РАБОЧИЙ СТОЛ. Инна Радаева. Живопись «белорусских стариков» и Jack Daniels

Продюсер Инна Радаева с мужем Александром коллекционируют живописные полотна белорусских художников «старой закалки»...

Продюсер Инна Радаева с мужем Александром коллекционируют живописные полотна белорусских художников «старой закалки». Концепцию своей постоянно пополняющейся коллекции Инна называет «белорусские великие старики». Попав в квартиру интересной и интересующейся всем новым семейной пары, я понимаю, что Инна и Александр увлекаются не только коллекционированием живописи. Хозяйка антикварно-раритетной квартиры называет это собирательством. Барахолки, антикварные лавки и, конечно, музеи, как признается Инна, это главные места, куда она заглядывает, приезжая в новый город.

Швейные машинки и игрушечные самолеты, старые чемоданы и шляпки художницы Валерианы Жолток, фарфоровые фигурки и интересные часы… По квартире Радаевых можно бродить часами, разглядывая уникальные предметы, купленные ими в разных городах и странах.

Началась коллекция живописи с романтической истории

Вообще я живопись любила всегда. По образованию я музыкант, а музыка и живопись всегда рядом. В детстве меня мама бесконечно водила по разным музеям, Третьяковку я облазила всю: в советское время все было доступно. И мне всегда очень хотелось, чтобы дома висела живопись.

Первый мой муж совершенно не разделял этих моих пристрастий. Он был очень спокойным к этому: не понимал, как за кусок холста с краской можно отдать какие-то деньги. Как украшение, в качестве интерьерной вещи — да, картина могла быть, но как живопись… Не трогало его это, в общем. А мне хотелось аж до дури! Когда первый брак закончился, и мы начали встречаться с Сашей, я по нашим разговорам понимала, что у этого человека есть потенциал это любить. Ему на самом деле это тоже очень нравится.

А когда мы уже стали жить вместе, я ему говорю: «Сань, давай-ка живопись на стены!». Он говорит: «Давай!». Тогда еще мысли о том, чтобы начать собирать живопись, не было. Сначала хотелось, чтобы в твоем жизненном пространстве было то, что тебя радует. Первые работы, которые мы купили, не были концептуально нами выбраны: покупали по принципу «нравится!». Многие картины, которые мы купили сначала, в нашу коллекцию не списываются. Но я не нахожу в себе сил с ними расстаться.

Я начала подталкивать Сашу: мы листали каталоги. Ходили на выставки. Знакомились с художниками… А потом он меня переплюнул! Начал интересоваться живописью, глубоко, он в это врос. Причем настолько, что в 40 лет поступил в Санкт-Петербургскую академию на искусствоведа, и сейчас он дипломированный специалист! Причем, диплом он писал по творчеству белорусской художницы Валерианы Жолток. Вот это живописное полотно, кстати, ее работа.

А потом стало понятно, что концепция нашей коллекции должна быть «белорусские старики». Даже так: «белорусские великие старики», потому что они на самом деле великие.

Рама как произведение искусства

Недавно мы подумали о том, что можно было бы покупать работы и тех художников, которые имеют какое-то хотя бы опосредованное отношение к Беларуси. Вот мы купили очень хорошую работу Добужинского. Для нее мы заказали у нашего резчика по дереву Владимира Мацуры раму, которая сама по себе — произведение искусства.

Фарфоровое собирательство

Я тебе вот что скажу: коллекционирование — это болезнь. Купишь что-то одно и начинаешь к этому еще и еще покупать… Однажды мы где-то увидели одну из этих вот фарфоровых статуэток. Я говорю мужу: «Саша, какая прелесть!» И пошло-поехало… Если это не коллекционирование, то как минимум собирательство. Все это выискивается на блошиных рынках и в маленьких антикварных магазинчиках. Это наши основные, самые главные маршруты в любом городе. Приезжаем и сразу туда.

Антикварный хлам

Потом тоже на уровне собирательства мы стали обрастать всяким антикварным хламом. Вот, например, чемоданчик из плотного картона. Мы его купили в антикварной лавке в Праге. Человек ездил с ним по миру, а раньше в отелях давали наклейки, и он их все оставил на чемодане. Тут и Париж, и Прага, и Венеция… Чемодан с историей, в общем.

