Финалистка «Битвы экстрасенсов» наказала президенту Беларуси долго жить

«Перемены нужны всегда. Невозможно ходить в одних и тех же штанах долго, вы вырастаете — штанишки становятся короткими...»

В воскресенье, 21 сентября, Минск посетила финалистка 13-го сезона «Битвы экстрасенсов», мастер духовных практик Фатима Хадуева. Отвечая на вопросы Naviny.by, популярная ясновидящая рассказала, как помогает инвалидам, порассуждала о необходимости перемен в Беларуси, предположила, кто может помочь в урегулировании украинского конфликта, а также поделилась воспоминаниями о войне в Чечне.

Фатима ХадуеваФатима Хадуева родилась 16 января 1972 года в Махачкале, Республика Дагестан. Является мастером духовных практик, обладает даром яснознания, целительства.

По собственному признанию, впервые поняла свое восприятие устройства мироздания в 5-6 лет, а с 10-12 лет начала испытывать постоянную головную боль, которая проходила при изучении естественных наук, теософии, философии и занятиях восточными единоборствами (Фатима выполнила норматив КМС по дзю-до). С 14 лет будущая ясновидящая начала изучать медицину, получив позднее диплом. В 16 лет всерьез увлеклась изучением религий народов мира. Сказания, притчи, былины и легенды всех стран стали для нее кладезем знаний.

В 2013 году Фатима Хадуева принимала участие в 13-м сезоне телешоу «Битва экстрасенсов». Заняла только четвертое место, но приобрела невероятную популярность.

Когда обыватель слышит слово «экстрасенс», скорее всего, он представляет себе личность, способную читать мысли, искать пропавших людей или общаться с мертвыми. Раньше мы читали об экстрасенсах в книгах, удивлялись их возможностям в кинофильмах или сериалах. Телешоу «Битва экстрасенсов» позволило понять, что такие люди живут среди нас и, судя по количеству участников, их немало.

Как немало и желающих обратиться к экстрасенсам за помощью. К Фатиме Хадуевой тоже, можно сказать, выстраиваются очереди. Среди ее клиентов есть и знаменитости, но из этических соображений она, конечно, не называет их имена.

Часто приходят те, кто не может заплатить за помощь, хотя в этом отношении позиция ясновидящей достаточно четкая — каждый труд должен быть оплачен. «В конце концов, вы же не будете убирать бесплатно листья или мыть полы? Так и с экстрасенсами. Это работа» — говорит ясновидящая.

Но, несмотря на постоянные разъезды, съемки и прочие экстрасенсорные дела, Фатима успевает помогать не только тем, кто приходит к ней, но и тем, кто сам за помощью обратиться не может. Например, детям-инвалидам.

— Я объясняю детям с ограниченными возможностями, что нужно не принимать просто подарки от людей и их жалость, — объясняет собеседница. — Поступаю так, чтобы они научились что-то делать, производить — работать руками и головой. Мы участвовали в мероприятии, где продавали вещи, сделанные такими детьми — очень качественно и интересно. Их просто нужно социально адаптировать. Это первое. Второе — то, что мне интересно и чем я занимаюсь: пытаюсь донести людям, что всё в человеке и всё для человека. Концентрируюсь на таких понятиях, как народное хозяйство, природные ресурсы, экологическая форма жизни, начиная от мебели и питания. Это важно, чтобы народ задумался: мы можем позволить себе есть, жить по-настоящему, не убивая свой организм. Это получается, народу нравится. Я восхищена вашей молочной продукцией. А еще я приехала к вам за картошкой.

— А что, белорусская картошка — какая-то особенная?

— Я росла в горах, там другая природа. У нас очень вкусный картофель и капуста. Но это горный картофель. А у вас картошка равнинная. Она вкусная, понимаете?

— Вы тоже журналист, были на Чеченской войне. Помогал ли вам ваш дар?

— Вы должны понимать, что война — это игра дядечки и еще одного дядечки. К обычным людям она не имеет никакого отношения. Просто кто-то дает клятву, кто-то обещание, кто-то принимает присягу. Все — просто участники этих событий, по воле либо по неволе.

