«Чараўніцы» возвращаются двадцать лет спустя

8 марта популярный в советские годы ВИА «Чараўніцы» даст первый за последние двадцать лет сольный концерт…

 

В начале 90-х женский вокально-инструментальный ансамбль «Чараўніцы» тихо ушел со сцены. Время тогда было такое, когда старое рушилось быстрее, чем создавалось что-то новое. Вписаться в рыночные реалии не удалось многим популярным в советские годы коллективам. Не помогла и, как сейчас говорят, фишка группы — в «Чараўніцах» девушки лихо играли на духовых музыкальных инструментах, традиционно считающихся мужскими. Но группа продолжала жить виртуально. Ее хиты — например, «Пах чабаровы» в свое время был не менее популярен, чем «песняровский» «Касіў Ясь канюшыну» — крутили по радио, хотя с каждым годом всё реже и реже. И вот двадцать лет спустя «Чараўніцы» вернулись на большую сцену. 

 
«Чараўніцы» сегодня (Людмила Пасмурцева вторая справа)

Творческий перерыв в два десятка лет — серьезный вызов. К тому же, будем откровенны, «чараўніцы» за эти годы если и помолодели, то только душой, а спрос на ностальгию уже пошел на спад. Как в таких условиях ВИА решил собраться вновь? Как всегда, решающую роль сыграл случай. О прошлом, о дне сегодняшнем и о будущем «Чараўніц» в интервью Naviny.by рассказала неформальный лидер коллектива Людмила Пасмурцева.

— Как пришла идея организовать женский вокально-инструментальный ансамбль? Не первый ли это был такой коллектив в СССР?

— В начале 70-х годов в гродненском Дворце культуры текстильщиков Геннадий Летынский — бессменный руководитель нашего коллектива — вокальную группу превратил в женский вокально-инструментальный ансамбль «Чараўніцы», где воплотил свою заветную мечту, помимо обязательных инструментов — гитар, ударных, клавиш, дополнив духовой группой — труба, тромбон, саксофон. И этой краской «Чараўніцы» всегда выгодно отличались от других женских ВИА. В СССР первые женские ВИА появились в 1970 году в Калининграде — «Балтийские Чайки», в 1971 году — «Девчата» в Москве.

— Вы жили и работали в Гродно, затем перебрались в Минск. С чем был связан переезд?

— С песней «Ах ты сердце, сердце девичье» «Чараўніцы» получили звание лауреатов республиканского конкурса самодеятельных коллективов «Влюбленные в песню». И один из членов жюри — Анатолий Иосифович Колонденок, в то время начальник управления по делам искусства Министерства культуры — убедил Минкульт, что такой коллектив имеет право быть на профессиональной сцене. Это и произошло в 1974 году — группа переехала в Минск и нас зачислили в штат Белгосфилармонии, музыкальным руководителем которой был Лев Яковлевич Моллер. Он тесно работал с коллективом в период подготовки первой программы. Так началась профессиональная деятельность «Чараўніц», отмеченная концертами на больших площадках. Помимо гастролей по всему Советскому Союзу, коллектив выступал в Польше, Болгарии, Германии, Венгрии, Африке, Афганистане. А еще была Олимпиада-80 в Москве и Байконур. И последний состав «Чараўніц» был очень сильный. В 1989 году нас, единственных из Беларуси, пригласили в состав культурной делегации на XIII Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Пхеньяне. С московским бэндом мы играли попурри на джазовые темы. 

 

— Как вас — молодых, красивых, талантливых — оберегали от парней-фанатов?

— Слова «фанат» тогда не было. Были поклонники, их было много, но они вели себя пристойно. Оберегать нас от них не было надобности. Раньше статус артиста был выше, и не было той бесцеремонной назойливости, которую наблюдаем сейчас. Когда я пришла в коллектив, я на девочек смотрела как на небожителей. 

 
«Чараўніцы». (справа — Лев Моллер, по центру — Геннадий Летынский)

— А давайте поговорим о роли мужчин в женском коллективе. Вот я, например, не очень верю в истории о том, что успешная «женщина сама себя сделала». Как только начинаешь интересоваться историей успеха, так сразу находишь мужчину, который помог этой женщине — будь то отец, муж, брат или друг.

— В нашей истории успеха точно не обошлось без мужчин! С удовольствием и благодарностью назову их имена: Геннадий Летынский — художественный руководитель, Борис Белый, Юрий Наумович — директора в разные годы, Валерий Бескоровайный — режиссер программ, талантливый ведущий, Борис Калякин — звукорежиссер. Каждый из них великолепно, талантливо и ответственно делал свою работу. Всегда и во всем помогали нам, если нужно — защищали. Раньше ведь даже аппаратуру приходилось возить за собой. Конечно, были рабочие, которые грузили инструменты, но наши мужчины-руководители не позволяли нам, тогда молодым девчонкам, таскать чемоданы. Два директора — Белый и Наумович, делали всё, чтобы мы были ограждены от организационных забот, чтобы нам было максимально комфортно, а не забывайте, что это были советские времена.

— Кроме ВИА «Чараўніцы» был еще и танцевальный коллектив с таким же названием. Вас не путали, не было курьезных историй?