Я читала «Коллекционер» Фаулза и хохотала. Все ужасались, а я смеялась, потому что узнавала в герое, коллекционере, себя. Фаулз очень хорошо показал психологию человека, склонного к накоплению, его мышление. Если ты коллекционер, то ты коллекционер во всем. Правда, в романе дело доходит до патологии. А у нас легкая форма. (смеется)

Кованая ворона

А эту ворону нашего белорусского мастера я увидела в салоне и влюбилась в нее сразу. Говорю мужу: «Я хочу эту птицу! Я умираю, как хочу эту птицу»… Саша спрашивает: «И куда мы ее будем ставить?» Я говорю: «Ты не волнуйся, я найду, куда поставить». Мы поговорили и забыли о ней. И вот восьмое марта, и он прет мне эту бандуру. Представляешь?

Приключения Mercedes-а на границе

Машинка 30-х годов c крутым названием Mercedes. С ней интересная история была. Купив её на блошином рынке в Праге, муж накануне перехода границы гордо поставил её на видное место в багажнике машины. Хотел пошутить с таможенниками: вот, мол, есть «Мерседес», который растамаживать не надо. Но не тут-то было. Польская таможенница, увидев машинку, спросила, какого она года. Точный год выпуска на машинке мы не нашли, но в интернете высмотрели, что эту модель выпускали в 30-х годах. Оказалось, что вещи, которым больше 50 лет, по закону стран Евросоюза считаются антикварными, и вывозу не подлежат. Вывозить их можно только при наличии специального разрешения! У нас эту машинку изъяли... Расстроилась я ужасно.

На оформление всяческих протоколов мы потратили на таможне несколько часов. Дама-следователь (милейшая девушка, надо сказать) объяснила, что вопрос о вывозе антиквариата у них решается в судебном порядке, то есть, местный суд решает, остается вещь в стране или, если она не представляет особой исторической или художественной ценности, её возвращают владельцу. Мы, не питая надежд на ее возврат, попросили только об одном: ребята, если уж машинку оставят в Польше, то пусть передадут в Тересполе в музей какой-нибудь исторический, чтобы она не пылилась на складе. На что нам следователь ответила, что в Тересполе-то и музея такого нет... Уехали домой грустные. А через месяца три, наверное, муж получает по электронной почте уведомление от этой следовательницы (как сейчас помню, её Ольга звали), что машинку нам решили вернуть! Чуть позже уже обычной почтой мы получили официальные бумаги... Как я радовалась, словами не передать!

Шляпы Валерианы Жолток

Это настоящая шляпная коробка той самой художницы Валерианы Жолток, по творчеству которой писал диплом в Питере Саша. И в ней шляпы, которые носила художница! Нужно будет их восстановить — будут как новенькие. Коробку нам подарила дочь художницы. Она знает, что мы любим творчество мамы. Пришла и сказала: «Смотрите, что у меня от мамы осталось». И отдала нам шляпницу, представляешь?..

Портреты

Наша коллекция картин делится на портреты и пейзажи. Есть и натюрморты, но их не так много. Сейчас будем больше портреты покупать. Это ни с чем не связано, они нас просто радуют. Мне нравится видеть лица людей того времени, то, как это было сделано. Правая верхняя работа — автопортрет художника Бориса Непомнящего. Его дочка, зная, что мы любим работы его отца, передала нам эту картину со словами: «Я знаю, что у вас эта работа будет храниться и никуда не денется». А под ней — это его работа, портрет принца какой-то африканкой страны, который сюда приезжал учиться по обмену. Большая работа — это «Портрет француженки» раннего Леонида Щемелева.

Пейзажи Кубарева

Очень люблю художника Вячеслава Кубарева. У нас несколько небольших его работ. Я их просто обожаю. Вот, например, дождливый Питер. Это же просто фантастика! У нас такие замечательные мастера, не хуже тех же импрессионистов, которых я очень люблю!

