Для успеха белорусского кино надо напоить прокатчиков?

Пусть лучше у нас будет десять фильмов по 100 тысяч долларов, чем один — за миллион. Пусть восемь из них будут неудачными, но два могу выстрелить…

Основные проблемы современного белорусского кинематографа попытались определить участники дискуссии «Кинематограф Беларуси: когда покорим «Оскара?», организованной «Либеральным клубом». В качестве вариантов решения проблемы было предложено и подпаивать прокатчиков, чтобы те взяли «в оборот» белорусские фильмы, и повышать качество нашего кино. Однако последний вариант, судя по выводам дискуссии, в сегодняшней ситуации не самый перспективный…

Говоря о проблемах белорусского кино, эксперты делали акцент на отсутствии государственно-частного партнерства, а также недостаточной творческой свободе.

Алла Бобкова«Только когда жареный петух клюнул, когда ухудшилась экономическая ситуация, у нас стали думать, что нужно сдвинуться с монополизма и дать дорогу государственно-частному кинематографу — и в 2009 году вышла Концепция развития кинематографии на 2009-2014 год, — напомнила кинокритик, соорганизатор проекта «Молодежная киношкола» Алла Бобкова. — И мы в который раз обрадовались, были иллюзии, что что-то сдвинется с места. Но ничего не сдвинулось…». 
 
«Если у нас что-то и меняется, то по принципу шаг вперед, два назад. Потому что управленческая система белорусского кинематографа повторяет общегосударственную управленческую модель с ее мобилизационными рычагами, отсутствием перспективного мышления, ситуативными решениями и зашоренностью», — добавила она.

В итоге, по ее словам, мы теряем созидательную энергию в лице наших лучших творцов, которые уезжают из страны или работают на иностранного заказчика: «И это — снижение творческого потенциала из-за того, что государство не дает возможности саморазвиваться — очень печальная тенденция белорусского кинематографа».

Сейчас, добавила Алла Бобкова, «приняты кое-какие меры»: «Но они, как и многое, у нас половинчаты — мы одной ногой стоим в советском времени, а другой норовим куда-нибудь вляпаться. Государство ужасно боится отпустить кинематограф на волю хотя бы чуть-чуть. Потому мы и не можем сейчас придать кинематографу какое-то ускорение, которое связано, прежде всего, с независимым продюсерством»

С 2012 года в Беларуси действуют новые подходы и принципы финансирования кинопроизводства (указ от 14 апреля 2011 года № 145 «О некоторых вопросах налогообложения в сферах культуры и информации», указ от 5 декабря 2011 года № 567 «О мерах по государственной поддержке и стимулированию развития кинематографии», постановления Совета министров и Министерства культуры). Согласно указу № 567, предусмотрен переход от полного к частичному (до 70%) бюджетному финансированию съемок фильмов по социально-творческому заказу. Оставшуюся сумму будет вкладывать продюсер за счет собственных средств, кредитов или спонсорской помощи.

Андрей Курейчик«Продюсерское кино — самый эффективный способ делать качественные фильмы в условиях рыночной экономики», — уверен драматург, сценарист, режиссер, продюсер Андрей Курейчик.

«Я не знаю другого варианта развития кинематографа, кроме создания конкурентной продюсерской среды, — сказал он. — Даже в России, Украине и Казахстане, которые вышли из Советского союза, ставку делают на частную инициативу. И выделяют на нее государственные деньги. У нас же до сих пор такая система не работает. И вот только объявили конкурс кинопроектов — и в скором времени будет предпринята попытка их честно распределить»

В марте Министерство культуры объявило открытый республиканский конкурс кинопроектов на производство национальных фильмов и фильмов по социально-творческим заказам. В течение трех месяцев творческой комиссией будут рассматриваться и отбираться кинопроекты, которые претендуют на государственную финансовую поддержку. Бюджетное финансирование конкурса на 2012 год составляет около 10 млн. долларов. Заявки на участие в конкурсе кинопроектов принимаются с 26 апреля по 25 мая. Рассмотрение проектов конкурсной комиссией и подведение итогов запланировано до 1 сентября.