— Танцевальные «Чараўніцы» существовали всегда параллельно, мы с ними особо не сталкивались. Курьезных случаев не припомню, они работали от Министерства торговли, а мы, как-никак, профессиональный филармонический коллектив. Вроде нас не путали.

— Вы были успешным ВИА, но и для вас прозвучал звоночек, после которого вы решили, что пора уходить. Или было вовсе не пора, но, как говорится, наступили обстоятельства непреодолимой силы.

— Причина ухода была не одна. 90-е годы — не лучшее время, время перемен. Страна делилась, рушилась налаженная система гастролей, финансирования, транспортировки аппаратуры. Впереди был переход на хозрасчет, а у нас только артистов десять человек.

Мы повзрослели, за плечами по 10-15 лет гастрольной жизни, для женщин это нелегко. У нас подросли дети.

И еще, скажу откровенно: в коллективе назрел творческий кризис. Пришедшая молодежь хотела перемен и в музыке, и в составе. Коллектив застоялся. И был конфликт с музыкальным руководителем. Вот такой клубок! 

 

— Несколько раз слышала, как «Чараўніц» называли «белорусским ответом российской «Комбинации». Мне такое сравнение не нравится. Ну, во-первых, вы раньше появились, во-вторых, я попробовала вспомнить песни «комбинации» и больше двух не смогла, а ваши публика до сих пор не забыла — сужу по реакции зала во время записи «Золотой коллекции белорусской песни».

— Вы правильно определили причины, почему мы не были и не могли быть «ответом «Комбинации». Они появились в уже «рыночное» время на эстраде, когда больше работы на публику видеорядом, а не музыкой. А для Геннадия Летынского самое главное, чтобы вокал и инструменты звучали профессионально, не «по-женски». Да и репертуар наш нельзя сравнивать. «Не за вочы чорныя» — это не «Два кусочка колбаски». В нашем репертуаре песни композиторов-классиков: Юрия Семеняко, Евгения Глебова, Владимира Будника, ныне здравствующие Игорь Лученок и Эдуард Ханок, по-моему, тоже классики. Также мы сотрудничаем с Олегом Елисеенковым. Мы смогли вернуться на сцену лишь потому, что нам было с чем возвращаться: «Пах чабаровы» «Не за вочы чорныя», «Зачараваная», «Ручаёчак-ручаёк», «Жду тебя», «Ты ўспомні ўсё» публика помнит и любит. Сейчас эти песни звучат по-новому и современно, благодаря талантливому аранжировщику Дмитрию Парфенову. 

— Почему никто из «Чараўніц» не пытался делать сольную карьеру?

— Мы привыкли работать в команде, и поэтому, думаю, никто особо не стремился к сольной карьере. Мы относительно безболезненно расстались со сценой, потому что ушли не в пустоту. К счастью, у всех артисток сложилась личная жизнь, а это очень важно. С другой стороны, никто не остался без работы, и в основном она была связана с музыкой. Почему я говорю относительно безболезненно? «Чараўніцы» — это большая и, может, лучшая часть нашей жизни, и поэтому, конечно, не обошлось без переживаний, сожалений. Мы общались и не раз возникали разговоры: а не попробовать ли вернуться, но все как-то не складывалось, в 2010 году не стало Геннадия Летынского… 

 

— И все-таки вы вернулись. Кто или какое событие помогло вам?

— В 2011 году Надежда Микулич готовила сольный концерт и просто поставила нас перед фактом: «Вы будете исполнять «Зачараваную». И мы начали репетировать. Тут как-то сложился и состав: три вокалистки и две духовые, то есть основные «фишки» старого коллектива — многоголосье и живые инструменты мы сохранили. И когда мы выступили, опять подышали сценой… И всё! Про сцену ведь не зря говорят, что это наркотик в хорошем смысле.

Нас поддержал Республиканский дом ДОСААФ, и на базе этого учреждения культуры мы сейчас и работаем. У нас появилось втрое дыхание! Нам хотелось бы пропагандировать белорусский язык, народную музыку. Мы считаем себя эстрадными, а не попсовыми музыкантами. Участвуя в фестивалях «Золотой шлягер» и «Славянский базар», в телевизионном проекте «Золотая коллекция белорусской песни», мы почувствовали свою востребованность, счастливы от того, что публика нас помнит, подпевает хиты.

Еще мы готовим себе замену: пригласили в коллектив молодых артисток Полину Базылеву и Анну Терехову. Мы выступаем в стиле фольк-рок и прекрасно понимаем, что сохранив голоса и даже фигуры (улыбается), невозможно до 80 лет петь про Игнася. 

— Людмила, расскажите о нынешнем составе «Чараўніц».

— Ольга Макушинская — солистка и музыкальный руководитель, вокалистки: Людмила Наумович, Полина Базылева, духовые инструменты: Светлана Рагула, Анна Терехова и я. 

 

— Ваш коллектив вернулся на сцену после 20-летнего перерыва. Страшно было первый раз выйти к публике?

— Поначалу было очень страшно — дрожали коленки, подкашивались ноги, трясло так, что микрофон приходилось держать двумя руками. И вот результат нашей двухлетней работы — 8 марта на малой сцене концертного зала «Минск» наш сольный концерт. А 25 марта в Молодечно выступаем вместе с Надеждой Микулич.

Фото из архива ВИА «Чараўніцы»