Алексей Дудадрев: мне не хочется побывать ни в какой стране

Принято считать, что для творческих людей важно не столько признание и оценки своих трудов, сколько просто внимание...

Принято считать, что для творческих людей важно не столько признание и оценки своих трудов, сколько просто внимание. Драматург Алексей Дударев — из числа тех, кто удостоен и того, и другого.
Его пьесы "Вечер", "Рядовые", "Ким", "Черная панна Несвижа", "В сумерках" до сих пор ставят на просторах всего бывшего Советского Союза. Фильм "Белые Росы", снятый по его сценарию, стал воистину народной кинолентой. А в 2002 году заслуженный деятель искусств Беларуси, лауреат Государственной премии СССР, председатель Союза театральных деятелей Алексей Дударев получил высокую оценку своего труда международным жюри — он стал лауреатом премии Союзного государства в области литературы.
— Как бы вы сами представили себя читателям?
— Когда наступает зрелый возраст, уходят всяческие прилагательные и человек остается в чистом виде. Однажды, давным-давно, на одном из кладбищ под Таллином я увидел надмогильную надпись "Георг Отс". И все — больше ничего. Я подумал, что это однофамилец известного певца, но когда спросил у эстонцев, мне сказали, что это он и есть. Тогда я понял, что для человека важно, чтобы его знали, — и все. Неважно, когда он родился, какие имеет звания и так далее. Поэтому я бы представился просто — драматург Алексей Дударев.
— О чем вы больше всего мечтали в детстве?
— Стать офицером. Мне было все равно, кем — летчиком или танкистом. Главное — носить погоны. Желание для меня было настолько сильным, что даже, отслужив в армии, я попросился на курсы офицеров запаса. Правда, офицерские погоны так никогда в жизни и не носил.
— В каких человеческих слабостях вы не можете себе отказать?
— Во всех. Я не пуританин — люблю поесть, выпить, могу полениться. Но я все же стараюсь, чтобы слабости оставались слабостями. Если чувствую, что они приближаются к черте, называемой "порок", становятся опасными для меня и окружающих, — я останавливаюсь.
— Чьим мнением дорожите больше всего в своей работе?
— Мнением тех, для кого работаю, — зрителей. Их реакцию я чувствую. Я могу даже спиной войти в зрительный зал, не посмотреть ни на одного зрителя, не обращать внимание на актерскую игру, но я почувствую дыхание зрителя, его настроение. Мне сразу понятно, есть у него интерес или нет. Вместе с тем я никогда не иду у зрителей на поводу — я всегда иду на пару шагов впереди, зову за собой зрителя. Но никогда не пользуюсь запрещенными приемами для того, чтобы вызвать зрительский интерес, и отношусь с презрением к тем, кто этим занимается на сцене.
— На что не жаль потратить миллион?
— Если это национальные деньги, то, наверное, купил бы хороший принтер к компьютеру сына. Если в некоей европейской валюте, то, признаюсь, таких больших денег у меня никогда не было. Первую половину жизни я прожил очень скромно, вторую, можно сказать, безбедно. Но потратить миллион долларов для меня было бы сложно. Дело в том, что человек должен иметь то пространство, которое он сможет освоить. Мне, например, Зимний дворец и бесплатно не нужен — что я там буду делать? Но если бы вдруг внезапно такие деньги свалились на голову, может быть, положил бы их в банк и организовал стипендию для одаренной молодежи.
— Интеллигентность. Что это такое в вашем понимании?
— Порядочность — в первую очередь. Во всяком случае, интеллигентность к образованности, общественному положению, богатству не имеет никакого отношения. Хотя все же среди образованных порядочных людей больше, чем среди неучей.
— Что для вас легче — подняться в 6 часов утра или лечь спать в 4?
— Дело в том, что в последние лет пять я не сплю с 4 до полседьмого утра независимо от того, во сколько лягу спать. Наверное, это уже возраст. Даже если я лягу спать в 3, все равно проснусь через час-полтора. Начинаю что-то писать или просто лежу.
— Всегда ли вы говорите все, что думаете?
— Стараюсь. Но есть такой афоризм: "Когда говоришь то, что думаешь, думай, что говоришь". Я все-таки его понимаю не как какую-то угрозу, а как напоминание — будь корректным, деликатным в своих высказываниях, потому что кого-то они могут ранить. А во-вторых, ты можешь быть не прав. Поэтому в таких случаях лучше употреблять словосочетания "мне кажется", "по моему мнению" или "может быть, я и не прав...". Даже если ты знаешь, что ты прав, лучше все же перестраховаться.
