Правозащитники: власти делают всё, чтобы система выборов в Беларуси не менялась

17 ноября пройдут выборы в Палату представителей седьмого созыва. Координатор кампании по наблюдению «Правозащитники за свободные выборы» от ликвидированного властями правозащитного центра «Весна» Владимир Лабкович считает, что уже после половины этапов избирательной кампании можно прогнозировать, что подсчет голосов полностью дискредитирует весь избирательный процесс.

 

Установлен новый антирекорд

По словам Владимира Лабковича, те негативные моменты, которые наблюдатели фиксировали во время президентской и парламентской кампаний в 2015 и 2016 годах, до сих пор остаются при формировании территориальных и участковых избирательных комиссий.

Правозащитник констатировал низкую вовлеченность политических партий в процесс формирования территориальных комиссий. По его мнению, это в целом характеризует политическую систему Беларуси. «Партии, которые в принципе должны быть основными участниками, организаторами избирательного процесса и заинтересованными в нем субъектами, все меньше и меньше принимают в нем участие», — сказал он.

Лабкович также добавил, что это касается «не только оппозиционных, но и в принципе партий как политических институтов».

Основными организаторами выборов остаются провластные общественные объединения, в частности БРСМ, «Белая Русь», Федерация профсоюзов, Белорусский фонд мира и Белорусский союз женщин. Правозащитник подчеркнул, что их представители составляют 93,6% членов территориальных комиссий.

Он обратил внимание на низкий процент отсева выдвиженцев от этих объединений — менее пяти. При этом от оппозиции в состав комиссий прошло в пять раз меньше представителей, чем выдвигалось. По словам Лабковича, это свидетельствует об общем дискриминационном подходе, особенно в ситуации, когда законодательство не предусматривает никаких критериев формирования комиссий, и все отдается на откуп местных органов власти.

В результате комиссии формируются из проверенных людей, которые не создают проблем во время избирательной кампании, уверен эксперт.

Ситуация с формированием участковых избирательных комиссий «еще хуже». По словам Лабковича, на нынешних выборах побит антирекорд — такого небольшого представительства оппозиции в участковых комиссиях не было с 2008 года.

Он напомнил, что участковые комиссии утверждаются на уровне местных властей, где не работают даже формальные процедуры и требования, которых хотя бы как-то стараются придерживаться при формировании вышестоящих комиссий. В 77% случаев наблюдатели кампании фиксировали, что «не происходило никаких обсуждений тех кандидатур, которые были выдвинуты в составы комиссий», при этом в 55% случаев «происходило формальное голосование списком».

Доля представителей оппозиции в составе участковых комиссий мизерная, а 97% членов этих комиссий являются представителями тех же самых провластных общественных объединений, которые выполнили свою важную функцию при формировании вышестоящих комиссий.

Лабкович также обратил внимание на большую проблему — обход закона, который гласит, что от одного трудового коллектива может быть выдвинут один человек. При этом, к примеру, завуч школы выдвигается от профсоюза, учителя — от граждан, еще кто-то — от политической партии. Таким образом, отмечает правозащитник, формируется комиссия якобы от разных представителей, но из сотрудников одного трудового коллектива.

Например, по словам эксперта, комиссия на участке № 9 в средней школе № 2 Борисова полностью сформирована из сотрудников этого учреждения, а комиссия на участке № 28 в борисовской гимназии № 3 — на 80%.

«Можно не сомневаться, что председателями этих комиссий являются главы школьных администраций. То есть люди, которые формально будут в этой комиссии подсчитывать голоса, находятся в прямом трудовом подчинении председателей комиссий. Поэтому, конечно, эта система будет отлаженно работать, никаких лишних вопросов никто не задаст», — убежден Лабкович.

Он отметил, что такая ситуация «не аномалия», а показатель того, «как на самом деле в стране формируются избирательные комиссии и как они будут исполнять свои функции».

 

Результаты регистрации кандидатов могут быть искусственными

Координатор кампании по наблюдению «Правозащитники за свободные выборы» от Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) Олег Гулак отметил, что непрозрачные процедуры, применяемые избирательными комиссиями на выборах в Палату представителей, позволяют говорить о том, что результаты регистрации кандидатов в депутаты могут быть искусственными.

По словам Гулака, начало выдвижения претендентов и регистрации кандидатов в депутаты «было достаточно положительным». В частности наблюдался «больший интерес к выдвижению кандидатов», соответственно «выдвигалось большее число инициативных групп». При этом процент отказов в регистрации инициативных групп был небольшой: «Всего 14 группам было отказано в регистрации, это меньше 3%».

