Указы о льготах вылезают, как сорняки



Елена РАКОВА*



В рыночной экономике в числе наиболее важных принципов, тщательно оберегаемых государством, фигурируют верховенство закона и равенство условий хозяйствования. Защита государством основных канонов конкуренции позволяет потребителям получать качественные товары по наилучшим ценам. В экономике же с особыми "правилами игры" — а именно таковой является белорусская — действуют другие причинно-следственные связи.





Институты для узкого круга





С точки зрения логики и экономического расчета понять то, что происходит в последние десять лет в белорусской экономике, очень сложно. Высшие государственные чиновники с упорством, достойным лучшего применения, все делают, казалось бы, вопреки накопленным человечеством знаниям. Беларусь наглядно демонстрирует пример того, как не надо проводить реформы. Однако с точки зрения политэкономии реформ, которая анализирует выигрыши и проигрыши отдельных экономических агентов в результате реализации того или иного решения, все достаточно понятно и закономерно. В условиях трансформации экономической и политической системы возникает спрос на новые, отличные от тех, что действовали в плановой экономике, формальные и неформальные институты или "правила игры". Часть из них возникает стихийно, а часть — сознательно, кирпичик за кирпичиком, строится государством, которое воздвигает свод необходимых для эффективного функционирования рыночной экономики законов и правил.





В Беларуси в такой вот период у власти оказалась узкая группа лиц, которая реализует очень специфические спрос и предложение легальных институтов. Директорат нереформированных и неконкурентоспособных предприятий, крупных торговых предприятий, полугосударственных банков, крупнейших экспортеров и импортеров, отдельные чиновники и руководители на местах отнюдь не заинтересованы в продвижении широкомасштабных радикальных реформ. Ведь в этом случае они останутся без работы или вынуждены будут вести жесткую конкурентную борьбу с импортерами, новым частным бизнесом, часть из них потеряет работу вследствие ненужности или непрофессионализма.





Следовательно, они предъявляют спрос на весьма специфическую экономическую политику. А именно: частичную либерализацию цен, высокие таможенные пошлины и другие нетарифные ограничения, лицензирование, сертификацию и другие барьеры (затрудняющие или, в отдельных случаях, делающие невозможным вход на рынок для других участников), низкие бюджетные ограничения в условиях отсутствия реального контроля над использованием бюджетных средств и пр. Отсутствие политической свободы и многопартийной системы, подчинение законодательной власти исполнительной делают возможным предложение соответствующей экономической политики. В результате ее воплощения в жизнь принятие законов, упрощающих условия хозяйствования, тормозится, в стране процветает инфляция и коррупция, многие виды хозяйственной деятельности, по сути, национализированы.





Более того, именно вследствие реализации такой — репрессивной по отношению к частному и иностранному бизнесу — политики растет спрос на неформальные институты, облегчающие существование государственных и негосударственных предприятий в данных институциональных рамках. Множество законов и других нормативных документов имеют двойственное толкование, процветают "телефонное" право и практика множественных проверок с весьма избирательным подходом, суды подчинены исполнительной власти и не выполняют своих функций. И законодательная, и исполнительная власть, несмотря на все обещания хозяйственной либерализации, активно удовлетворяет соответствующий спрос. Почти во всех нормативных актах есть исключения, каждый год принимаются постановления о льготах, преференциях или отсрочках платежей, большинство документов правительства изобилует изменениями, дополнениями и изменениями в дополнения.





Результатом такого "институционального равновесия" является то, что сегодня в Беларуси работать прозрачно, не нарушая законодательства, практически невозможно.





Новые лазейки





В России льготы и преференции запрещены законодательно. Т.е. ни одно предприятие не может в силу своего статуса, народнохозяйственной значимости или еще какой-нибудь причины иметь льготы по налогам, кредитам, получать субсидии. В Беларуси политика мягких бюджетных ограничений возведена в ранг государственной.





Выравнивание условий хозяйствования приобрело особую актуальность в свете создания союзного государства. От Москвы Беларусь получила дешевый газ и российские тарифы на железнодорожные перевозки. Россия потребовала от Беларуси отмены многочисленных льгот, которые имеют отдельные белорусские субъекты хозяйствования. Прошлой весной, перед очередной встречей с Путиным, Лукашенко обещал льготы устранить. И он действительно активно отменял льготы в апреле 2002 года (указ № 207 и декрет № 11). 17 июля 2002 г. был издан указ № 394 "О признании утратившими силу некоторых правовых актов и отдельных положений правовых актов президента Республики Беларусь". Этим документом были признаны утратившими силу некоторые льготы, ранее установленные для отдельных организаций. Перечень утративших силу указов и их отдельных положений состоял из 52 пунктов.





Однако затем наступила традиционная битва за урожай, разразился энергетический кризис, основные прогнозные социально-экономические показатели не выполнялись. Медленно, но верно нормативное поле Беларуси в очередной раз зарастало указами, постановлениями и письмами, регламентирующими многочисленные льготы и преференции. Без них реальный сектор не показывал высоких темпов роста и зарабатывал скорее прибыль, чем убытки.





Однако давление России на суверенную Беларусь продолжилось. В этой связи уже традиционно перед очередным приездом российской делегации в Минск вышли новые нормативные акты, упорядочивающие систему предоставления льгот. Так, с 1 января 2003 г. вступили в силу декрет и два указа президента, которые упорядочивают систему оказания государственной поддержки предприятиям. Предполагалось, что благодаря этим документам в рамках унификации экономической политики государственная поддержка в Беларуси будет осуществляться только в виде субсидий и средств на финансирование капитальных вложений.





Тем не менее, как только представительная российская делегация уехала, 27 января принимается указ № 39 "О стимулировании развития промышленного производства". В нем определяется, что — наберитесь духу прочесть этот перл бюрократической стилистики — "в 2003 г. в целях создания условий для увеличения объемов выпуска и реализации товаров (работ, услуг) организации по перечню, утверждаемому Советом Министров и согласованному с президентом, освобождаются от уплаты в бюджет сумм превышения налога на добавленную стоимость, налога на прибыль, налога с пользователей автомобильных дорог, отчислений в республиканский фонд поддержки производителей сельскохозяйственной продукции, подлежащих уплате в соответствующий период 2003 г., скорректированных с учетом изменения налогового законодательства и увеличенных на коэффициент, учитывающий прогнозный индекс цен производителей промышленной продукции на 2003 г. и установленное соответствующим органом госуправления индивидуальное задание по росту объема производства продукции".





В переводе с казуистического языка это означает, что снова открываются лазейки. Для получения подобной льготы предприятию нужно представить бизнес-план, получить положительные заключения Министерства экономики, Министерства финансов и других органов государственного управления и согласовать его с президентом. Можно не сомневаться, что подобного рода бизнес-планы наши отдельные руководители научились писать в совершенстве. Ведь отсутствие их реальной реализации всегда можно списать на непредвиденные обстоятельства и ухудшение мировой конъюнктуры.





Интересно, что данный указ является традиционным и дублирует аналогичные указы № 172 в 2002 г. и № 315 в 2001 г. Однако результаты подобных "экспериментов" по стимулированию развития промышленного производства, суммы полученных отдельными предприятиями налоговых преференций и анализ их эффективности на суд широкой общественности вынесены так и не были. Видимо, это служебная информация для узкого круга лиц.



——————————
*Автор: Елена РАКОВА — эксперт исследовательского центра Института приватизации и менеджмента.