают… Будем так грубо, этого никогда не будет и не должно быть. Даже если мы им эту, как говорится, за баланс там спишем что-то и за счет кого-то компенсируем, это, наверно, еще как-то воспринимается. Это, крестьяне, бедолаги, которым мы через такую систему, как банковская оказали какую-то поддержку. Но этого не должно быть. Мы не должны их даже приучать к этому — ни местные органы власти, ни тех, кто берет кредиты. Не вернули — все, до свидания, будьте здоровы.





К.:





— Своя ситуация и с кредитами, которые не вернули частные структуры. Это ни много ни мало, а 27 млн. долларов. Чтобы ситуация не усугубилась, банкиры обратились за помощью к президенту.





Г.Кухаренко ("Белпромстройбанк"):





— В последнее время обозначилась проблема уклонения предприятий частной формы собственности от выполнения своих обязательств перед банком путем обращения без достаточных, как мы считаем, оснований в хозяйственные суды о признании их экономически несостоятельными. В связи с этим необходимо распространить действие ст. 31 Закона "Об экономической несостоятельности" на частные предприятия мелкого и среднего бизнеса в части необходимости предоставления предварительного заключения, чтобы исключить ложное и преднамеренное банкротство.





А.Лукашенко:





— Последнее поддерживаю, записать в протокол. Начинайте исполнять и вносите предложения в соответствующие нормативные акты. Я думаю, пока внесем, так и их не найдем.





К.:





— Обращаясь к главе государства, банкиры просили изменить условия погашения кредитов и повысить ответственность грантодателей, а также давали оценки инициативе президента об освобождении от уголовной ответственности лиц, возместивших причиненный экономический ущерб.





В.Шейман:





— Поддерживаю то поручение, которое Вы дали вчера министру юстиции, в направлении, чтобы лица, которые совершили экономические преступления, имели возможность рассчитаться по своим неисполненным обязательствам в полном размере. Одной из причин того, что кредит попадает в разряд безнадежных, является лишение свободы кредитополучателя.





А.Лукашенко:





— То, что я поручил министру внутренних дел и министру юстиции, то вопрос, скорее всего, будет решаться персонально президентом по тем или иным вопросам. Если некий Раков, которому в плане уголовного преследования предъявлены претензии на 600 000 долларов, — я к примеру беру цифру, — сегодня осознал, что завтра ему наручники оденут и в темницу бросят, то возвращает сегодня эти 600 тысяч, плюс уровень инфляции, проценты и прочее. Что, он мне в тюрьме нужен, чтобы я его кормил там еще? Конечно, президент может принять такое решение. Но все равно, осужден он будет или не осужден, этот вопрос будет отрегулирован еще в самом нормативном акте. Поэтому пусть выбирает: или темница 20 лет, или возврат тех денег, которые они взяли. И не надо тут из меня делать какого-то диктатора и еще непонятно какого человека. Это народные деньги, это принадлежит вам, мне, а больше всего нашему народу. Это не какое-то послабление Уголовного кодекса. Нет, спрос будет очень жесткий. Это просто нормальное отношение. Да, ну случилось. Притом каждый факт будет персонально рассматриваться президентом. Только он имеет право освободить от дальнейшего наказания, помиловать и т.д. Ему Конституцией представлено такое право. Мы под это право издадим нормативный акт. Я вам привел конкретный пример по конкретному человеку. Вернул? Ну, чего ж? Второй случай — бывший директор МТЗ. Ему показывают счета, ему показывают банки, там, где его деньги, и деньги немалые, в ходе следствия еще нашли деньги, в ходу судебного уже, по-моему, разбирательства. Правоохранительные органы находят еще деньги, вывезенные из страны и уворованные. Он на это смотрит и думает, что я тут вот скажу, что со мной кто-то счеты сводит. Политиком стал. Со мной эти номера не проходят. Если он этого не понимает, ну, я думаю, он получит это как суд, конечно, решит) на всю катушку. Вот второй случай. Ты украл, тебе доказали, что ты украл — возвращай деньги, они есть на счетах, возвращай государству, разговор будет другой. Украл и еще не возвращаешь — тогда иной подход. Вот два случая — один и второй. Поэтому если украл и тебя за руку схватили — отдай, быстрей отдай с процентами там, лишнее переплати, потому что свобода и жизнь дороже. И тут я готов способствовать таким людям. Но это не значит, что мы сейчас тут общий нормативный акт примем и получится ситуация — можно воровать всем. Поймают — верну, не поймают — деньги мои. Так не будет. Эту ситуацию этим нормативным актом породить нельзя.





