«Это не суд, это судилище». Родственники обвиняемых по «делу Молнара» обратились к президенту

Родственникам обвиняемых по «делу Молнара», которые просят сделать судебный процесс открытым, отказано в приеме в Администрации президента.

Родственникам обвиняемых по «делу Молнара», которые просят сделать судебный процесс открытым, отказано в приеме в Администрации президента.

14 марта Могилевский областной суд начал рассматривать дела 30 жителей Бобруйска. Главный фигурант дела Сергей Молнар и его предполагаемые подельники обвиняются в создании преступной организации, разбоях, вымогательстве, мошенничестве, похищении человека, умышленном уничтожении и повреждении имущества. Суду предстоит рассмотреть более 100 томов уголовного дела.

Процесс проходит в закрытом режиме на территории тюрьмы № 4 Могилева. Родственники обвиняемых уверены, что дело сфальсифицировано, и именно поэтому рассматривается в закрытом суде. 

Десять родственников приехали 14 апреля в Минск, чтобы передать обращение на имя Александра Лукашенко с просьбой сделать судебный процесс открытым, а также попасть на прием к начальнику Главного управления по взаимоотношениям с органами законодательной и судебной власти, вопросам гражданства и помилования Администрации президента Жанне Тищенко.

Как сообщила БелаПАН мать одного из обвиняемых Оксана Кудрявцева, в приеме им было отказано. По словам женщины, к ним вышел заведующий приемной Петр Катушкин.

«Он сказал, что президент не может вмешиваться в судебное разбирательства, так как судья решает, открытый процесс или закрытый. Взял наше обращение, и мы ушли», — рассказала Кудрявцева.

В обращении родственники просят сделать судебный процесс открытым, ссылаясь на Конституцию. «Здесь нет оснований, чтобы судебный процесс был закрытым. Свидетели, которые не хотят, чтобы их видели, разговаривают по скайпу. Если есть какая-то засекреченная информация, пусть нас на эти заседания не пускают. Но другие заседания мы должны видеть, потому что дело сфабриковано, очень много нестыковок, которые они хотят скрыть. Это не суд, это судилище», — заявил мать подсудимого.

Кудрявцева подчеркнула, что узнать о ходе процесса практически невозможно, так как с адвокатов взяты расписки о неразглашении, а письма от подсудимых, где упоминается суд, до них не доходят. Не доходят до адресатов и ходатайства фигурантов дела в Верховный суд, прокуратуру и КГБ с просьбой сделать процесс открытым.

«Администрация тюрьмы не выпускает эти письма, и они возвращаются обратно», — утверждает женщина.

Родные обвиняемых намерены и далее требовать открытого судебного разбирательства. 12 мая они рассчитывают попасть на прием к заместителю главы Администрации президента Валерию Мицкевичу.

 

Фото Дмитрия Новожилова