Профосмотр Беларуси. Раздвоение личности — культурный диагноз года

Год не принес каких-то прорывных новостей для сферы культуры Беларуси. Тем не менее, если систематизировать происходившее...

 

На протяжении года «Либеральный клуб» проводил профосмотр Беларуси: еженедельно на страницах интернет-газеты Naviny.by аналитики ставили беспристрастный диагноз общественному здоровью страны. Пора подвести итоги всего 2013 года и выставить окончательный диагноз.


Вадим МожейкоВадим Можейко,
эксперт по культуре
ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество «Либеральный клуб
»

Антикультурные культурные закономерности

2013 год не принес каких-то прорывных новостей для сферы культуры Беларуси. Тем не менее, если систематизировать происходившее в белорусской культуре, то можно сформулировать несколько явных закономерностей. Это особенно актуально в нынешней ситуации, когда у государства нет формально определенной политики в сфере культуры, и выделять логику и приоритеты властей приходится из сложившейся практики.

Во-первых, это запретительная логика культурной политики. «Не пущать», цензурировать, излишне контролировать — вот ее непременные атрибуты, характерные для всех авторитарных систем. Это благоприятная почва для развития инфекционных заболеваний вроде черных списков деятелей культуры.

В 2013 году они активно влияли на культурную жизнь и в итоге аншлаговым концертом «Ляписа Трубецкого» в Вильнюсе окончательно продемонстрировали свою несистемность, бессильность и бесполезность даже для самих властей. Однако запретительная логика такова, что за отменой или послаблением черных списков всегда идет введение новых списков и запретов.

Наиболее абсурдно это проявилось в истории с альбомом Belarus Press Photo 2011. Сперва власти признали его экстремистским (раз фото документальные — по сути признали экстремистской реальность), а потом издательство «Логвинов» незаконно лишили лицензии за издание этого альбома. Запретительная логика распространяется и на некоторые исторические события. Например, восстание Калиновского или Слуцкі збройны чын. В итоге репрессиям подвергается как молодежь на природе, так и старушки в сельском клубе.

Во-вторых, это безвкусные изменения городской среды, сопровождающиеся уничтожениями историко-культурных ценностей и коррупцией. Резонансных примеров достаточно. Вспомним хотя бы отель «Кемпински» с уничтожением первой минской электростанции и Купаловский театр, о реконструкции которого сейчас ведет расследование Следственный комитет.


Правовая система работает против культурной

В-третьих, это антикультурная суть правовых новшеств в сфере культуры, связанная с политическими мотивами или просто низким качеством законодательных актов. Особо необходимо выделить указ № 257, возвращающий в Беларуси практику т.н. «гастролек» и фактически позволяющий идеологам легально запрещать проведение любых неугодных культурных событий.

Не лучше ситуация и с долгожданным Кодексом о культуре. Обещанное общественное обсуждение свелось к фикции: поступившие предложения были проигнорированы, а на рассмотрение парламента выдана версия, где все глупости остались на месте. Включая загадочную «абарону грамадскай маралі» (что это конкретно такое?) как один из приоритетов государственной политики, неверную трактовку сути спонсорской деятельности, фактически запрет фейсконтроля в клубах и многое другое.

Получил устрашение законами и модельный бизнес: на примере Саши Варламова власти хорошо показали, как можно поломать жизнь работнику культуры, который думает только о творческой составляющей деятельности, но не о бухгалтерской.

Либеральные реформы или костыль для внешней политики?

Купаловский театр связан и с еще одним важным событием 2013 года: именно на его открытии Лукашенко предложил либеральные реформы для сферы культуры. И хотя им несколько не хватало последовательности и системности, да и в либеральности мотивов Лукашенко есть большие сомнения, тем не менее предложенные реформы пошли бы культуре на пользу. Однако антилиберальные чиновники от культуры свели предложенные реформы к муравьиным шагам, фактически ничего в системе не меняя.

Интересен и кейс «Евровидения» как типичная попытка государства вмешаться в культурные процессы. В 2012 году Лукашенко сказал, что национальный отбор нужно реформировать, и в 2013 году «Евровидению» в Беларуси фактически были назначены куратор (Шакутин), спонсор (Воробей) и победительница (Ланская).