К.:





— Много вопросов у главы государства сегодня было к правоохранительным органам. Сейчас в производстве находится 69 уголовных дел. Сумма похищенных кредитов по этим делам — 32 млн. долларов. Но вся проблема в том, что многие, находящиеся в розыске, обосновались за границей.





Владимир Наумов, министр внутренних дел:





— Нами предпринимаются максимально возможные меры по выдаче преступников. Только за последние два года, полтора года, направлено 36 запросов в компетентные органы страны ближнего и дальнего зарубежья о выдаче лиц, обвиняемых в незаконном завладении банковскими денежными средствами. Опять же особо похвастаться не могу, есть положительный результат, есть не совсем хороший.





А.Лукашенко:





— Сколько людей сегодня разыскивается?





В.Наумов:





— Нами разыскивается где-то около 70 человек, которые совершали хищения. Но нас конкретно, чтобы погасить до 80 процентов всех похищенных средств, интересуют 15 человек. Мы ведем постоянную работу с польскими коллегами, здесь находятся представители Бюро расследований Польши.





А.Лукашенко:





— Мне Ваши сказки надоели. Поэтому вот вам неделя сроку… Шейман, Тозик, Наумов и Ерин доложить конкретные меры по розыску и экстрадиции этих людей. Это похищенные деньги у народа.





К.:





— Сроки определены и для решения проблемы кредитной задолженности целом. В распоряжении всех причастных к этому вопросу имеется всего полгода.





А.Лукашенко:





— Хочу предупредить: если ситуация к началу четвертого квартала не начнет меняться, а к началу будущего года кардинально не изменится в этом плане — я не виноват. Динамика по возвращению проблемных кредитов должна быть потрясающей, она должна увеличиться в разы.





К.:





— По истечении названных сроков, заявил президент, дела будут направляться в суды, и ответственность будут нести все: и те, кто не вернул кредит, и те, кто его давал, и те, кто гарантировал возврат.





А.Лукашенко:





— Ответственность, еще раз подтверждаю концепцию, несут и руководители банков, которые выдавали эти кредиты, и те, кто брал эти кредиты. Кредит кредиту рознь в том плане, что где-то принимались решения под гарантии государственных органов, и они все живы и здоровы, и мы должны здесь, согласно предложениям банкиров, предпринять ряд мер в том числе и на моем уровне. Новицкий, губернаторы обещали возврат? Вовремя не вернули? Вносите предложения, будем спрашивать. А потом пойдут в суд. Это одна часть, там, где гарантии, там, где государственные предприятия и крестьяне. Я еще раз подчеркиваю, эти не сбежали и не сбегут. Есть другие — частники. Часть их возвращают денежные средства, часть изволит шутить из-за покровительства или попустительства правоохранительных органов, а часть сбежали. Это другие должники. И к ним тут должен быть своеобразный подход. По беглецам мне здесь доложат. Но это принципиальный вопрос, чтобы больше никому не хотелось бежать, и пусть не думают, что в Африке они спрячутся. С другой стороны, чтобы понимали: где бы ты ни был, тебя достанут и деньги из тебя вытряхнут — те, которые ты украл у белорусского народа.





К.:





— Подводя итоги совещанию, президент поручил правительству установить графики погашения задолженностей предприятий перед банками, местной "вертикали" — изыскать источники для погашения просроченных кредитов, выданных под гарантии исполкомов. Комитету госконтроля поручено рассмотреть вопрос о наложении штрафов на должностных лиц предприятий. Правоохранительные и судебные органы примут меры по наложению ареста на имущество должников и его конфискации. Банкам президент поручил надлежащим образом изучать платежеспособность клиентов. А надзор за всей кредитно-финансовой деятельностью будет вести Нацбанк. Надзор, потребовал президент, как никогда жесткий.