НАТАЛЬЯ МАШЕРОВА: "МОЙ ВЫХОД ИЗ БОРЬБЫ ЗА ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ПОСТ - НЕ ПРИЗНАНИЕ СЛАБОСТИ. ЭТО - ОСОЗНАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ"

Самые неожиданные моменты президентской избирательной кампании в Беларуси связаны пока с именем Натальи Машеровой. Она столь стремительно ворвалась в предвыборные сценарии, сколь и покинула их. Что стояло за этими ее радикальными решениями? В эксклюзивно

- С Вашим вступлением в президентскую избирательную кампанию раскладка электоральных сил в Беларуси значительно изменилась. Многие посчитали, что на этих выборах власть, что называется, сменится. Если бы Вы не вышли из этой борьбы, каковы, на Ваш взгляд, были бы шансы?

- Достаточно большие, это я сужу по общению с людьми, по той вере и надежде, которые светились в их глазах. Они поверили в возможность полноценного выбора, в возможность двигаться вперед. Мы удивительные люди - белорусы: когда очень трудно, мы не теряем голову и не требуем сиюминутного решения. Мы говорим: "Хорошо, сегодня нельзя помочь. Но вы скажите, что вы будете над этим работать, что через 5, через 10 лет можно будет создать такой закон, который даст нам эту перспективу". И если опираться на такой менталитет, на такую психологию, то за тобой, - за таким человеком, который стремится к тому, чтобы общество развивалось, чтобы основой нашего развития стал прогресс, - люди пойдут. Шансы велики. Но надо быть реалистом и понимать, что для того, чтобы на президентских выборах победила женщина, нашему обществу еще надо пройти определенный путь. Знаете, как свою семью выпестовать…

Для меня абсолютно не приемлем такой термин, как смена власти. Смена власти - это опять-таки разрушение, это то, что мы уже проходили в 1991 году. Когда я говорю, что мы должны подготовить общество к переменам, я имею в виду, что необходимо отрешиться от старой психологии, сложившейся за время перестройки, за время перехода к новой общественно-политической формации. Мы должны не сменять власть, а поднимать ее на новую ступенечку. Если сегодня народ требует от власти больше, чем она может, значит, надо власть эту укреплять, растить новую команду, вливать туда новые силы. И только тогда мы поймем, что живем в новом тысячелетии и не будем бороться друг с другом, не будем выяснять, кто хорош, а кто плох. У каждого есть свои достоинства, у каждого есть свои недостатки. И я очень хотела бы, чтобы все поняли: когда мы создадим такую систему - и законодательную, и государственную, - все системообразующие компоненты нашей страны, когда мы создадим необходимые условия для народного волеизъявления, когда будет разум общественный влиять на принятие важнейших решений, - вот тогда, я думаю, мы будем спокойны за будущее этого государства.

- Насколько трудно далось Вам решение о выходе из предвыборной борьбы?

- Самым трудным для меня, самым страстным моим желанием в этом было и остается желание, чтобы меня поняли люди, которые поверили в меня, пошли за мной, и те, кому дорого имя моего отца. Мой уход - это не слабость. Это сила, ибо в нынешней ситуации надо искать пусть более сложные, но и более конструктивные пути развития нашей страны. Хватит мыслить на уровне переломных моментов истории.

- В одном из последних выпусков программы "Панарама" Белорусского телевидения ведущий попытался доказать, что на самом-то деле общественной поддержки у Вас не было. Якобы в Могилеве за Вас собрано только 19 подписей… А как на самом деле?

- Заявление "Панарамы" мы оставим на совести тех, кто его готовил. Я считаю, что это прежде всего - неуважение к нашему народу, к десяткам тысяч избирателей, которые поставили подписи в мою поддержку. Я не хочу сказать, что только за меня столь активно собирались подписи. Люди настолько готовы… Если политологи восклицали - мол, какой ужас, как много кандидатов в президенты, - то избиратели этому только рады. Люди довольны, что у них такой большой выбор, довольны, что в их руках сегодня есть какой-то кусочек власти. Они ее будут формировать. Поэтому не надо умалять достоинства наших сограждан. Они гораздо более активны и ответственны, чем это кажется некоторым политикам и некоторым журналистам.

Что касается сбора подписей моей инициативной группой. Общаясь со сборщиками, с моей командой, я видела, что у них очень хорошее настроение, они довольны, как избиратели их встречают. Ко времени моего выхода из борьбы было собрано и проверено около 25 тысяч подписей граждан, и мы не сомневаемся, что стотысячный порог преодолели бы.

- Давайте перейдем к рассмотрению бытующих сейчас версий Вашего решения отказаться от дальнейшей борьбы за президентский пост. Согласно первой из их, Вы с командой вдруг осознали, что Вам не под силу преодолеть этот этап избирательной кампании - собрать необходимые 100 тысяч подписей. Из предыдущего Вашего ответа понятно, что эту версию Вы отметаете.

- Это не могло быть причиной ухода. Я бы просто тогда поклонилась всем людям и сказала - видите, не готова еще… Я достаточно смелый и честный человек. И претендовала на президентский пост как политик, а не в целях саморекламы. Для меня, как для политика, важен был бы любой итог, даже отрицательный. И поэтому остается некоторое сожаление о том, что сошла с дистанции до завершения этапа сбора подписей. Представляете, какой это хороший политический опыт для дальнейшей работы, для оценки той ситуации, которая сложилась в республике! Я абсолютно уверена, что главная задача сейчас - надеюсь, со мной согласны и другие участники предвыборной борьбы, - не просто стать президентом, а, наконец, создать такую политическую систему, такой уровень партийных и общественных структур в государстве, которые дали бы возможность строить демократическое общество. Как это сделать, не зная правды, даже если она для тебя трудна? А ты ее в свою кошелочку положи, пусть твоя ноша станет еще тяжелее, - и иди дальше.