— Оказало ли влияние на ваш характер созвездие, под которым вы родились?
— Конечно — я родился под знаком Близнецов. Это очень тяжелый знак — я постоянно раздваиваюсь. До сих пор не могу разобраться, что я собой представляю. До обеда могу быть талантливым, после обеда — полной бездарью. И так практически во всем. Хотя, наверное, если бы не было этого раздвоения, я не был бы драматургом. Мне же приходится примерять на себя роли сразу нескольких людей. И убедительно, аргументированно, честно говорить от имени каждого героя. Так что мой знак зодиака помогает, возможно, мне в профессии, но мешает в жизни.
— Кого вы предпочитаете держать в доме — кошку или собаку?
— Это больной вопрос. Дело в том, что в 1997 году, сразу после гибели принцессы Дианы, ко мне на дачу забрела очень красивая лайка. Я не собачник, но когда увидел ее, мне почему-то показалось, что это может быть материализованная душа принцессы Дианы, и я ее оставил себе. Мы назвали ее Дианой. Она была ласковая, красивая, умная. Прожила в моей семье года три. Я иногда брал ее к себе на работу — ее любили все сотрудники. Но однажды, когда я ее привел сюда, в моем кабинете лежало отравленное зерно для крыс. Кто бы мог подумать, что она съест его... Это было настоящей трагедией для всей нашей семьи. После этого я не могу и думать о том, чтобы завести собаку. Диана мне до сих пор снится.
— От кого вы устаете больше всего?
— От толпы. Я не имею в виду гуляющих или идущих куда-то людей на улице — меня утомляет организованная толпа. Праздники, митинги какие-то. Даже, скажу вам странную вещь, если я нахожусь в перерыве спектакля в зрительном зале, мне плохо. Я беззащитен перед людьми. За 15 минут в толпе я устаю больше, чем за час-полтора на сцене. Это относится и к свадьбам, дням рождения, на которых бывает много людей. Поэтому стараюсь вообще не ходить на всякие массовые мероприятия, независимо от того, поддерживаю ли я их или нет. Организованная толпа — это живой организм, который мне не подходит.
Есть ли в жизни вечная любовь?
— Есть, конечно. И любовь, и вера, и надежда. Естественно, я не имею в виду сексуальные отношения. Любят душу — и эта любовь не зависит ни от расстояния, ни от чего-то еще. Просто в жизни каждого человека есть люди, при воспоминаниях о которых ему становится тепло. Не из-за того, что они сделали тебе что-то хорошее, одолжили денег или еще что-нибудь, просто они есть — и этого достаточно.
— Если вы любите путешествовать, то какому виду транспорта отдаете предпочтение?
У-образной надувной лодке из ПВХ. Государственный бортовой номер БМ 16-42. Это моя страсть. Я занимаюсь путешествиями по белорусским речкам с 1997 года. У нас есть своя компания, где у каждого свое звание — от адмирала до боцмана. Моя лодка выдерживает 450 килограммов — это по крайней мере три немелких человека и еще 150 килограммов всяческих продуктов и грузов.
Все началось с мечты о том, что хорошо было бы иметь свою маленькую лодочку. Проплыть по речке, остановиться, разжечь костер, поставить палатку. Мне как творческому человеку достаточно было мечты. Но мой друг, которому я это рассказал, в отличие от меня, человек конкретный. Уже на следующий день он купил лодку, загрузил в нее продукты, и в дождь из-под моста под Столбцами началось наше первое путешествие по Неману. Когда я оттолкнулся от берега — испытал, что такое счастье.
— Кто ваш самый близкий друг?
— Тот, кто мне может простить все: все мои мелкие страсти, пороки, психи, закидоны и прочее. Такой человек есть.
— Верите ли вы во внеземные цивилизации?
— А что в нас такого особого и неповторимого, чтобы выделить нас из числа других? Космос безграничен по времени и пространству, а значит, и по возможностям. Другое дело, что иные цивилизации находятся на таком отдалении, что нам до них не добраться, как, впрочем, и им до нас. И, слава Богу, что они так далеко. Ведь если бы они были где-то на Марсе, то туда бы уже были организованы экспедиции с Земли, которые старались бы наводить там порядок: устанавливать демократию или спасать угнетенные народы от марсианского империализма.