Этот конкурс, в свою очередь заметила Алла Бобкова, предполагает, что подавать свои проекты в Минкульт может любая кинокомпания: «Но разве они у нас есть? В Беларуси есть компании, которые делают рекламу и документальное кино, но игровое кино могут делать две-три компании, не больше. Потому здесь может быть перекос в том случае, если российские кинокомпании получат зеленый свет и ринутся участвовать в конкурсе. Тогда мы в очередной раз окажемся пристегнутыми к российскому проекту. К тому же, в состав конкурсной комиссии будут входить представители Минкульта, Мининформации, Минфина, телеканалов, «Киновидеопроката», деятели культуры и «другие заинтересованные лица». Зачем они? Это же чисто советская система, которая никак не может выветриться из мозгов — из-за того, что у нас нет поощрения инициативы. Здесь нужен маркетолог, экономист, юрист и четыре эксперта, которые разбираются в кинематографе!».

Посмотрим, что из этого получится, говорит Курейчик. Однако иллюзий не питает: «Мне кажется, скоро начнется серьезная борьба за эти деньги. И есть шанс, что часть этих денег уйдет проходимцам, как часто это бывает на первых порах. Это вообще будет тяжелый процесс. Думаю, кого-то посадят…».

С одной стороны Курейчик признал, что, может, и найдется в Беларуси пару частных компаний, которые смогут получить конкурсные деньги и умно ими распорядиться. Но с другой — только такими изменениями успеха не добиться. «Потому что кроме денег, кино — это идеи и творчество, — объяснил он. — А творческий потенциал у нас слабенький. И, что скрывать, у нас есть цензура, и каждый проект у нас проходит идеологическую проверку».

Он привел пример: «Андрей Кудиненко рассказывал, как завалили его проект «Шляхтич Завальня»: он прошел худсовет, отправили на рассмотрение выше — и на уровне Администрации президента сказали: «Ну как это так, русский убивает белоруса! Это нельзя». И всё, проект лег, а Кудиненко уволился с «Беларусьфильма». Потому что любой маразм можно тереть до определенного предела… Эти все ограничения творчества, самоцензура, страх — все это не дает возможности снять качественное кино». 

Проехались критики и конкретно по «Беларусьфильму»: дескать, и несовременен он, и прокату не нужен.

«Ну не может мастодонт «Беларусьфильм» выдерживать те же темы кинопроизводства, которые он себе позволял, будучи встроенным в систему проката СССР, когда Минкульт просто распределял по всем республикам копии фильма, и студия не думала о прокатчиках, — заметил Курейчик. — Сейчас, когда прокатчики России и Украины — частные компании, их уже никак не заставишь взять некачественный продукт. Чтобы прокатчик взял картину «Беларусьфильма» вместо «Гарри Поттера» или «Звездных войны», его нужно или напоить или все-таки предложить качественный продукт!».

Современное кино, должно быть мобильнее и проще, полагает он: «Все сейчас снимается на цифру и монтируется на ноутбуке. И весь этот комплекс зданий, которым владеет «Беларусьфильм», все 800 сотрудников уже не так необходимы, как десять лет назад. Кинопроизводство сейчас стало гораздо доступнее. Цифра, компьютер и умелые руки — вот что такое современное кино».

По мнению Курейчика, белорусскому кинематографу стоило бы отказаться от конкурса проектов как такового и заняться поддержкой молодых: «Такие конкурсы не приносят ни денег, ни славы, все это очень дорого, но неэффективно и бессмысленно. Пусть лучше у нас будет десять фильмов, на которые потратят по 100 тысяч долларов, чем один — за миллион. Пусть восемь из них будут неудачными, но два могу выстрелить. По такому же принципу пусть будет лучше десять маленьких кинокомпаний… И нужно делать ставку на молодых, давать им рисковать».