Мингорисполком не усмотрел дискриминации в отказе магазина Adidas принять на работу белорусскоязычного юношу

Комитет по образованию Минского горисполкома дал ответ на обращение юриста Игоря Случака. Он требовал привлечь к ответственности менеджера столичного магазина Adidas, который отказался принять на работу белорусскоязычного юношу.

Устроиться на работу в магазин пытался Егор Тубилевич. Но менеджер отказал ему на том основании, что молодой человек разговаривает по-белорусски. Случак посчитал, что такие действия работодателя нарушают законодательство о языках и создают препятствия и ограничения в пользовании государственным языком.

Комитет по образованию отметил в ответе, что переписка между Тубилевичем и менеджером магазина, скрины которой были выложены в СМИ, «является средством неофициальным общения». Согласно закону о языках употребление языков в неофициальном общении не регламентируется.

В комитете посчитали, что приведенная переписка «не позволяет точно выяснить основания для отказа в трудоустройстве: было отказано из-за того, что адресант в жизни разговаривает по-белорусски, или в результате того, что он не хочет разговаривать с посетителями магазина на том языке, на котором к нему могут обратиться».

Чиновники пришли к выводу, что основания для административного процесса отсутствуют.

Игорь Случак уверен, что Минский горисполком подошел к рассмотрению этого административного правонарушения, «сознательно или нет, но без должного внимания и проработки вопроса».

«Очевидно, что состав правонарушения был, его признали и сами официальные представители Adidas, приславшие пострадавшему от дискриминации по языковому признаку гражданину письмо с извинениями. В ответе из комитета по образованию много явных неточностей, а также таких выражений, как «предположительно», «не позволяет выяснить» и прочее. Это свидетельствует, что надлежащая работа по данному заявлению не проведена», — прокомментировал БелаПАН юрист.

Такие действия чиновников, считает Случак, не только способствуют распространению дискриминации по языковому признаку, но и общего правового нигилизма среди граждан и сотрудников государственных учреждений. Он надеется, что дело о дискриминации по языковому признаку все же получит свое продолжение и справедливое разрешение.