Машинка с историей

У этой швейной машинки целая история. Она белорусская. Нам подарила ее наша хорошая знакомая. В начале 20-го века была бедность повальная. Прабабушке этой знакомой очень хотелось шить, и она выменяла эту швейную машинку на свинью с поросятами. А ты представляешь, что это такое? Свинья с поросятами в то голодное время! Свекор ей тогда сказал, что не будет с ней разговаривать. Не разговаривал с ней два года. Простил только тогда, когда она ему что-то шикарное на этой машинке сшила.

Симпатичные сосуды

Полгода назад я начала коллекционировать вот что. Я поехала в Карловы Вары и увидела такие вот симпатичные сосуды. Сначала я не могла понять, что это. Потом спросила, и оказалось, что это специальные емкости для питья минеральной воды на водах. Ты подходишь к источнику с этим сосудом, зачерпнул воды и попил. Я заинтересовалась, почему у них такая интересная форма. Мне объяснили, что плоская она для того, чтобы можно было положить ее в карман и пойти с ней куда-либо, а по дороге достать да попить водички. Чашку ты не во всякий карман положишь, а такую плоскую емкость — удобно. Еще интересно, почему такой тонкий и длинный носик. Оказалось, что натуральные минеральные воды разрушают зубную эмаль: в них же много солей, кальция, натрия… Поэтому придумали такое горлышко, из которого можно пить по чуть-чуть и чтобы вода на зубы не попадала.

Заводные самолетик и мотоцикл

Вот заводные игрушечки из нашего детства. Их можно завести и они поедут. Самолетик — это вообще чудо. Я его просто обожаю.

Магнитики и Mini

Я на самом деле терпеть не могу магнитики. Но тут магниты только из тех мест, где мы побывали. Просьбу «привези магнитик» я не понимаю. Там, куда мы приезжаем, я покупаю магнитик на память. Вот из Коктебеля, например, интересный магнитик с бутылками.

А вот эти магнитики — красная и желтая машинки — это Mini. У мужа есть настоящий Mini Classik. Желтый, как лимон: мы его так и называем «лимончик». В силу того, что он очень маленький, а Саня очень высокий, я шучу, когда он садится в него: это моя лягушонка в коробчонке скачет. (смеется) Нас нашли ребята — оказалось, у нас есть целый клуб любителей Mini. И мы активно участвуем в их жизни. Мы на этих машинках, конечно, помешаны.

Ручной пилот

Эта авторская кукла ручной работы. Подарок, который сделали мужу. Саша с детства помешан на всем, что связано с небом и самолетами. И подсадил меня на это. У этого пилота такая широкая улыбка, прям как у Саши. Они похожи даже, кстати.

Jack Daniels

Саша очень любит Jack Daniels. Он большой поклонник этого бренда. Покупаем коллекционные бутылки — у нас в баре полно этого напитка. Недавно мы узнали, что этот Jack Daniels выпускается небольшими партиями, и у каждой бутылки есть свой номер. Можно зайти на официальный сайт бренда и зарегистрироваться. Тогда ты становишся членом клуба любителей Jack Daniels и тебе самому присваивается порядковый номер. Муж узнал и, конечно, зарегистрировался. И тут — бац! — приходит огромный конверт, а в нем — грамота: мы подтверждаем, что вы являетесь владельцем такой-то бутылки Jack Daniels. Саша говорит мне: «Давай в рамку возьмем!» Я говорю: «А давай!» Коллекционирование — это такая вещь… Если что-то понравилось, то это сразу начинает обрастать собратьями.

Кстати

6 ноября в 17:00 в Государственном литературном музее Янки Купалы состоится открытие выставки «Краявіды зямлі беларускай». Выставку составят пейзажи белорусских художников из частных коллекций белорусских коллекционеров (в том числе, на выставке будут картины из коллекции Инны и Александра Радаевых).

Во время открытия выставки стихи Янки Купалы прочтут известные белорусы: музыкант Дядя Ваня, Александр Ярославцев, модельер Линда Намус, участницы группы «Топлесс» и другие. Выставка состоится в рамках акции музея Янки Купалы «Читаем Купалу вместе».