Кроме того, Гулак отметил «достаточно свободный процесс сбора подписей». Определение мест, выделенных для сбора подписей избирателей для выдвижения кандидатов в депутаты, также «изменилось преимущественно в лучшую сторону».

«Но когда начался непосредственно процесс регистрации кандидатов, то мы вернулись к практике не самых лучших времен, — сказал правозащитник. — Мы по-прежнему видим проблемы непрозрачных процедур, которые позволяют нам говорить, что результаты [регистрации кандидатов] могли быть искусственными. Что я имею в виду? Вы понимаете, что процедура проверки подписей довольно долгая, растянутая по времени. <...> Наблюдать за этим даже в лучших условиях было бы непросто. А здесь многим нашим наблюдателям было отказано в возможности следить за процедурой проверки подписей в документах, поданных на регистрацию».

«Не только наблюдатели не могли ознакомиться. Многие претенденты в кандидаты, которым было отказано в регистрации по итогам проверки подписей, не смогли ознакомиться с материалами, на основании которых им отказали. Им не дали возможности увидеть, какие конкретно подписи и почему были забракованы. А это значит, что их фактически лишили возможности эффективно обжаловать эти отказы», — добавил представитель БХК.

Процедура регистрации, смысл которой в том, чтобы «кандидатами выдвигались люди, получившие достаточно большую поддержку избирателей», по словам Гулака, выглядит как «набор административных рогаток, позволяющий забраковать подписи по формальным причинам».

Он обратил внимание на тот факт, что из всех действующих депутатов, которые выдвигались на новый срок, отказ в регистрации получили только Анна Канопацкая и Елена Анисим — именно те, к кому «притянут наибольший интерес, потому что они отождествляются с оппозицией».

«Мы не можем точно говорить о законности этих отказов, потому что процедура непрозрачная, доказать что-то сложно, — подчеркнул правозащитник. — Но выходит странно, что люди с активными командами не умеют собирать подписи и не получают достаточной поддержки, в то время как у других таких проблем нет».

«Эта процедура позволяет манипулировать в обе стороны. С одной стороны, она создает условия для того, чтобы помочь зарегистрироваться тем, чья способность собрать подписи под большим сомнением. С другой стороны, она дает инструменты подконтрольным комиссиям не регистрировать кандидатов, которые отождествляются с оппозицией», — заявил Гулак.

 

Нерегистрация представителей движения «За Свободу» — результат непрозрачности правовых норм

Олег Гулак считает, что нерегистрация кандидатами в депутаты граждан, которые были выдвинуты от движения «За Свободу», является результатом непрозрачности правовых норм.

«Много споров звучит вокруг нерегистрации представителей движения «За Свободу», которые выдвигались съездом, — сказал Гулак. — Но здесь спор вокруг толкования Конституции и Избирательного кодекса. Конституция более широко говорит о субъектах, которые могут выдвигать и поддерживать кандидатов, но после она отправляет нас к Избирательному кодексу. А он не предусматривает возможности для общественных объединений быть субъектом выдвижения кандидатов».

«Но на сегодняшний день, с формально-правовой стороны, общественные объединения права на выдвижение не имеют. Они не являются субъектами политического процесса, кстати, как и трудовые коллективы, которые, по нашему мнению, тоже не должны иметь возможности выдвигать кандидатов, поскольку это анахронизм советских времен. Почему? Потому что они не преследуют политических целей и не имеют должного представительства — для партий нужна тысяча основателей, а для объединения — 10 для местного и 50 для республиканского», — отметил правозащитник.

По его мнению, можно говорить о том, что такие важные правовые нормы «недостаточно прозрачно и понятно объясняются», и добиваться официальных пояснений, например, от Конституционного суда, чтобы не допустить подобных ситуаций в будущем. «Если бы была более понятная позиция официальных органов, которые имеют право давать пояснения этих норм, было бы намного лучше и проще работать», — констатировал Гулак.

Движение «За Свободу» на конференции в конце сентября избрало 55 активистов для выдвижения в качестве кандидатов в депутаты Палаты представителей. Центризбирком, составляя официальную статистику по лицам, выдвинутым кандидатами, отнесла активистов движения в отдельный список.

Председатель ЦИК Лидия Ермошина позже пояснила журналистам, что так было сделано, поскольку они не подпадали ни под один из предусмотренных способов выдвижения кандидатов в депутаты. По белорусскому законодательству, правом выдвижения обладают граждане путем сбора подписей, трудовые коллективы и политические партии, но не общественные объединения.

Впоследствии ЦИК зарегистрировал кандидатами некоторых активистов движения «За Свободу», выдвинутых дополнительно одним из трех предусмотренных законом способов.

 

Фото Сергея Сацюка