— Ваш идеал женщины?
— Это мама, то есть женщина, которая в мужчине видит ребенка, несмотря на то, что у него и плечи пошире, и силы побольше. Таких женщин, к сожалению, мало. Вот поэтому мы — мужики — и плохие.
— Как вы проводите свой отпуск?
— Для меня поездки в санатории, "на юга", за границу допустимы дня на два — пока не отосплюсь. Потом это превращается в работу — я там жутко устаю. Впрочем, когда я путешествую на лодке, прихожу из похода физически вымотанным до такой степени, что каждый раз себе говорю: пропади оно пропадом, больше никогда не пойду! Но уже на следующий день начинаю заглядывать в карту, готовиться к новому путешествию.
— Чего нельзя прощать даже лучшим друзьям?
— Лучшим друзьям прощать надо все. Бывает, что человека может "заносить", но если он может откорректировать свое поведение, ему надо дать шанс. Хотя, что касается лично меня — я не смогу простить, когда меня используют, считая дураком. Я просто уйду от такого человека.
— Что такое, по-вашему, лень, а что — душевный покой?
— Душевный покой зарабатывается тяжелым трудом, лень же дается бесплатно. Я очень часто оставляю на завтра то, что можно сделать сегодня, позволяю себе лениться. Творческие люди, как правило, объясняют это тем, что ждут вдохновения. Но это неправильно — вдохновение приходит лишь к тому, кто работает.
— Если у вас есть свой огород или дачный участок, то какие овощи и фрукты нравится выращивать?
— Лук, чеснок, петрушку люблю выращивать. Все остальное — ненавижу. У меня в Логойском районе дача, я там собрал со всей округи валуны и заложил альпинарий. Если бы всю энергию, которую я на это потратил, пустить на выращивание овощей и фруктов, хватило бы для целой овощной базы. Но мне нравится делать то, чем я зажжен.
— Стань вы главой государства, что бы вы сделали в первую очередь?
— Объявил бы себе импичмент. Политика, как и всяческие другие сферы человеческой деятельности, требует способности, одаренности, таланта. Но в политике эти границы размыты, поэтому многим кажется, что туда может попасть любой, к сожалению.
— А врагов вы себе успели нажить?
— А зачем их наживать? Они сами начинают размножаться как грибы после теплого дождя, как только человек становится более-менее заметным. Поверьте, для того, чтобы у меня появились враги, я не повел даже бровью. Но в творчестве, да и во всем другом так: если у тебя что-то получается, ты просто раздражаешь тех, у кого этого нет. Это неплодотворное чувство. Меня, слава Богу, оно обошло — чужие успехи меня только радуют. Даже в том случае, если человек меня обошел, — такое тоже было. Не завидуй — радуйся! Твое время придет. А не придет, значит, так надо.
— Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?
— Я не отматываю назад, ничего не моделирую. Я вообще мог не родиться — отца могли тысячу раз убить на войне. Я никогда не думал, что могу стать драматургом. Но в детстве всегда любил что-нибудь придумать, сочинить какую-то небылицу на ходу.
— Чего вам лично больше всего недостает сегодня в жизни?
— Уверенности в себе. Я понимаю умом, что можно быть уверенным в себе, ведь я кое-что уже сделал в жизни. Но понимать — это одно, а чувствовать — другое.
— Когда вы в последний раз хохотали от души?
— Ровно год назад мы с другом разыграли своего товарища. Довольно удачно. Но в итоге переиграли и я сам на себя обиделся. Есть какие-то вещи, с которыми надо обращаться деликатно.
— При каких обстоятельствах вы познакомились с нашей газетой?
— Когда я заканчивал школу, в "Советской Белоруссии" на последней странице была рубрика "Куда пойти учиться". А вообще, я стараюсь не читать газеты, даже когда пишут обо мне. Я не способен переваривать большое количество информации — она действует на меня, как толпа, о которой мы уже говорили.
— Как вы относитесь к наблюдению А.П.Чехова, что на свете нет ничего страшнее, чем провинциальная знаменитость?
— Провинциальная знаменитость быстро осваивает свое пространство — деревню, район. И на этом останавливается. Непровинциальная же знаменитость это пространство постоянно расширяет. И дело даже не в том, что ей хочется быть известным не только в своей деревне — она просто работает и добивается этого. И в том и в другом случае самое страшное, когда человек, почувствовав себя знаменитостью, начинает все вокруг себя сжигать — на это больно смотреть. Антон Павлович, наверное, как врач относился к этому, как к болезни, причем неизлечимой.
