Бывший активист «Говори правду»: меня подставили по делу о наркотиках и даже пытались отравить

Версия Михновца расходится с показаниями других обвиняемых. В ближайшее время суду предстоит решить, кто из них действительно говорит правду.

В суде Партизанского района Минска близится к завершению процесс наркотиков и порнографии.

Игорь Мизновец

На скамье подсудимых, кроме Михновца, еще четыре человека. Обвиняемые заявили, что в материалах дела есть подтасованные протоколы. А некоторые закладки правоохранители нашли только через несколько месяцев после задержания обвиняемых.

Подсудимым предъявлено серьезное обвинение — незаконный оборот наркотиков, совершенный организованной группой (ч. 4 ст. 328 УК). И если вина будет доказана, им грозит от 10 до 15 лет колонии. Активиста «Говори правду» также судят за рапространение порнографических материалов (ч. 2 ст. 343 УК, лишение свободы от 2 до 4 лет).

В материалах дела фигурирует больше сотни адресов, где были тайники с наркотиками

Игорь Михновец, пожалуй, самый активный участник процесса. Еще на стадии предварительного следствия он регулярно направлял жалобы в Генпрокуратуру и Верховный суд. Во время судебного процесса он одно за другим зачитывал ходатайства: «Протокол очной ставки изменен, протокол осмотра ноутбука подтасован. Прошу провести экспертизу».

Суд просьбу отклонил.

Михновец настаивает, что он к распространению наркотиков отношения не имеет. Мол, его подставили, пытались отравить и вообще незаконно преследуют, так как он пытался пресечь незаконный оборот наркотиков — обращался до ареста к журналистам и в правоохранительные органы. Пожалуй, такую схему защиты еще не использовал никто.

«Я прошу суд поручить следователю Валесюку контролировать каждый мой шаг и вздох, пока он не убедится, что у меня нет умысла на совершение преступления», — заявил он. Это ходатайство также отклонили.

В материалах дела фигурирует больше сотни адресов, где, по мнению следствия, обвиняемые делали закладки с запрещенными веществами. Полностью вину признает только один человек — Максим Толмачев. Он заключил досудебное соглашение, поэтому неудивительно, что довольно подробно рассказал, как сначала прятал спайсы, и как потом его «повысили» — и он стал уже изготавлять наркотики.


Максим Толмачев — крайний справа

В магазине Al Capone, с которым, как отмечено в обвинении, сотрудничали обвиняемые, были свои правила для распространителей: быть постоянно на связи с восьми утра до десяти вечера, внести залог в 500 долларов еще до начала работы, позже «минерам» выдавали банковскую карточку, проездной на все виды транспорта, а также оплачивали съемное жилье, где изготавливались спайсы. Считалось, что распространители не должны сами употреблять наркотики. Но это правило зачастую нарушалось.

Как отмечено в материалах дела, обвиняемые отправляли операторам адреса закладок через мессенджеры, а также отмечали координаты в специальный блокнот, некоторые адреса записывали на диктофон.

Обвиняемый Игорь Савич утверждает, что некоторые закладки правоохранители обнаружили спустя пять-восемь месяцев после того, как были задержаны обвиняемые.

«Тайники были в растительном грунте. Это значит, что на свертках не мог остаться мой генотип, — заявил он. — Нужно учитывать природные явления. Свертки пролежали осень, зиму и весну. Понятно, что никаких следов там не может быть, поэтому эти доказательства следует считать недействительными».

Обвиняемые перекладывают вину друг на друга

И хотя все пятеро обвиняемых проходят как организованная группа, Максим Толмачев никого лично из своих «подельников» не знал. В своих показаниях он отмечает, что оставлял закладки для человека с ником svoboden-2013, который принадлежал, как установит позже следствие, Игорю Михновцу.

Тот, в свою очередь, настаивает, что это его сосед Евгений Кривошапко, который также проходит обвиняемым по делу, договаривался с поставщиками о наркотиках, используя компьютер и учетные данные Михновца. Кривошапко, кстати, это в суде подтвердил. Хотя на следствии утверждал, что именно Игорь Михновец был главным организатором преступной группы.

«Я спрашивал у следователя, почему в протоколе нет многого из того, что я говорил. Он на это улыбнулся и ответил: «Мы лучше вас знаем, что вносить в протокол», — так Кривошапко пояснил противоречия. — Меня подвели, можно сказать, к таким показаниям. Сказали, вали все на Михновца, тогда будет ч. 1 ст. 328 УК (хранение без цели распространения, санкция — ограничение свободы до пяти лет или лишение свободы от двух до пяти лет. — А.Г.), выйдешь под подписку. Это уже потом мне адвокат сказал, что здесь ч. 3 (распространение наркотиков, совершенное группой, наказание — от 8 до 13 лет лишения свободы. — А.Г.), а не ч. 1, поэтому никто меня не отпустит... Правдивые показания я дал сейчас в суде».

В итоге обвинение предъявлено самое суровое — незаконный оборот наркотиков, совершенный организованной группой (ч. 4 ст. 328 УК), а это уже до 15 лет колонии.

Игорь Михновец не отрицает, что знал, чем занимается его сосед Евгений. Хозяйка квартиры, которую они снимали, нашла в его сумке весы, пакетики для наркотиков, после чего потребовала съехать. Однако даже после этого бывший активист «Говори правду» поддерживал отношения с Кривошапко. Судя по информации, озвученной в суде, даже девушка у них была одна на двоих.

Гособвинитель, характеризуя уголовное дело, заявила, что «закономерная случайность» помогла правоохранителям собрать воедино все факты действий преступной группы.

По словам прокурора, если бы одна из жительниц многоэтажки в Минске не обратила внимание на подозрительное поведение Толмачева, его бы вряд ли задержали во время закладки спайсов в тайники. Если бы Михновец не отравился то ли от наркотиков, то ли от реагента, который использовался для его приготовления, его бы вряд ли задержали оперативники. А значит, не было бы известно про действия Кривошапко — ведь о нем рассказал именно активист «Говори правду». Евгений Кривошапко, в свою очередь, поделился информацией про братьев Игоря Савича и Илью Гагарина, которые также сейчас находятся на скамье подсудимых.

Сейчас все названные участники процесса пытаются переложить вину друг на друга. За исключением Толмачева — он давно во всем сознался и ждет снисхождения суда. Впрочем, обвиняемые пока не выступили с последним словом.

Кстати, в начале 2016 года оперативники магазина Al Capone. В ходе обыска у них было изъято 400 грам уже готовых смесей, а также реагент, которого бы хватило для изготовления тысячи доз спайса. Известно, что закладчики работали не только в Минске, но также в Борисове, Могилеве, Молодечно и Витебске.