Алексиевич: белорусы находят надежду там, где, казалось бы, ничего не осталось

Избрание президентом США американоцентричного Дональда Трампа, растущая популярность партии националистов Марин Ле Пен во Франции, разговоры о выходе Шотландии из состава Великобритании — все это свидетельствует о возвращении мира в период национальной идентификации. Такое мнение высказала лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич 13 февраля в Минске на медиаконференции, организованной Белорусской ассоциацией журналистов.

Писательница отметила, что во время работы над книгой «Чернобыльская молитва» ей казалось, что такая катастрофа мирового масштаба в итоге объединит людей в человечество без акцента на национальности. Однако нынешние процессы в мире заставили ее думать иначе.

«События последнего времени показывают, что будет какой-то период национального прочтения самих себя людьми даже в развитых странах, уже не говоря о нас, которые и так опоздали, — сказала Алексиевич. — В конце концов, действительно, надо же как-то собрать нацию. Но на чем и как? Это огромная работа. У Володи Орлова хорошие книги, но нужны книги научные, чтобы была не только мифология».

Вопросы национальной самоидентификации для белорусов, отметила писательница, остаются такими же актуальными, как и в XVIII веке. «Мы ведь на них пока так и не ответили. То, что люди, особенно молодежь, сейчас охотно идут [к своим корням] — дай бог, чтобы это не было просто модой. Тогда мы с вами доживем до того, что и Лукашенко заговорит по-белорусски и наденет вышиванку», — отметила лауреат Нобелевской премии.

В то же время, по словам Алексиевич, национальная мысль в Беларуси «не так продвинута, интеллектуально обдумана и отрефлексирована», как, например, в Чехии или Польше. После развала СССР «время в Беларуси было остановлено, элита не сыграла своей роли».

«Только сейчас, когда прошло двадцать с чем-то лет, мы видим: у Володи Орлова вышла новая книга — магазин закрыли на час позже, потому что так много было желающих ее приобрести. Очень часто [встречаешь] эти вышиванки на улицах, белорусскую речь среди молодежи. Нам на это понадобилось очень много времени», — сказала она.

Характеризуя белорусов как нацию, Алексиевич отметила, что «это люди, которые находят надежду там, где, казалось бы, ничего не осталось».