— Помните ли вы свое детское прозвище?
— Ко мне они как-то не прилипали. Но одно помню. В детстве я был маленький, худой, но голова была большая. Однажды отец стриг меня и говорит: "Пока твой гектар обойдешь..." Это услышали соседские пацаны. И меня стали называть "Гектар". Вот так, сам того не желая, отец дал мне прозвище.
— Не рискнете предсказать, какие перемены ожидают нашу страну через год?
— Очень боюсь, что через год не все наши сограждане смогут рассчитываться за жилье. Я общаюсь с людьми скромного достатка и вижу, как им тяжело уже сейчас, — особенно пенсионерам. В то же время убежден, что суверенитет страны через год укрепится, во всем наступит определенность. Для меня как патриота это отрадно.
— Где вы чаще всего встречаетесь с друзьями?
— Я не хожу по всяким бильярдным и боулинг-клубам, не могу долго выдержать в ресторане. Люблю просто посидеть в спокойной обстановке с друзьями, обсудить планы, поговорить по душам.
— В какой стране вам хотелось бы побывать и почему?
— Не поверите, но сегодня мне не хочется побывать ни в какой стране. Я был в Америке, Китае, Индии. Не раз посещал Париж, Лондон. Если скажу, что хочу в Японию, — совру. Может быть, оттого, что сегодня все можно увидеть по телевидению, а может быть, это черта характера. Но я все чаще прихожу к мысли, что для меня лучше Беларуси нет и быть не может.
— А какие книги, по-вашему, надо прочесть всем и почему?
— Новый Завет обязательно. Еще желательно Коран, Тору. Хотя бы основные постулаты духовных книг.
— У кого конкретно и что именно вы спросили бы в первую очередь, будь у вас такая возможность — пообщаться с самыми интересными личностями нашего времени?
— Что особенного могут сказать Пугачева, Николсон, Джексон? Вопросы надо задавать самому себе. И самому надо на них отвечать, используя весь накопленный человечеством опыт. А надеяться на то, что кто-то знает больше и подскажет, что делать, нельзя. Мы слишком привыкли уповать на кого-то, снимая с себя ответственность. Но каждый человек может сказать лишь то, что ему кажется. А это не истина.
— Вы хорошо знаете свою родословную?
— Определенно знаю, что по мужской линии моя фамилия не Дударев, а Циркун. Где-то в середине XIX века, когда была перепись населения по хозяйствам, один из моих предков, который был в примаках, назвал фамилию жены — Дударев. Так и повелось.
А вообще, я считаю, что родословную, конечно, надо знать, но заслуги предков не имеют никакого отношения к тебе.
— Самый счастливый день в вашей жизни?
— Определить конкретный день очень трудно, как и сказать, что такое счастье. Наверное, когда я поступил в театрально-художественный институт. Звезды расположились тогда удачно — я сдал все на "пятерки" и неожиданно для себя вмиг стал студентом.
— Есть ли у вас любимое занятие, помимо основного рода деятельности?
— Это подготовка оснастки для путешествий. Вот скоро надо ехать в инспекцию по маломерным судам — проходить техосмотр. Что-то придумываю, шью паруса. Может, со стороны это кажется ребячеством, но мне это нравится.
— Что вы чувствуете в обществе молодых людей?
— Желание пойти в свою компанию. Мне приходится общаться с молодыми: в театре, дома, когда к сыну приходят друзья. Я общаюсь по мере необходимости, но не тянусь за молодежью.
— Как часто и по какому поводу вы бываете недовольны собой?
— Я самоед. Бываю недоволен собой и по поводу, и без повода — это черта характера и с этим ничего нельзя поделать. Когда все получается, я испытываю удовлетворение, но никогда не бываю доволен собой. Я Чехова читал — вот он имел право быть довольным собой.
— Рок-музыка, это надолго? По-вашему...
— Я бы хотел, чтобы ненадолго. Рок-музыка — это борьба гармонии с какофонией, воздействие примитивными методами на человеческие рецепторы. Моцарт, Бах, Пахмутова соблюдали гармонию. Рок-музыканты же просто "лабают", как будто металлом по стеклу или бумажкой по намазанной мелом доске. То, что это кому-то нравится, — не аргумент. Рок-музыка разрушает человека точно так же, как непомерная доза алкоголя, сигареты, наркотики.
