Осень патриархов



Кирилл ПОЗНЯК



Взаимоотношения власти и творцов всех времен и народов были непростыми. Но только этим извечным фактором весь негативный фон, который постоянно присутствует при общении белорусских властей и писателей, объяснить нельзя. Морально-политическое противостояние усугубляется политикой дебелорусизации, оскорбляющей национальные чувства мастеров пера.





Белорусские писатели недовольны как общим политическим курсом властей, особенно внутри страны и особенно в сфере культуры, так и подчеркнуто негативной личной позицией президента по отношению к писателям и в целом к интеллигенции (при общих словах о важности культуры и уважении к творцам). В списке претензий обиженной литературной элиты — и угроза суверенитету страны, исходящая от интеграционного заигрывания с Россией; и фактическая дискриминация белорусского языка, прикрытая, словно фиговым листком, формально закрепленным билингвизмом; и передача Дома литератора от Союза писателей под юрисдикцию Управления делами президента; и эмиграция известных во всем мире белорусских писателей.





Язык титульной нации вытесняется из всех сфер жизни, начиная с системы образования. Например, в почти двухмиллионном Минске всего лишь 13 белорусскоязычных школ и гимназий (из 237), при этом нет ни одного высшего учебного заведения, где преподавание хотя бы наполовину велось по-белорусски. А с этого учебного года в школах отменен обязательный экзамен по белорусской литературе. В ситуации, когда в стране абсолютно не пропагандируется белорусский язык и литература, а скорее напротив, вокруг них создается некая полоса отчуждения, этот экзамен являлся одним из стимулов приобщения молодых белорусов к родной литературе.





Писатели сетуют, что негативный пример игнорирования белорусского языка и литературы подается народу с самого верха. Президент даже как-то сказал неосторожно, что на белорусском языке, в отличие русского и английского, нельзя выразить ничего великого.





Кстати, за 8 лет правления по-белорусски Лукашенко выступал публично всего только четыре раза, однако он часто использует родной язык, когда саркастически говорит о белорусской оппозиции. Что касается интереса президента к литературе, то сразу же вспоминается, как Александр Лукашенко в этом году на ток-шоу "Свобода слова" российского телеканала НТВ рассуждал о стихах Василя Быкова…





Впрочем, белорусские писатели тоже в карман за словом не лезут. Достаточно вспомнить хотя бы поэму-памфлет "Лука Мудищев — президент", написанную анонимом еще в самом начале президентства Лукашенко. Прокурорское разбирательство по этому поводу ни к чему не привело. Кроме того, в интернете предостаточно весьма обидных анекдотов, притч и эпиграмм, авторы которых также не щадят героя. Но с другой стороны, это обычный удел правящих политиков, так что нужно учиться реагировать адекватно.





Если писатели в пикировке с властями могут использовать только слово, да и то мизерными тиражами, то у режима для управления процессами в среде творческой интеллигенции в наличии широкий и действенный арсенал средств. И используется он по формуле, озвученной Александром Лукашенко на встрече с писателями еще в 1998 году: "Я буду вас поддерживать, но только на основе взаимности".





В последнее время взят курс на тотальное вытеснение неугодных литераторов из учреждений культуры, подведомственных государству. Яркий пример — создание издательского холдинга "Литература и искусство" на базе одноименной газеты, а также пяти журналов — "Крыніца" ("Родник"), "Неман", "Всемирная литература", "Маладосць" ("Молодость") и "Полымя" ("Пламя").





Директором холдинга неожиданно был назначен депутат Палаты представителей Сергей Костян, человек явно некомпетентный в особенностях литературного процесса и к тому же известный ретроград, исповедующий панславизм. Его заместителем стал также далекий от литературы Евгений Новиков, ранее известный в качестве ведущего злых пропагандистских передач на Белорусском телевидении. Приход этих двух апологетов политики Лукашенко, а также отставки почти всех главных редакторов в литературно-художественных изданиях холдинга белорусские писатели восприняли весьма болезненно. Ответом на такие преобразования, которые тут же окрестили "костянизацией", стали массовые писательские демарши. Творческие сотрудники увольнялись целыми редакциями, а многие писатели объявили холдинговым журналам бойкот и забрали ранее предложенные туда произведения.





