"Лістапад" откуковал



29 ноября в Минске финишировал 9-й по счету кинофестиваль "Лiстапад", преподнесший один сомнительный сюрприз: Гран-при стал приз белорусского президента, который раньше был лишь спецпризом. Приз же зрительских симпатий, считавшийся до сих пор главной наградой "Лiстапада", отныне переходит в разряд "вторых главных" призов (в этом году обеих "главных" наград удостоен фильм "Кукушка" А.Рогожкина). Таким образом Лукашенко, ни разу не побывавший на "Лiстападзе", окончательно "приватизировал" еще и кинематограф.





Нынешний "Лiстапад" порадовал и в очередной раз разочаровал. Порадовал тем, что кино, причем хорошее, на постсоветском пространстве по-прежнему снимается. Собственно, зрительские симпатии выстроились в следующем порядке: "Кукушка" А.Рогожкина, "Любовник" В.Тодоровского, "Прикованный" В.Рыбарева, "В движении" Ф.Янковского, "Займемся любовью" Д.Евстигнеева и т.д. — по нисходящей. И хотя минские зрители в первой пятерке лидеров, как правило, называют картины действительно талантливые, однако и на старуху бывает проруха. Так, на наш взгляд, сомнительно попадание в тройку лидеров "Прикованного" (совместное производство "Ленфильма" и "Беларусьфильма"), потому как в программе были картины гора-аздо более достойные. Но, должно быть, дала знать о себе национальная, порой странно понимаемая "гордость" — хоть и такое кино, зато свое. Кстати, "Прикованный" в результате получил "бронзу" "Лiстапада" ("Любовник" соответственно "серебро"). Хотя "Прикованному" светило место не выше 4-го, потому что показанный в день закрытия фестиваля "Дом дураков" шел уже вне конкурса — картину не успели вовремя привезти. А жаль, поскольку эта картина Андрея Кончаловского, думается, могла бы получить Гран-при именно зрительских симпатий. (Однако, с другой стороны, президент "Лiстапада" Ростислав Янковский заявил, что лично он, выделяя фильм своего родственника Филиппа Янковского "Антикиллер", "пришел в восторг" от картины "Бо Ба Бу" А.Хамраева, занявшей в зрительском рейтинге лишь 9-е место.)





В целом же программа была действительно выше всяких похвал. Неслучайно Ростислав Иванович, охарактеризовав все фильмы как "амбициозные", констатировал, что нынешний фестиваль был "интереснее и мощнее предыдущих". В свою очередь, президент группы компаний "Кинотавр" Марк Рудинштейн заметил, что собрать такие картины на одном фестивале даже в России не всегда удается. "Эта программа — пальчики оближешь!" — признался Марк Григорьевич.





Разочаровал же "Лiстапад" сразу по многим позициям. Прежде всего, огорчила организация фестиваля и работа со СМИ. Мы уже писали о том, что редко когда удавалось поговорить с авторами той или иной картины: по воле организаторов они сложа руки не сидели — куда-то постоянно ездили, с кем-то встречались. Впрочем, туда, куда направлялись приглашенные актеры и режиссеры, журналистов не звали. Однако даже актер Леонид Мозговой в разговоре с заметил, что на подобные "рандеву" (обозначены они были в программе как "творческие встречи с участниками МКФ на промышленных предприятиях, в вузах") чаще приходят люди, не знающие ни, положим, Сокурова, ни его фильмов. Но таким образом организаторы, вероятно, действовали в духе советского бюро пропаганды: кино — в массы.