- Ходят также слухи, что Ваш выход из борьбы "проплачен" крупной суммой денег или высокой должностью…

- Для меня это абсолютная дикость. Знаете, в чем я уверена? В реакции людей, которые сейчас сожалеют, что меня не окажется в списках кандидатов. Попробуйте сказать им эту версию - они вас побьют. И знаете, почему? Потому что большинство людей, для которых Машеров был идеалом и остается идеалом, прекрасно знает нравственный уровень жизни его самого, его семьи, его детей. Некоторые удивлялись: "Что же вы - Машеровы, а живете на зарплату?". А ведь это счастливые люди, которые сохранили свою душу в наше трудное время, когда нам пытались поменять, так сказать, духовное нутро, убеждали, что самое главное - твое, личное материальное добро. У меня сын растет, и я очень боялась, что эта зараза - "мое" - может и к нему пристать. Зря боялась. Очень силен машеровский "стержень". Он в том, чтобы интересно жить, чтобы у тебя была цель, достойная жизни.

- Были ли у Вас в Москве некие покровители? Может, это они подталкивали Вас к участию в выборах, а потом - не важно, по каким причинам, - вдруг отказались помогать?

- Вот еще одно нехорошее слово - "покровители". В этой версии тоже есть ощущение торга. То, от чего я все время хочу уйти. Политикам на таком уровне, конечно, нельзя без поддержки, без взаимодействия с определенными политическими силами, в том числе и в России. Это естественно, мы живем в мире, от которого не надо и невозможно отгородиться. Но слово "покровительство" унижает. Больше всего в этом меня беспокоит, как бы в борьбе за более сильного "покровителя", который дает возможность подняться над конкурентами за счет политических, финансовых и иных ресурсов, не потерять главное - национальные интересы. Поэтому, если исходить из принципов большой, настоящей политики, в которой я привыкла жить с детства, то своими личными интересами, даже личными политическими интересами не только можно - нужно жертвовать, если ты знаешь, что это на пользу твоей стране, твоему народу. Мое решение о вступлении в предвыборную президентскую кампанию не было обусловлено интересами каких бы то ни было политических сил - ни российских, ни белорусских, ни западных. Я была независимым претендентом и все решения принимала самостоятельно.

А Россия… Я очень хочу, чтобы это государство наконец научилось смотреть на Беларусь не как на подопечного, а как на достойного политического партнера, с которым нужно играть на равных, нужно сотрудничать, вести диалог, взаимодействовать. Но мы и сами должны научиться себя уважать. Хватит уже этого местечкового мышления! Надо понимать, что, пока мы не выстроим единое цивилизованное политическое поле у себя в Беларуси, мы никогда не построим на достойном уровне союз с Россией.

- Ваше запланированное было на 27 июня, но так и не состоявшееся выступление в программе Александра Любимова "Здесь и сейчас" на российском телеканале ОРТ - это что? Злая воля Кремля?

- Нет, как вам сказать… Это еще остатки того хаоса и того противостояния политического, которые существовали до Путина. Рудименты ельцинской эпохи… Ведь Любимов не просто пригласил меня в программу. Он уговаривал. Я очень тщательно продумала, о чем буду говорить, Радовалась, что смогу на такую аудиторию озвучить очень важную для меня позицию - чтобы выборы у нас не превратились в противостояние власти и оппозиции. Но за десять минут до эфира мне сообщили, что мое участие в этой передаче отменили. А Любимов не то, что не извинился - даже руку мне не пожал. Поэтому если сейчас он будет говорить, что пресса в России незаангажирована, а он - свободный журналист, я никогда ему не поверю.

- Было ли во время вашего участия в предвыборной кампании какое-либо давление на Вас, Вашу семью со стороны властей?

- Почувствуй я какое-то давление, никогда бы не сняла свою кандидатуру. Знаете, есть в моем характере такая черта - если на меня давят, я еще больше расправляю плечи. На Машеровых нельзя надавить.

- Еще одна из обсуждаемых сейчас версий связана с гибелью Вашего отца в 1980 году в автокатастрофе. Насколько я знаю, вы считаете, что Петр Машеров погиб не случайно, а был убит. И вот будто бы сейчас некие силы, причастные к тому заказному убийству, теперь снова пришли в действие из-за опасения, что, выиграй Наталья Машерова выборы, она возобновит расследование и выяснит правду.

- Такую версию исключать нельзя, хотя это и не главная причина моего выхода из предвыборной кампании.

- А какая - главная?

- Я поняла очень важное: для того, чтобы честно пройти эти выборы, недостаточно только моего желания. На этом этапе влиять на многие факторы выборов я не могу, равно как не хочу и подчиняться правилам игры, не мной выстроенным. Слишком много вокруг меня, независимого претендента, у которого повышается рейтинг, который является представителем нарождающейся третьей силы, - слишком много оказалось провокаций, желания сыграть на моем авторитете...

Хотелось бы сказать людям, которые в меня поверили, - спасибо за вашу поддержку. Не верьте, что я вас предала. Самое главное, что мне удалось, - создать команду, которая будет работать честно, по выставленной моим отцом планке, ради будущего нашей страны. Я еще раз убедилась, что, вступая в большую политику, надо пройти более сложный путь, нежели использовать на взлете объективную ситуацию в обществе, желание людей к переменам. Политик должен отвечать за то, чтобы люди не растратили свои надежды. Так что сегодняшний мой выход из борьбы за пост президента продиктован еще и внушенным мне с детства чувством ответственности. Я благодарна всем, кто меня поддержал. Я готова помочь всем, кто нуждается в моей поддержке.