Владимир Прокопцов хочет поменять картину Шишкина на слуцкие пояса

На все те картины и скульптуры, которые нужны музею, не хватит даже целого ВВП страны.

Директор Национального художественного музея мечтает приобретать больше работ современных белорусских художников, но осознает, что на те картины и скульптуры, которые нужны музею, не хватит даже всего ВВП страны.

Национальный художественный музей

Для Национального художественного музея важно приобретать современное белорусское искусство, считает генеральный директор музея Владимир Прокопцов.

«Нам сегодня необходимо заполнить лакуны современными белорусскими художниками, чтобы не получилось через некоторое время так, что художники уйдут, а их работы близкие продадут за три копейки. И нам потом придется покупать их значительно дороже — как получилось с художниками Парижской школы. Нам бы хотелось сегодня иметь и Шагала, и Сутина», — сказал Владимир Прокопцов на круглом столе в Минске 16 февраля.

Владимир Прокопцов

У музея достаточно большая коллекция работ Витольда Белыницкого-Бирули, Ивана Хруцкого, Станислава Жуковского, но «необходимо работать над коллекциями других художников», сказал Владимир Прокопцов.

Говоря о программе максимум в сфере закупок для музея, Прокопцов отметил, что «всего ВВП Республики Беларусь не хватит, чтобы купить то, что нам надо».

В НХМ готовы к различным формам сотрудничества с зарубежными коллегами.

Например, в настоящее время в фондах музея насчитывается 13 работ Ивана Шишкина, за каждую из которых на аукционе можно получить около миллиона евро, однако есть только два слуцких пояса. И музей готов поменять одну работу Шишкина на 10 поясов (стоимость каждого пояса — порядка 100 тысяч евро).

«Это запрещено российским и белорусским законодательством. Однако такой культурный обмен мог бы состояться в порядке исключения в рамках Союзного государства с принятием решения на уровне руководителей государств», — сказал Владимир Прокопцов.


Картина Ивана Шишкина «Лесное кладбище» (1893). Фото bsmu.by

Директор музея считает важным для себя как руководителя успеть приобрести ценные экспонаты для музея: «Чтобы, как говорил классик, не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, и, умирая, я мог сказать, что работая директором музея, прожил жизнь не зря».

По мнению Владимира Прокопцова, к сотрудничеству с музеями следует активнее привлекать бизнес, но нужны определенные льготы для тех, кто вкладывает средства в культуру и искусство. Пока же основной спонсор музея — государство.

При этом музей «старается заработать, не сидит на шее государства». Например, в 2015 году доходы НХМ составили порядка 5 млрд рублей. В том числе за внебюджетные средства музея ведется строительство, ремонтные работы.

Среди успешных коммерческих проектов Владимир Прокопцов упомянул выставку «Изобретения да Винчи», организованную в 2015 году совместно с «Берин Арт Менеджмент». Выставку посетили 47 тысяч человек.

Владимир Прокопцов высказал мнение, что посещение музея не должно быть бесплатным: «Когда билет обходится хоть в три копейки, это меняет отношение, имеет воспитательную функцию».

При этом директор добавил, что каждый месяц музей организует день свободного посещения основной экспозиции.

В настоящее время в музее экспонируется коммерческая выставка «Гойя... Пикассо», билет на которую стоит 50 тысяч рублей в будни и 100 тысяч рублей в выходные.

Такие цены для Минска совсем небольшие с учетом того, что для организации экспозиции надо было застраховать коллекции 8 музеев из пяти стран, отметила заведующая отделом научно-просветительской работы НХМБ Надежда Усова. По ее словам, «без спонсорской поддержки это было бы невозможно».

И все же далеко не все измеряется деньгами в деятельности музея, основная миссия — воспитание вкуса в мире, который «захлестывает попса».

«Мы не скатываемся на попсу. Можно привести Никаса (Сафронова. — Naviny.by), набить бюджет. Однако мы привезем картины Евсея Моисеенко — белорусского художника из Санкт-Петербурга. Мы обязаны воспитывать высокий вкус. Люди, которые посещают наш музей, удивляются уровню выставок, современных мастеров в том числе. Например, сейчас у нас экспонируются работы Льва и Сергея Гумилевских. Их скульптура — доказательство того, что Беларусь сохранила свою школу», — подытожил Владимир Прокопцов.