Велика Россия, а продавать некуда



Ольга ВИНОГРАДОВА



Предприятия концерна "Беллегпром" рвутся на европейский рынок и не могут выдержать конкуренции на собственном.





В этой ситуации глава концерна "Беллегпром" Эдуард Нарышкин рассчитывает только на административный рычаг — обязать белорусские магазины иметь в ассортименте не менее 50% продукции отечественного производства. В свою очередь эксперты министерства торговли справедливо отмечают, что никакие обязательства не заставят покупателей приобретать не нравящийся товар.





Три основные проблемы, грозящие перевернуть всю белорусскую легкую промышленность, за последние годы лишь многократно обострились. Первая — это оборудование, работающее разве что чудом (изношенность основных фондов достигла 81%). Вторая — отсутствие сырья, которое приходится закупать за границей, а денег как обычно не хватает. Так, в 2002 отрасль получила примерно 70% шерсти от необходимого, хлопкового волокна — около 65%, искусственных нитей — и вовсе 23%. Третья — ставший хроническим дефицит оборотных средств. На сегодняшний день "недостача" оценивается в 125 млрд. рублей. На все эти беды есть один ответ: деньги — российские, белорусские, американские, европейские.





Но без привлечения стратегического инвестора зарабатывать их все сложнее, и узкая тропа выживания зачастую ограничена лишь давальческими заказами. В 2002 году доля давальческого экспорта (со стоимостью давальческого сырья) составила 187,2 млн. долл. (46,7% в общем объеме экспорта, прирост в сравнении с 2001 годом – 4,8%). Работают с давальцами 67 предприятий концерна из 91, причем наиболее активно — швейники.





В свою очередь баснословная дешевизна рабочей силы вызывает вполне закономерную защитную реакцию на внешних рынках. Поставки продукции в страны Евросоюза ограничены квотами с апреля 1993 года. Беларусь неоднократно заявляла о желании увеличить их объем. Согласно договоренности, достигнутой в конце 1999 года, экспортные квоты для Беларуси увеличиваются только в обмен на снижение ввозных таможенных пошлин. Кстати, такая политика текстильного сближения Беларуси и ЕС довольно болезненно и нервно воспринимается странами-партнерами по таможенному союзу и в первую очередь российским старшим братом — он выражает опасения по поводу неконтролируемого перетока европейской продукции (большей частью текстильного сырья и полуфабрикатов) из Беларуси на ее рынок.





Между прочим, сами-то россияне от квот избавились еще в конце 1998 году после непродолжительной (c января по май), но эффективной торговой войны с европейскими поставщиками ковров и напольных покрытий — поставка их продукции в Россию была ограничена квотами. Беларусь тогда к "ковровому бойкоту" не присоединилась, и в итоге сидит теперь у разбитого корыта, даже сразу у двух — с ограничениями поставок на еврорынок и все с теми же импортными коврами, которые ввозятся большей частью из России.





В 2002 году белорусские предприятия экспортировали квотируемых товаров в ЕС на сумму 92,1 млн. долл. (с учетом стоимости давальческого сырья). В сравнении с 2001 годом прирост экспорта достиг 18,4%. Неплохо. Но аппетит белорусов куда выше. 31 декабря 2002 Совмин Беларуси принял постановление N 1846, закрепившее очередной виток снижения пошлин. Помогло, но мало. Уже за первые два месяца 2003 года "Беллегпром" выбрал 75% квот по основным позициям. Так что, оставшиеся 10 месяцев деньги, необходимые для "прокорма", придется зарабатывать за пределами ЕС. А с 1 января этого года и американские власти, заметив, что поставки белорусского легпрома превысили объем аналогичного российского экспорта, ввели квоты на белорусский текстиль (межправительственный меморандум рассчитан до 2006 года).





Казалось бы — под боком бескрайний российский рынок. Но там белорусы уже сильно проигрывают в цене. В 2002 году поставки "Беллегпрома" в Россию снизились на 6%. Некоторые эксперты говорят, что, мол, российское правительство взялось за целенаправленную поддержку отечественного легпрома, и он сейчас на подъеме. Так ведь и белорусские предприятия без льгот и госпреференций не сидят. И более того — они без них и работать-то не могут. Убери подпорку — лягут.





Более всего поражает и в то же время великолепно демонстрирует эффективность нынешней экономической политики парадокс, отмеченный на внутреннем рынке — предприятия "Беллегпрома" проигрывают конкурентам на своем поле. Торговое пространство Беларуси заполнено импортом (большей частью китайским). Э.Нарышкин приравнивает его долю к объему продукции белорусского производства — по 35%.





Кроме того, по мнению главы концерна, сегодня даже частные предприниматели имеют преимущественные позиции на рынке. А уж, казалось бы, сколько их били и местные власти, и столичные... Отмечает Э.Нарышкин и серьезную конкуренцию со стороны предприятий, создаваемых в СЭЗ. Пользуясь льготами по налогообложению и другими преференциями, они имеют возможность выпускать более дешевые товары. Да, их продукция, в соответствии с законодательством вывозится за пределы Беларуси, но дальше, как правило, она попадает на оптовые российские рынки, а оттуда — назад в Беларусь.





"За последние два года мы снизили объемы производства примерно на 9,2%, при этом поставки в розничную торговую сеть республики сократились почти вдвое", — подчеркивает Э.Нарышкин. Торговля все чаще отказывается выбирать заявленный объем квот. В проект постановления Совмина Беларуси на 2003 год в перечень квотируемых товаров, подлежащих поставке на внутренний рынок республики, из продукции легпрома включены только товары для детей. Руководство концерна такой подход считает недопустимым. Э.Нарышкин убежден: необходимо сохранить квоту и найти варианты обоюдовыгодного сотрудничества с торговлей. По его мнению, доля отечественной продукции в белорусских магазинах должна быть никак не менее 50%.





Эксперты Министерства торговли в свою очередь напоминают: квоты вводились, чтобы ограничить вывоз и защитить внутренний рынок. Сегодня же рынок завален товарами, и если предприятия "Беллегпрома" не могут производить конкурентной продукции, это значит лишь то, что им пора научиться работать в рыночных условиях. Можно обязать магазины взять какой угодно объем обязательств. Но если товар не будет востребован покупателем, то это лишь приведет к увеличению задолженности торговли перед "Беллегпромом".