Каков же результат? По меркам сферы культуры на конкурс ушли огромные деньги (хотя формально и не государственные, но от «частной» белорусской нефтеторговли). Непосредственным участникам этого процесса все, конечно, понравилось. Однако достигло ли государство своих целей, пытаясь использовать культуру как инструмент хромающей внешней политики? Конечно нет, ведь культура и искусство — это вполне достаточная самоцель творческой деятельности, а не политический инструмент.

Политическое кино: заочный диалог о Беларуси

В сфере кино в 2013 году наметился интересный дуализм «политических инструментов культуры».

С одной стороны — польско-белорусский (в моем определении) фильм «Жыве Беларусь», отмеченный на зарубежных фестивалях, но в Беларуси вызвавший неоднозначные реакции и широкую общественную дискуссию. С другой — начинающиеся активным членом «Белой Руси» Сергеем Ждановичем съемки официального нацпроекта «Авель», где обещают расставить политические акценты совсем по-другому.

Как отмечают скептики, оба проекта будут одинаково плохи как «политическое кино». Однако разница в мотивации: если «Жыве Беларусь» делали те, кто искренне верит в его идеи, то нацпроект скорее выглядит перераспределением бюджетных денег («любой продюсер знает: хочешь украсть деньги, выведи их за пределы юрисдикции государства, которое их выделило»).

Как мы отмечали еще в апреле, до появления информации об «Авеле», «если официальный Минск захочет дать симметричный ответ и президент поручит снять совсем другой «национальный фильм», то что-либо достойное у «Беларусьфильма» вряд ли получится. Творчество из-под палки получается невзрачным и неубедительным». Впрочем, хотя выделение бюджетных денег на такой фильм и не радует, с чисто художественной точки зрения заочная кинодискуссия этих двух фильмов об общественно-политической ситуации в современной Беларуси — это гораздо лучше, чем многолетняя унылая тишина коридоров и архивов «Беларусьфильма».

Диагноз культуре: раздвоение личности

С одной стороны, есть официальная культурная повестка дня: «Славянский базар», «Дожинки», балы псевдоаристократов в Несвижском замке и т.п. Ее отличительные черты — отсутствие критичной социально-политической позиции, «беззубость», лояльность к властям. Что характерно, собственно высокий культурный уровень в этом списке не значится.

С другой стороны, существует множество действительно интересных культурных акторов и событий, которые на официальном уровне игнорируются, словно бы их и нет. Причиной чаще всего становится гражданско-политическая позиция этих деятелей культуры, однако пример «Арт-Сядзібы» показывает, что даже первоначальная аполитичность и готовность сотрудничать в культурных проектах с властями может закончиться давлением на организацию.

В соответствии с прогнозами годичной давности, самые важные, значимые и интересные культурные события произошли в стороне от государства. Среди них можно выделить постановку Белорусским свободным театром «Короля Лира» на сцене шекспировского театра «Глобус»; выход новой книги Виктора Мартиновича «Сфагнум» и перевод его «Паранойи» на английский с изданием романа в США; выход белорусского альбома «Ляписа Трубецкого» «Грай» и его аншлаговая презентация для более чем десятитысячной преимущественно белорусской аудитории в Вильнюсе; возобновление работы «Арт-Сядзібы» как открытой культурной площадки; выход фильмов «Жыве Беларусь» и первой белорусско-британской короткометражки «Стыковка» (в ролях — Джуд Лоу и Николай Халезин).

Без свободы культуры не получится

Культурная политика Беларуси должна полностью избавиться от пропагандистских функций и не выступать инструментом в сиюминутной политической борьбе. Ее целью должно стать создание максимальных условий для всестороннего развития национальной белорусской культуры.

Достаточно очевидно, что истинная культура хорошо развивается в условиях творческой свободы. А это значит, что без либеральных реформ в сфере культуры не обойтись. Как ни странно, эти рецепты в Беларуси уже произнесены, причем официально и Александром Лукашенко: сокращение госдотаций при параллельном освобождение от налогов. К этому осталось добавить безусловную творческую свободу — и можно приступать к лечению белорусской сферы культуры. Не на словах, а на деле.