Ханок: я гражданин великой России, Беларусь мне ничего не дала

Композитор Эдуард Ханок продолжает раздавать интервью, в которых объясняет, почему решил запретить Ядвиге Поплавской и Анатолию Ярмоленку исполнять его песни. В эфире радио «Спутник» Ханок заявил, что кроме презрения у него ничего не осталось. И судя по всему, презрение у него не только к коллегам по цеху, но также к руководству страны и Беларуси в целом.

«Я вообще независим, я гражданин великой России, —  заявил Эдуард Семенович. — Я собираюсь позиционировать себя как гражданин России, потому что в Беларуси нет двойного гражданства, а в России есть. Я гражданин России, живущий в Белоруссии и имеющий какие-то заслуги, поэтому за эти заслуги у меня есть здесь гражданство. Если отберут, хай отбирают. Я лучше буду гражданином России. Знаете, почему? Все, что сделала для меня в жизни, сделала Россия. Белоруссия ничего не сделала. У меня было 75 лет в позапрошлом году. Чем кончилось 75-летие?»

«Но вы народный артист Беларуси», — возразил Ханку ведущий.

«Я же вам объясняю: это было давно. Мало ли кто у нас был! Я, может быть, в Казахстане жил. Сколько приезжает заслуженных артистов Казахстана? Это было давно! — говорит он. — Я же уехал отсюда в 2000 году, потому что невозможно было здесь жить. Просто невыносимо, потому что абсолютное неуважение. Неуважение, которое есть у них (Поплавской и ее близких - ред.), оно ведь идет сверху (от власти - ред.), люди же смотрят. Ну посмотрите, если я попросил министра в год 75-летия: дайте мне возможность либо в жюри «Славянского базара», либо выйти и сесть… В 75 лет можно человеку сесть и напеть песни? Он отказал, но с каким блеском в глазах это бывает, вы не представляете. Это первое. Второе — в этот год звезда была заложена человеку, который вообще не имеет никакого отношения ни к Беларуси, ни к России. А высший орден в мои 75 лет был отдан московскому композитору, который вообще ничего не сделал, он просто подсунул IVAN’а этого, который провалился с треском. Это называется отношение? А Путин мне гражданство дал! А Путин меня уважал, мы с ним очень много разговаривали. В России — День ФСБ, День милиции, День полиции, День России — я всегда на приемах был. Здесь (в Беларуси - ред.) ни одного в жизни приема не было. Поэтому у меня тоже накопилось… Уже нету сил! У меня, кроме презрения, ничего не осталось». 

Эдуард Ханок настаивает: никакого шанса на урегулирование отношений с Ярмоленко и Поплавской нет. «Боец не прощает обиды», — заявил он.