Изменения, дополнения и изменения в дополнения



Елена РАКОВА



Белорусское институциональное поле пестрит разнообразными концепциями, программами, прогнозами, проектами и прочими благими пожеланиями. Однако мотивации инвестора и производителя формируются под воздействием конкретных нормативных документов. К сожалению, принимать многочисленные концепции гораздо проще, чем работать над реальным изменением институционального поля в стране.





Мания концепций





Если проанализировать количество принимаемых в Беларуси концепций, то мы, наверное, займем одно из ведущих мест в мире. Ну в какой еще стране подобному нормотворчеству отдаются с таким удовольствием и страстью? Концепция ценообразования, Концепция снятия перекрестного субсидирования, Концепция национальной безопасности, Концепция экономической безопасности, многочисленные концепции по унификации, синхронизации и гармонизации… При этом к написанию концепций у нас подходят так же вдумчиво и основательно, как и к написанию прогнозов социально-экономического развития на ближайшие 10-15 лет: много и ни о чем.





Бальцерович с его двумя страницами и десятью пунктами первоочередных действий, что инициировали в Польше начало масштабных и радикальных реформ, кажется на этом фоне школяром-недоучкой. Например, Концепция ценообразования (не путать с законом о ценообразовании, статьями Гражданского кодекса, многочисленными указами, декретами и постановлениями на ту же тему) занимает около 80 страниц. При этом ее научно-прикладная ценность не намного превосходит прогноз объемов выпуска чулочно-носочной продукции в 2015 г.





В апреле указом президента № 205 утвержден очередной эпохальный документ — Концепция совершенствования законодательства Республики Беларусь. Отечественные и зарубежные предприниматели, руководители государственных предприятий, независимые эксперты могут праздновать небольшую победу — то, что отечественное законодательное поле является крайне несовершенным, заметили на самом верху.





Основной задачей новой концепции является "повышение эффективности правового регулирования общественных отношений в целях защиты прав и свобод личности, государственного суверенитета, национальных интересов и безопасности; приведения национального законодательства в соответствие с общепризнанными принципами международного права, а также осуществление правовой интеграции национального законодательства с законодательствами других государств, включая унификацию с законодательством Российской Федерации".





Увы, унификация с российским законодательством после известной интеграционной размолвки может стать неактуальной (по крайней мере на ближайшее время), а национальные интересы и безопасность у нас всегда важнее прав отдельно взятого гражданина или предприятия. Обратим внимание: в задачах и целях нет ни слова о конкретных направлениях улучшения инвестиционного и предпринимательского климата, о правах гражданина производить и продавать, инвестировать и сберегать. Хотя, возможно, повышение индекса экономической свободы через уход государства от чрезмерной регламентации — это и есть приведение национального законодательства в соответствие с общепризнанными принципами международного права.





Каким еще указом нас "порадуют"?





Многочисленные опросы представителей частного бизнеса, проводимые различными международными организациями и социологическими службами, на первое место среди факторов, препятствующих развитию бизнеса, выдвигают нестабильность, противоречивость и непрозрачность законодательства. Т. е. главный бухгалтер, директор, юрист или специалист по материально-техническому снабжению каждый день живут в тревожном ожидании: каким постановлением, письмом, телеграммой или указом их сегодня "порадуют". Нужные законы не принимаются годами, а жизненный цикл большинства постановлений Совета министров — три месяца. После чего выходят изменения, дополнения и изменения в дополнения. Три четверти объема специализированных изданий типа "Главного бухгалтера", "Консультанта", "Налогового вестника" и других посвящено комментариям чиновников и юристов по поводу того, как понимать и трактовать тот или иной нормативный акт. Отсутствие возможности прогнозировать нормативное поле делает невозможным заключение долгосрочных контрактов и написание бизнес-планов и все более и более уводит бизнес в тень.





Парадоксально, но к "положительным тенденциям развития законодательства", согласно упомянутой концепции, относятся:





-достаточно быстрое изменение законодательства, отражающее общественные потребности;





-стремление к системному обновлению законодательства;





-наличие значительного количества отраслевых и комплексных кодексов;





-планомерное и последовательное приведение законодательства в соответствие с международно-правовыми обязательствами Республики Беларусь".





Возможно, законодатели и чиновники узнали бы много нового, попробовав сделать пару "глубоких интервью" с представителями бизнеса или решить пару case-study, с которыми ежедневно приходится сталкиваться аудиторам и бухгалтерам в результате "быстрого изменения законодательства".





Однако вместе с тем надо признать, что ряд проблем отечественного правового поля обозначен в документе достаточно объективно. Это и "отсутствие четкой иерархии нормативных правовых актов", и "регламентация на уровне отдельных законов малозначительных вопросов, которые могли найти решение в нормативных правовых актах иного уровня", и "недостаточная эффективность механизма реализации норм международных договоров на национальном уровне", а также "слабая теоретическая основа унификации и гармонизации национального законодательства и законодательства других государств". Особую пикантность вносит констатация таких явлений, как "искажение норм законов в отдельных нормативных правовых актах более низкого уровня" и "недостаточное прогнозирование последствий принятия некоторых нормативных правовых актов при подготовке их проектов, влекущее внесение изменений, дополнений либо отмену этих актов сразу после их принятия". Если учесть, что большинство нормативно-правовых актов, которыми регулируется хозяйственная деятельность, — это указы и декреты президента, то данная концепция может трактоваться как весьма смелый документ.





В результате же совершенствования законодательства предполагается достичь "оптимального соотношения законов Республики Беларусь и декретов президента". Увы, критериев оптимальности концепция не предлагает.





Либерализация осталась заклинанием





Концепция декларирует ряд принципов и положений, которые уже не раз были озвучены с самых высоких трибун: упрощение процедур регистрации и лицензирования, создание равных условий хозяйствования, эффективной системы государственной поддержки предпринимательства. Плюс разработка комплексного закона, регламентирующего порядок государственного регулирования внешнеэкономической деятельности, заключения внешнеэкономических сделок. Наконец, создание условий для справедливой конкуренции с участием иностранных инвесторов путем приведения законодательства в соответствие с требованиями международных соглашений, заключенных в рамках ВТО. Так, например, только для приведения в соответствие с нормами ВТО законодательства в области нетарифных мер регулирования внешней торговли необходимо отменить либо изменить 4 указа президента, 2 закона и 10 постановлений правительства.





Однако слова об изменении законодательства стали своеобразным заклинанием всех ветвей власти, которое на деле мало что меняет. К тому же, помимо нормативных актов, есть еще и правоприменительная практика. Ряд майских и июньских постановлений правительства, весенняя сессия парламента подтверждают: в фаворе по-прежнему дифференцированный подход к субъектам хозяйствования и стремление регулировать нормативное поле административными методами. Только в такой "правовой" стране, как Беларусь, 20-процентное снижение издержек, высказанное президентом как пожелание, становится директивной задачей концернов, а за невыполнение заданий по росту объемов производства частное предприятие предлагается национализировать. И преодолеть такой порочный подход отдельно взятая концепция не в состоянии.