Бережков заочно ответил Субботкину на обвинения в лжесвидетельствовании

Бывший генеральный менеджер ХК «Динамо-Минск» Владимир Бережков на своей странице в социальной сети прокомментировал обвинения, которые выдвинул ему бывший генеральный директор клуба Максим Субботкин.

false

Напомним, после оглашения 21 сентября в суде Первомайского района Минска показаний Бережкова, сделанных в ходе следствия, родственники Субботкина громко обвиняли его в лжесвидетельстве, а сам обвиняемый, находясь в клетке, спросил его: «Володя, как ты с этим будешь жить? Тебе не будут сниться мои дети?»

«Так тяжело еще не молчалось, — пишет Бережков. — Понимаю, что многие разочарованы и ждут от меня оправданий, хотя бы ответа на дерзкое и бессовестное обвинение в лжесвидетельстве».

По его словам, никто не обратил внимания, с каким усердием и настойчивостью защита Субботкина старалась помешать оглашению его показаний, данных в ходе досудебного следствия.

«Мне и самому не хотелось публичной грязи, но уж точно ведь очевидно всем: протоколы допросов по определению не могли явиться сюрпризом для устроителей шоу в зале суда. Ведь все стороны процесса ознакомились с делом до начала его рассмотрения, а Субботкин — еще в декабре-январе — вместе со мной за одним и тем же столом, который мы делили тогда пополам за одной решеткой. И временами даже следователь оставлял нас на короткое время, возможно, в надежде на проявление тех же эмоций. Но тогда их ни у кого не было, там, зимой на Володарке, мы оба надеялись на выход на волю. И Максим с присущим ему бобруйским оптимизмом не говорил мне тогда о кошмарах с его детьми, а лишь лукаво подмигивал: «Володя, не переживай, все будет хорошо». И это несмотря на всю мою правду…» — вспоминает Бережков.

Он пишет, что по большому счету всю правду не знают даже они с Субботкиным, хотя «у каждого из нас она теперь своя, противоречивая и противоположная».

«Но право слово: не я изначально посадил Субботкина, не я его потянул за собой в тюремный омут — все ведь с точностью до наоборот. Это факты. Но вот откровение: кабы знал я заранее хотя бы часть из того, что впервые открылось мне при знакомстве с этим общим нашим уголовным делом, точно избежал бы надвинувшихся тюремных бед и сумы наносного позора. Просто не было бы в моей биографии заступа в это дерьмо», — отметил бывший генменеджер.

Он выразил надежду на то, что наступит момент, когда получит моральное право честно и прямо ответить на все нарастающие по ходу этого «печального шоу» вопросы, но первым и необходимым условием для выхода из обета молчания должен стать выход на свободу всех фигурантов дела.

«Я этого искренне хочу», — резюмировал Бережков.