В Гомеле в суд вызывают медиков по делу активиста Виктора Козлова, обвиняемого в нецензурной брани

7 апреля суд Гомельского района продолжил рассмотрение административных протоколов, составленных милицией в отношении представителя независимого профсоюза РЭП Виктора Козлова. Он был задержан рано утром 25 марта сотрудниками ОМОНа и впоследствии обвинен в нецензурной брани и неподчинении милиции.

67-летний Козлов перенес онкологическое заболевание и операцию по удалению легкого, в связи с чем не может нормально говорить. Соответствующие документы он предоставил суду. Вместе с тем омоновцы Курбатов и Сердюк утверждали, что мужчина шел по улице и громко ругался матом, а они это услышали, проезжая мимо на УАЗе.

По информации Козлова, около восьми часов утра 25 марта он вышел из дома в деревне Терешковичи Гомельского района, чтобы ехать в Гомель. Внезапно подъехали сотрудники ОМОНа на УАЗе, затолкали его в автомобиль и увезли в РОВД. Там были составлены протоколы.

«Сегодня на суде зачитали, что сотрудники ОМОНа находились в Терешковичах согласно наряду. Я даже знаю, где именно они прятались в засаде, поджидая меня, — за огородом, там же была серебристая иномарка, в которой сидели некие сотрудники в штатском. Когда мне на операции удалили легкое, то были нарушены лимфоузлы, которые отвечают за речевой аппарат, а меня обвиняют в громкой ругани», — отметил в комментарии БелаПАН Козлов.

Судья Тамара Заставнецкая подробно спрашивала представителя профсоюза РЭП, обращался ли он к медикам по поводу утраты голоса, к какому именно врачу и когда, с какими именно жалобами. Она решила перенести заседание на 13 апреля, истребовать медицинские документы и опросить в суде врачей, к которым обращался Козлов.

«Типичное обвинение активистов накануне значимых событий, в данном случае Дня Воли, что они начинают ругаться матом и не подчиняться милиции. Тут немного странно, что человеку 67 лет и он будет идти по улице один и громко кричать матом, тем более после онкологии и удаления легкого. Мы в суде сегодня удостоверились, что даже в помещении не слышно, как говорит Козлов — очень тихо, а милиция слышала из автомобиля с работающим двигателем, как он громко бранился, это очень странно», — прокомментировал член Белорусского Хельсинкского комитета Виктор Одиноченко.

Правозащитник Леонид Судаленко заявил, что сотрудники милиции врут в суде, тем более под присягой.

«Мне очень стыдно за такую милицию, они не могут служить в органах внутренних дел в первую очередь из-за своих моральных качеств. Сегодня они соврали в административном суде, завтра будут врать в уголовном, и человека на основании их показаний посадят на десять лет. Такие сотрудники милиции представляют собой опасность для общества. А еще им доверяют оружие, и человек с пистолетом в руках сегодня врет, а завтра может выстрелить в кого-нибудь. Такое уже было, когда в Рогачевском районе девушка отказала во взаимности участковому, и он ее убил. Да, он сидит, но девушки молодой нет», — сказал Судаленко.