Кошелек или жизнь?



Юлия ШАРОВА



Российский президент предложил Александру Лукашенко заменить белорусские рубли на российские уже с 1 января 2004 года и тем самым существенно ограничить функции Нацбанка. Реакция белорусского лидера была, мягко говоря, сдержанно. Ведь мало кому нравится, когда его расходы контролирует кто-то другой.





Предложения по ускоренному введению российского рубля в качестве единой денежной единицы на территории Союзного государства разработало российское правительство совместно с Центробанком. В соответствии с этим проектом наличные белорусские рубли "в заранее определенные сроки обмениваются на российские рубли по фиксированному курсу", причем этот курс "должен соответствовать рыночному курсу".





В этом случае необходимое для обмена количество наличных российских рублей Банк России предоставляет Национальному банку Беларуси "в форме беспроцентного и бессрочного кредита", который подлежит возврату только в том случае, если Беларусь вновь решит ввести национальную валюту. В дальнейшем наличные российские рубли Нацбанк приобретает у Центробанка России за счет средств на корреспондентском счете в Центробанке.





Вместе с тем Национальный банк остается в качестве центрального банка Беларуси и сохраняет статус юридического лица. Одновременно, как сообщают российские информационные агентства, должны быть ограничены полномочия Нацбанка. К примеру, главному банку Беларуси могут запретить выдавать кредиты правительству и другим государственным органам. Все основные операции, в частности с ценными бумагами и иностранной валютой, Нацбанк должен осуществлять "с разрешения Банка России в объемах, в порядке и на условиях, устанавливаемых Банком России".





В Нацбанк эти предложения пока не поступили, поэтому от каких-либо комментариев там пока воздерживаются. Как сообщил пресс-секретарь Нацбанка Михаил Журавович, возможно, вопросы об ускорении процесса перехода на российский рубль будут обсуждаться на ближайшем заседании Межбанковского валютного совета, который пройдет в октябре в Беларуси. Если же решение об ускоренном переходе на новую валюту будет принято, Нацбанку придется просто "форсировать" некоторые процессы. То есть, в общем и целом оценка сдержанная — воспринять такие известия с радостью в Нацбанке не могут по определению.





Что это означает? Нацбанку запретят включать печатный станок и покрывать различные расходы правительства. Иными словами, если в стране не будет хватать денег на выплату зарплат бюджетникам или на финансирование очередной битвы за урожай, белорусскому правительству доведется идти на поклон к российским властям и просить эти деньги у них. С какой охотой Россия согласится кредитовать, скажем, вечно нуждающийся АПК "младшего брата" — можно предугадать.





Белорусский Нацбанк, если власти нашей страны все же решатся принять радикальное российское предложение, превратится в нечто вроде регионального отделения Центробанка. Будет ли это благом для экономики страны? При невозможности проводить самостоятельную денежно-кредитную политику белорусское правительство вынуждено будет пойти на радикальные рыночные реформы. естественно, они не получатся мягкими и гладкими. Это будет всего лишь запоздалой шоковой терапией, которую страна должна была пережить еще лет десять назад.