Целями создания холдинга "Литература и искусство" были названы популяризация белорусской литературы и выведение литературно-художественных изданий на режим самоокупаемости. С тем, что сокращение кадров в рамках холдинга целесообразно, никто и не спорил: штаты в названных изданиях действительно выглядели чрезмерными. Но как можно поднять тиражи этих журналов, не публикуя в них произведения Василя Быкова, Рыгора Бородулина, Сергея Законникова, Нила Гилевича? А ведь именно этих "политически отсталых" писателей призвал подвергнуть остракизму литератор-славянофил (он же главный редактор "Информационного вестника Администрации президента Республики Беларусь") Эдуард Скобелев. По большому счету озвучена часть "черного списка", и насколько он сегодня широк, остается только догадываться.





Многие ушедшие из холдинга литераторы пока остаются безработными, кроме того, им негде печататься. Поэтому в писательских кругах с нетерпением ожидают появления двух новых журналов. Их созданием сейчас занимаются бывшие главный редактор журнала "Полымя" Сергей Законников и его заместитель Борис Петрович. Но и эти гипотетические пока издания не станут безразмерными, поэтому довольно велика вероятность, что элементарная необходимость кормить семьи заставит многих писателей вернуться в холдинг.





Впрочем, ради справедливости нужно отметить, что недостатка кадров (по крайней мере, количественного) в холдинге нет. В Беларуси хватает литераторов, в той или иной степени поддерживающих власть или просто из каких-то соображений сотрудничающих с ней. Это и те, кто охотно занял вакантные места в холдинге "Литература и искусство", это и сенатор-писатель Николай Чергинец, и сочиняющий стихи начальник идеологического управления Администрации президента Иван Корендо, и директор Института литературоведения Академии наук Владимир Гниломедов, и еще ряд деятелей.





Видимо, именно с их помощью вслед за своеобразной репетицией в литературно-художественных журналах власть планирует реализовать свои интересы в Союзе писателей Беларуси, который переживает сейчас, наверное, самые тяжелые времена за 70 лет существования. Уместно будет вспомнить, что Союз писателей и создавался в советское время для контроля над писательским миром. Потом, с распадом СССР, началась относительная вольница, а теперь история повторяется.





На 24 сентября запланировано проведение сразу двух альтернативных съездов Союза писателей Беларуси. Ожидается раскол этой организации на два объединения — лояльное и нелояльное к режиму Александра Лукашенко. Один съезд инициирован председателем пока еще единого Союза писателей Ольгой Ипатовой и должен пройти в Доме литератора, второй в Государственном академическом театре имени Янки Купалы с приглашением туда Александра Лукашенко собирает группа литераторов во главе с Владимиром Гниломедовым.





Если произойдет раскол, то жизнеспособной окажется, видимо, только та часть писательской организации, которая не станет ссориться с властью. Ведь тогда не будет проблем с финансами. Сегодня же Союз писателей без Дома литератора не имеет возможности зарабатывать на аренде, а потому по уши в долгах.





А пока, стараясь перетянуть на свою сторону как можно больше писателей, власти в последнее время сделали в их сторону несколько реверансов. Так, например, посещая 22 августа спорткомплекс "Раубичи", президент Лукашенко сказал следующее: "В каждом обществе есть оппозиция, в том числе и <со стороны> творческой интеллигенции… Поэтому есть и у нас оппозиция, и в ее числе — определенная часть творческой интеллигенции. Я с уважением к ним отношусь. Это в основном несколько там писателей, которые были сторонниками супернационалистического курса нашей страны. Я считаю, что национализм в Беларуси не приживется. Я еще раз хочу подчеркнуть: я с пониманием отношусь к их позиции, я ее учитываю; хотел бы я этого или не хотел, они — часть нашего общества. И только бестолковый президент не будет учитывать и прислушиваться к тем голосам, которые порой раздаются с той или с другой стороны. Просто мы можем делать вид, что мы их не замечаем, но я их очень хорошо слышу". Вскоре последовала отставка Сергея Костяна с должности директора холдинга "Литература и искусство", что многие расценили как шаг правительства навстречу писателям.





Этой осенью мы узнаем, насколько инженеры человеческих душ поддаются иллюзиям.