Протестантского священника оштрафовали на три тысячи долларов после жалобы православной

В церковь адвентистов города Клинцы начала ходить дочь местной православной жительницы, которую это возмутило.

Женщина написала письмо с требованием к патриарху Кириллу и президенту Путину «разобраться и запретить сектантов в России». Дома молитвы адвентистов в письме называются то «логовом», то прибежищем «террористов».

Суд в Брянской области назначил пресвитеру адвентистов Олегу Корбану штрафы в 200 и 5 тысяч российских рублей после жалобы православной местной жительницы, сообщает «Религия и право».

Как уточняется, его оштрафовали на 200 тысяч рублей по статье 19.7 КоАП (непредоставление сведений) и на 5 тысяч рублей — по части 4 статьи 5.26 КоАП (осуществление миссионерской деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях).

«Олег Корбан имеет сан пресвитера, но не является уже руководителем общины (им является другой пресвитер). Сама община адвентистов существует в Клинцах с 1998 г., но не регистрировалась и не уведомляла о существовании религиозной группы в силу своей малочисленности», — отмечает издание.

В конце 2017 года, после конфликта с дочерью, решившей, что общение с адвентистами вредит ее дочери, Шелпакова написала жалобу в аппарат Патриарха Московского и всея Руси, она сетовала, что адвентисты заставляют дочь отдыхать и молиться Богу в субботу и жаловалась на плату десятины.

«Дома молитвы адвентистов в письме называются то "логовом", то прибежищем "террористов", так как нет "таблицы на двери". Православные, как отмечается в письме, могут и бесплатно свечи в храме ставить, а молиться учат православных сами иконы, и никто не пристает с литературой и проповедями. Заканчивается письмо требованием к патриарху Кириллу и президенту Путину — "разобраться и запретить сектантов в России"», — пишет издание.

Затем жалобу направили в Управление делами президента по вопросам обращения граждан. «Жалоба была отправлена в Генпрокуратуру, затем в прокуратуру Брянской области, оттуда в следственный комитет и в УВД Брянской области», — отмечает «Религия и право».