— Ваше любимое блюдо...
— Сало.
— Футбольная команда...
— "Динамо" (Минск) 1982 года. Они не играли, а творили, даже когда проигрывали.
— Танец...
— Вальс. Хотя лично я танцевать не люблю.
— Газета...
— Я не читаю газет.
— Музыкальное произведение...
— Люблю Моцарта и Свиридова.
— Запах...
— Люблю, как пахнут флоксы.
— Цвет...
— Чистого неба.
— Время года...
— Позднее лето — ранняя осень.
— Погода...
— Туман.
— Цветы...
— Мне нравится, когда они растут.
— Наряд...
— Я очень неравнодушен к женщинам в форме: стюардессы, медсестры, милиционерши...
— Праздник...
— Рождество.
— Можете назвать то место на Земле, которое вам всего милее?
— Вы будете смеяться, но это Полтавщина. Почему? Не могу объяснить. Я никогда не жил там, лишь однажды по дороге на юг заночевал там возле какого-то озерца. Рядом беленькие хатки, высокая кукуруза. Потом, когда уезжал оттуда, увидел указатель — "Диканька". Может быть, это связано с любовью к произведениям Гоголя, может, с чем-то еще — не знаю...
— Часто ли вам приходится одалживать у кого-то деньги?
— Слава Богу, нечасто. Но если приходится это делать — я сильно мучаюсь. В то же время, когда у меня нет денег, даже если они мне не нужны, мне плохо.
— Каково ваше отношение к конкурсам красоты?
— Мне всегда жалко победительниц, которых просто начинают использовать как товар. Когда красота становится товаром, она приобретает какой-то нехороший оттенок.
— Верите ли вы в изречение: "Все, что ни делается, все к лучшему"?
— Обычно это говорят, когда происходит что-то не очень хорошее. Данное изречение в этом случае звучит как утешение. Но мы никогда не знаем, плохо или хорошо то, что произошло. В моей пьесе "Палачанка" есть такое рассуждение. Человек говорит: "Привалило счастье: сын ногу сломал". У него спрашивают: "Так какое это счастье?" Он отвечает: "А сына из-за перелома не взяли в гребцы. Те, кого взяли, поплыли и утонули".
— Как вы заботитесь о собственном здоровье?
— Забочусь только тогда, когда прижмет. У меня проблемы с сердцем, а последний раз я был у врача года два назад. А недавно позвонил, она тут же спрашивает: "Что случилось?" Когда узнала, что ничего, не поверила: мол, вы просто так не звоните. Это от неорганизованности, и так делать нельзя.
— Летаете ли вы во сне?
— Бывает, но все реже и реже. Наверное, земное притяжение сильнее стало с возрастом.
— Когда у вас плохое настроение, вы что делаете?
— Жду, когда это пройдет, — бороться с этим я не умею. На этот счет есть такая притча. Умирая, старик оставил своему сыну два конверта: синий — на случай, когда сыну будет плохо, и красный — когда будет все хорошо. Когда у сына все было хорошо, он вскрыл красный конверт и увидел там написанные отцовской рукой слова: "Пройдет, сынок". Через много лет, когда у сына наступило тяжелое время, он вспомнил об отцовском завещании — на него лишь была надежда. Вскрыв конверт, он прочел все ту же надпись: "Пройдет, сынок".
— Вы часто пишете письма?
— Это для меня жуткое наказание — я не могу связать двух слов, когда сажусь писать письма. Может быть, это потому, что за свою жизнь я слишком много исписал бумаги.
— Верите ли вы в лучшее будущее наших детей?
— Мне кажется, что жизнь у них будет более устроенная, чем у нас. Естественно, всеобщая гармония не наступит. Земля — это не то место. Но то, что лучшее будущее связано с верой, — это бесспорно. Появится вера — все станет лучше.
— Что из своего творчества вы готовы цитировать каждый день?
— Из "Белых Рос". Написано более 20 лет назад. Цитирую
— "Нет, — сказал князь. — Меня эти люди не предадут... Потому как в этом селе живут белые россы".
— А почему белые? Что, у нас тогда рыжих или лысых не было?
— Белые — это значит чистые... Верные... Свои...
Цитирую и буду цитировать!