Кто кому сядет на хвост?



Юлия ШАРОВА



Очередное заседание Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества, прошедшее в прошлую пятницу в Москве, не принесло никаких неожиданностей. Все сенсации отгремели несколькими днями раньше, когда лидеры России, Беларуси, Украины и Казахстана объявили о намерении создать Организацию региональной интеграции. Все сказанное на заседании совета ЕвразЭС закономерно вытекало из того, о чем договорились представители "четверки" 23 февраля.





В первую очередь становится абсолютно понятным, что такая структура, как ЕвразЭС, оказалась не более жизнеспособной, чем СНГ. За два с половиной года своего существования экономическое сообщество, в которое входят пять государств СНГ (Россия, Беларусь, Казахстан, Киргизия и Таджикистан), не принесло никаких ощутимых выгод странам-участницам. Да и само сотрудничество шло как-то вяло, не слишком активно государства вели работу по унификации своих законодательств в соответствии с договорами, заключенными в рамках ЕвразЭС.





Серьезной проблемой на пути интеграции между этими государствами являлась и остается неравная степень развитости их экономик. Например, Киргизия уже успела вступить в ВТО, а остальные четыре государства только готовятся к этому. Негативные последствия присоединения этой страны к ВТО для остальных участников сообщества смягчились только за счет небольшого объема экономики Киргизии и ее удаленности от торговых путей.





Остальные четыре государства тоже не могут похвастаться особой синхронностью в экономических процессах. Если Россия и Казахстан идут практически в ногу, то Беларусь и Таджикистан существенно от них отстают. Россия намеревается вступить в ВТО в 2004 году, Казахстан примерно в то же время, а вот Беларусь — не ранее 2005-го, и это еще по очень-очень оптимистичным прогнозам, сделанным в прошлом году. Надо полагать, сроки вступления нашей страны в ВТО будут существенно отодвинуты. Некоторые независимые белорусские аналитики предрекают, что произойдет это не ранее 2010 года.





Иными словами, для России и Казахстана остальные три государства не являются важными экономическими партнерами. Россию может интересовать разве что Беларусь, но последней отводится явно второстепенная роль. Иное дело государства, не вошедшие в ЕвразЭС — та же Украина, до недавних пор со скептицизмом взиравшая на интеграцию внутри СНГ и не принимавшая активного участия в объединительных процессах, чаще ограничиваясь ролью наблюдателя. Известно, что Россия с самого начала существования сообщества уговаривала Украину вступать в эту новую организацию. Так что договоренности о создании в будущем Организации региональной интеграции, достигнутые 23 февраля в Москве, вполне объяснимы. Россия наконец получила возможность заручиться поддержкой Украины, которая для нее очень важна. Неспроста ведь специальная группа по созданию нового образования будет находиться в Киеве.





Сворачивать интеграционные процессы внутри ЕвразЭС пока вроде бы не собираются. Так, на заседании Межгосударственного совета сообщества российский вице-премьер Алексей Кудрин пообещал, что через 2-3 года Россия полностью перестанет взимать НДС при экспорте товаров в страны ЕвразЭС (в результате чего, к слову, потеряет почти 1 миллиардов долларов). Речь идет о нефти, газе и газовом конденсате. Иначе говоря, страны СНГ, членами которого являются участники ЕвразЭС, ежегодно переплачивают за российские нефть и газ порядка миллиарда долларов. Как пишет "Коммерсантъ", ту же сумму дополнительно зарабатывает российский бюджет, не возвращая "Газпрому" и нефтяникам экспортный НДС.





Впрочем, вероятное решение России, о котором сказал Кудрин, это отнюдь не благородный жест, а лишь признание международной практики взимания косвенных налогов по стране назначения товара. Без этого в ВТО Россия не вступит. Между тем привлекают внимание данные по внешней торговле между государствами ЕвразЭС, приведенные А.Кудриным. По его словам, товарооборот в рамках ЕвразЭС в 2002 году практически не увеличился (рост составил всего 0,7 процента.). При этом у России он вырос только с Беларусью (6,3 процента) и Киргизией (20 процентов), а объемы торговли с Казахстаном и Таджикистаном, напротив, уменьшились — на 9,4 процента и 33,3 процента соответственно. Развитию торговли, подчеркнул Кудрин, мешают прежде всего антидемпинговые разбирательства, которые государства ЕвразЭС регулярно затевают друг против друга. Из приведенных цифр также следует, что в тесной дружбе с тем же Таджикистаном Россия не заинтересована и особого смысла в развитии сообщества не видит. Куда выгоднее работать в рамках так называемой "четверки", создаваемой не только "под Россию", но и с учетом интересов Украины.





Какие выгоды принесет вхождение в "четверку" Беларуси? Судя по всему, никаких, особенно через два-три года, когда Россия, Украина и Казахстан вступят в ВТО (причем они намереваются сделать это дружно). Конечно, белорусские власти постоянно пытаются "сесть на хвост" России, стремящейся присоединиться к авторитетной международной организации, но вряд ли они в этом преуспеют: отставание все равно составит несколько лет, и в этот период Беларуси доведется туго. Но, с другой стороны, остается моральное право просить у России различные льготы и преференции — играть в привычные интеграционные игры. И еще будет шанс отвертеться от реального объединения в рамках "союза двух". Впрочем, здесь Россия проявляет настойчивость, особенно в части перехода на единую валюту. Возможно, она попросту видит Беларусь не как самостоятельного участника "четверки", а всего лишь как собственный придаток?