Рома Зверь написал книгу о бухле и другом

Мы с ней гуляли по разным местам, выпивали — и я вспоминал, а она...

 

Лидер группы "Звери" Рома Билык написал книгу о своей жизни — своего рода автобиографию под названием "Дожди-пистолеты".

О причинах, вызвавших у него желание написать книгу, Роман рассказывает на ее форзаце: "Газеты пишут обо мне столько небылиц, что я уже устал их опровергать и доказывать, что белое — это белое, а черное — это черное. Журналисты приезжают, задают мне вопросы, внимательно слушают, записывают, а потом выходят статьи, в которых от правды остались какие-то крохи. И это самые добросовестные журналисты. Остальные поступают еще проще — никуда не едут, ничего не спрашивают, берут из головы и сдают в печать. Бороться с этим невозможно. Журналистам нужны тиражи, а не правдивая информация. Пускай они занимаются своими тиражами, а я решил написать о себе сам".

Рома Зверь

"Дожди-пистолеты" — первая книга из двух, задуманных Ромой. В первой части Рома рассказывает обо всем, что происходило с ним до приезда в Москву. Во второй, соответственно, о покорении столицы. Шокирующие подробности и раскрытие всей подноготной российского шоу-бизнеса будут готовы только к концу 2007 — началу 2008 годов. Пока же нам приходится довольствоваться "Дождями-пистолетами" с 50-тысячным тиражом.

Первую книгу Рома писал не один: "Просто общался с одним человеком, — признался фронтмен "Зверей". — Мы с ней гуляли по разным местам, выпивали — и я вспоминал, а она записывала на диктофон". Имя девушки Рома не раскрывает по ее личной просьбе. Почему барышня захотела оставить свое имя в тайне остается только догадываться…

Через 255 страниц откровений Ромы Зверя, собранных в 20 главах, проходит три основных темы: дружба, творчество, любовь. Ну, и тема бухла, которая пересекает в той или иной мере три главные. Бухло, кажется, стало неотъемлемой составляющей каждой главы. Бухали жестко и всегда, когда собирались компанией, а собирались почти каждый день. До запоя, правда, дошло только один раз. Длилось это алкогольное пиршество восемь дней. И в итоге стало первым и последним запоем Романа Билыка.

К середине книги начинаешь теряться в именах друзей и приятелей: порой повествование чересчур сумбурное, порой имен слишком много. Но лучший друг был один — Леха из Мариуполя. С ним на пару учились играть на гитаре и записывали песни на магнитофон "Весна". Потом Рома уехал в Таганрог. Там создал группу "Ассиметрия", которая постепенно набирала обороты, дошла до определенного провинциального уровня популярности и медленно распалась с появлением у каждого музыканта своих дел и семьи. Окончив пту с красным дипломом и четвертым разрядом маляра-штукатура, отучившись два курса в строительном колледже, Рома понял, что в Таганроге "ловить" больше нечего и стал всерьез заглядываться на Москву.

Из 20 глав книги 8 посвящены девушкам. Сначала рассказ о группе в пту, где среди 31 барышни Рома оказался единственным парнем. И о "подростковой дружбе" с ними, "где все было можно. Где по дружбе можно было и полапаться, и заниматься сексом": "Это были мои боевые подруги, — рассказывает Рома, — которые бухали со мной все подряд. Целовались по пьяни, потом говорили: "Э, Ромка, да все нормально!"

Потом был первый сексуальный опыт с "хипповой герлой" Настей, ночь в женской консультации, переодевание в дамские одежды на 8 марта, "невинный флирт" с Оксаной, дружба с Ираидой, роман с 26-летней преподавательницей по экономике производства и большая любовь по имени Света Ряшенцева, которая начинается на 159-й странице и заканчивается на 223-й словами "я очень верил в ту любовь".

Любовь у Ромы, нужно признать, в лучших РОМАнтических традициях: он живет в Таганроге, она — в Новороссийске. Познакомились на всероссийском слете студентов-строителей в Москве. Шампанское с клубникой в мае, длинные бумажные письма, предложение руки и сердца в трамвае, обмен кольцами, долгожданные встречи… и никакого секса: "Есть такие моменты, когда ты очень сильно в человека влюбляешься и у тебя даже мыслей таких нет — о сексе. Это пошло, это грязно. Я люблю этого человека. Как я могу прикоснуться к этому человеку? На самом деле. Это благоговение".

Финиш со Светой стал стартом беспорядочной сексуальной жизни Романа Билыка по принципу "ночь секса — и до свидания": "Доходило до того, что я знакомился с девушкой на улице, получал все, что мне нужно… На следующий день — выходил, знакомился с новой. А сам видел, что по другой стороне улицы идет моя вчерашняя…У меня не было одной какой-то. Чем больше, тем лучше… Не даешь — значит, до свидания".

За расставанием со Светой настал еще один переломный, ключевой момент в жизни Билыка-Зверя: лучший друг Леха повесился, оставив записку, написанную кровью: "Я всех ненавижу. Единственный человек, которого я люблю, — это Рома". Это была критическая отметка. Получив диплом и попрощавшись с мамой, Рома уехал из провинции покорять Москву.

Из заслуживающих недолгого внимания моментов — 6 строк отменного мата от Ромы при воспоминаниях о вырезании аппендицита на "живую". Еще целая глава в 17 страниц — о великой любви к рыбалке, которую, по сути, можно было вместить в пару абзацев. Плюс несколько полезных советов по приготовлению картошки. Много воспоминаний о Таганроге, где с обычным вещевым рынком и сэконд-хэндом с "дебильными вещами", которые с радостью покупал Рома.

Ко всему этому автобиографическому изобилию добавлены еще пару историй о том, как по ночам Билык продавал растворитель, как "загремел" в тюрьму за сбыт фальшивой валюты, как распивал водку с одногруппниками на "парах" по черчению и бонусом некоторые факты биографии Чехова в Роминой интерпретации. Во всей этой правдивой роскоши не хватает только фотоиллюстраций.

О "высоте слога" Романа Билыка говорить не стоит. Эстетам, поклонникам Достоевского, Толстого и Пушкина в компании с преподавателями литературы читать не рекомендуется: берегите нервы.

Но, тем не менее, Рома, в одном из интервью признает себя писателем, а другие источники утверждают, что издательство "Росмэн" планирует выдвинуть книгу на ряд литературных премий.

Для любителей подчеркнуть "умную мысль" здесь, пожалуй, с натягом найдется две: "Время гордость не лечит" и "Простой язык — самый сильный язык"

В общем, книга не оставляет нейтрального впечатления. Никакого экшна и изощренных любовных историй нет. Кричащей правды не слышно. Шокирующих откровений — нет. Просто информативно. В меру интересно. Поклонникам в любом случае понравится.

В минских книжных магазинах "Дожди-пистолеты" вот-вот должны появиться по приблизительной цене 15 000 рублей.