Во-вторых, уже в который раз смущают "лiстападаўскiя" претензии на чрезмерный и неоправданный пафос. Скажем, приезжает замечательный актер Валерий Золотухин, выходит на сцену во время открытия фестиваля, исполняет одну песню и… исчезает из поля зрения. Между тем в программе кинофестиваля нет ни одной картины с его участием. Пример с Золотухиным — не единственный. Очевидно, без свадебных генералов никак не обойтись. Но в большинстве случаев они как приехали, так почти сразу и уехали. И уже непонятно: а был ли мальчик? К тому же, насколько нам известно, ничто даром не делается. В буквальном смысле. Да и, кроме того, зная список заявленных и не доехавшх до Минска гостей, становится очевидным, что минский кинофестиваль не слишком-то котируется даже в России. Вот, пожалуйста, неполный список тех, кто будто бы должен был появиться в Минске: А.Кончаловский, Ю.Высоцкая, Е.Михалков-Кончаловский, С.Шакуров, Е.Сидихин, А.Рогожкин, А.Балуев, Д.Евстигнеев, М.Ефремов, Ф.Янковский, Н.Русланова, Е.Стеблов, Ф.Бондарчук и др. Никого из них не было. Более того — порой фильмы в отсутствие членов съемочных групп представляли сами организаторы.





И — самое главное. "Лiстапад" стал-таки мероприятием скорее политического, нежели кинематографического значения, поскольку главный приз отныне — президентский "За гуманизм и духовность в кино". Дискредитация "Лiстапада" полная, поскольку, по большому счету, уже неважно, как проголосуют зрители — важно, как "проголосует" президент. А ведь Гран-при зрительских симпатий был визитной карточкой минского фестиваля. Но очевидно, что государство, практически не производящее собственной кинопродукции, всячески стремится подмять под себя фестиваль. Ведь кто только теперь ни значится в его учредителях — и минкультуры Беларуси и России, и Минский горисполком, и Постоянный комитет Союзного государства, и Национальная гостелерадиокомпания! Удивительно только, что Лукашенко не был ни на одном из фестивалей — лишь шлет президентские послания. И символично, что уже во время итоговой пресс-конференции Марк Рудинштейн заявил буквально следующее: "Фестиваль — это все-таки довольно профессиональное дело. У нас тоже на фестивале есть призы президента, но это поощрительные вещи. В мировом сообществе среди кинематографистов главным призом все же считается приз профессионалов. А приз президента — это его личный приз, это лично его ощущения и больше никого". После такого недвусмысленного выступления мы обратились сразу к двум президентам — Марку Рудинштейну и Ростиславу Янковскому:





— Марк Григорьевич, что бы вы сделали, если бы российское государство, подмяв под себя "Кинотавр", учредило бы в качестве главной награды приз президента?





— Тогда я никогда бы не был руководителем "Кинотавра". Никогда. Государство не имеет права этого делать. И я надеюсь, что хватит ума и вашему президенту, и нашему никогда не подминать под себя то, что подмять нельзя — чувства, эмоции, профессионализм. В противном случае речь идет о тоталитарном государстве. И если бы это случилось… Кстати, это все-таки случилось у меня в стране — в результате 45 лет меня никто не знал. А когда страна изменилась, только тогда я смог что-то сделать. Однако я все-таки прожил 45 лет в стране, в которой жить теперь не хотел бы.





— Ростислав Иванович, а вы как считаете: справедливо ли, что президентский приз стал главным?





— Ну-у, понимаешь, у него есть свой девиз — "За гуманизм и духовность". В этом отношении он, конечно, главный. Но все-таки он… спецприз. К тому же утверждается по решениям председателей сразу нескольких жюри — Александр Григорьевич в данном случае сам ничего не решает.





— Но, на ваш взгляд, не приобретает ли "Лiстапад" все более политический оттенок?





— Не-ет! Ни в коем случае. Какой же политический оттенок, если решение принимают председатели жюри? Президент же ничего не диктует…





В обоих случаях, как говорится, комментарии излишни.





P.S. Жюри кинопрессы присудило следующие призы: за лучшую женскую роль — актрисе Анни-Кристине Юссо ("Кукушка") и за лучшую мужскую роль — Микаэлу Погосяну ("Симфония молчания"). Приз за лучшую режиссуру решением жюри кинематографистов отдан Филиппу Янковскому ("В движении").





Сергей ШАПРАН, "Белорусская деловая газета"