Дар, который был, есть и, надеюсь, будет, помогал мне чувствовать, что нужно сделать, чтобы избежать опасности как для себя, так и для своей съемочной группы. Он мне помогал так вести переговоры, чтобы получить ту информацию, то решение, которое было важно не только для моего репортажа, но и для тех людей, за которых мы переживали, за тех же журналистов.

Если у человека есть внутри сила духа и он честно идет до конца, он также может считать, что у него есть дар и он может вести переговоры. Такой случай был с Радуевым (Салман Радуев — один из наиболее известных представителей чеченских террористов времен первой и начального этапа второй чеченских войн, организатор ряда громких терактов на территории России. — Naviny.by), когда освобождали омоновцев. Собрались журналисты всех российских каналов, но освобождение происходило не в этой точке, а в нескольких километрах от того места. У ребят не было машины, чтобы ехать. Я — женщина, журналист, на чеченской территории, разворачиваюсь и, понимая эту силу духа, смотрю на Радуева и говорю: «Салман, у тебя что, нет машины, чтобы отвезти журналистов?». Тишина была такая, что все слышали, как передернулись курки. И что вы думаете — дар помог или сила духа? Конечно, Салман сказал: «Как это у меня нет? У меня есть всё!». А я говорю: «И ты отвечаешь за безопасность на твоей территории». И он повез всех журналистов туда, куда нужно.

— Ситуация в Украине до сих пор вызывает много споров. Люди не могут понять, кому верить. Российские телеканалы показывают одно, украинские — другое. Будучи экстрасенсом, вы знаете правду?

— Я стою над этой ситуацией. Знаю причину всего этого и знаю, для чего все это. И если вы проследите все мои перемещения, вы увидите, как часто я перед этими событиями была в Киеве, на Украине. Там звенело всё вот этой формой разрушения. Когда что-то целое рушится, это всегда больно и страшно. Но так сложилось…

Есть две стороны одной медали и есть такое понятие — каждый кулик свое болото хвалит. У каждого человека есть только свое видение той ситуации, которая есть. Истину вы сможете узнать только тогда, когда вы там находитесь, когда вы там внутри. Вот то, что вы потрогали, это и есть правда.

Все зависит от того, кто передает информацию и какая задача стоит. Информационная война — самая тяжелая война. Можно выиграть любой рукопашный бой, можно пойти стенка на стенку, но информационная война — она настолько формирует сознание людей, что мы становимся реальным мясом.

Поэтому я прошу людей: делайте только свои оценки ситуации. Очень много лжи, очень много манипуляций. А манипулируют обычными судьбами людей. Я знаю, я каждый день на проводе. И с одной стороны, и с другой у меня есть близкие люди. Мне страшно другое: семьи разрушаются, когда родители говорят одно, а дети — другое. Разные точки зрения. Агрессивности много на пустом, без знаний.

— Но почувствовать то, как решать такие проблемы, вы можете?

— Все очень быстро решится, если найдется человек, который возьмет на себя ответственность захотеть остановить это. Это решается вот так (щелкает пальцами). Вы знаете, что контракт сам по себе либо договор подписывается меньше минуты. Но сколько времени идет на подготовку и реализацию этого контракта. Поэтому это необходимо сделать только одним щелчком. Просто нужно принять решение, а решение пока никто не может принять.

Фатима Хадуева

Надо отметить, что в Беларуси было принято очень важное решение для многих семей. Пусть это временное или не временное, но перемирие. Вы теперь должны хоть немножко посмотреть, как важны события, которые происходят на вашей земле.

— Александр Лукашенко руководит Беларусью уже более 20 лет. Вы чувствуете, что нашей стране нужны перемены?

— Перемены нужны всегда. Невозможно ходить в одних и тех же штанах долго, вы вырастаете — штанишки становятся короткими. Но вы же маму и папу от того, что они стареют, не выкидываете. Вы просто покупаете другую одежду, перешиваете, делаете ее более комфортной и удобной. Мое мнение, мое ощущение, а чувствую я только душой и сердцем, что вашей республике необходимо еще как можно дольше оставаться при нынешнем президенте.

Пусть мое мнение будет субъективное. Я никогда его (президента. — ред.) не видела, никогда не слышала, но энергетически ощущаю, что стабильность, которая есть у вас сейчас, плохая для вас или хорошая, — она сейчас лучшее, что может быть. Всегда говорят: хорошо там, где нас нет. Поверьте, у вас хорошо.