Адарья ГУШТЫН

«Не трогайте нас, мы просто хотим жить в своем доме, в своей Осмоловке!»

Жители Осмоловки чуть не сорвали общественное обсуждение по поводу застройки района. Крик стоял такой, что глава Центрального района хотел распустить собрание.

В Шклове мать осужденного объявила голодовку у стен колонии

Женщина считает, что ее сына незаконно держат в штрафном изоляторе.

«Если не предложим альтернативу, завтра на место Путина придет второй Путин»

Михаил Ходорковский считает, что Путин не откажется от участия в выборах 2018 года, но уже задумывается о преемнике.

«Путин» на обед и полная свобода. Как проходит в Минске фестиваль Vulitsa Ezha

Вкусная еда, хорошая музыка и отличная атмосфера — здесь есть всё, чтобы хорошо провести выходные.

«Заплатили две тысячи евро за отдых, а ночевать пришлось на ресепшене»

Минчанин Дмитрий Муравицкий рассказал, как его семье пришлось буквально выбивать нормальные условия проживания в отеле на Крите.

Дело Молнара. Задержан еще один «черный риелтор»

Три года Юрий Мешечек скрывался от правоохранительных органов и даже прекратил общение с родственниками.

«Семь месяцев муж умирал в тюрьме, врачи только разводили руками»

Никто так и не созвал комиссию, чтобы отправить осужденного на свободу.

«Это же белорусский Брейвик». Как Верховный суд рассматривал дело Казакевича

Одна из потерпевших поддержала сторону защиты, заявив, что Казакевича надо лечить, а не отправлять в тюрьму.

Последние из 90-х: нам надо здоровье и свобода, остального добьемся сами

Выпускники рассказали, кто сегодня кумир молодежи, что нужно изменить в школах и почему не надо валить из страны.

День России в Минске — без водки, но с кулачным боем

Самые большие очереди собрались за солдатской кашей.

Донат не виноват? Десять важных вопросов по делу гимназиста

Многие не верят, что 15-летний подросток напал с ножом на учительницу.

Дело Вилюги. Борца с наркотиками и наркобарона связывали приятельские отношения

Что связывало подполковника милиции Алексея Макурина и других силовиков с фигурантом самого громкого дела о распространении спайсов?

По полочкам. Как изменятся правила для курильщиков

Электронные сигареты запретят продавать в интернете, за курение на остановках будут штрафовать.

«Если Молнар пять лет держал Бобруйск в страхе, почему его давно не прикрыли?»

В деле бобруйского криминального авторитета еще не поставлена точка.

Оглашен приговор по делу Молнара — до 18 лет лишения свободы

Всего на скамье подсудимых по обвинению в участии в организованной преступной группе оказалось сразу 30 человек.

Обед арестанта: чем кормят людей на Окрестина и кто для них готовит

Корреспонденты Naviny.by побывали в столовой, где уже 15 лет готовят обеды для арестантов, которых содержат в изоляторе на Окрестина.

Не доставайся же ты никому. В Сморгони жена скалкой забила мужа до смерти

По данным следствия, обвиняемая забрала паспорт у мужа, запрещала ему выходить из дома, а потом и вовсе забила до смерти — руками, ногами и даже скалкой.

«Дело семнадцати». Как осведомитель стал главным наркобароном Беларуси?

Новые подробности одного из самых громких в истории Беларуси дел о торговле наркотиками.

МВД судится за гробовые с семьей Игоря Птичкина

В милиции считают, что 15 тысяч долларов — слишком большая сумма за смерть Игоря Птичкина, который умер на Володарке.

Показания из фигурантов «дела патриотов» выбивают под пытками?

Сразу несколько источников сообщают, что фигурантов «дела патриотов» пытали в следственном изоляторе КГБ.

Лукашенко заступился за нового главу оршанской вертикали. Что о нем известно?

Леонид Пеньковский не был задержан, в райисполкоме говорят, что он проводит рабочее совещание.

«Дойду до Верховного суда». Бывший студент судится с Педуниверситетом

Кристиан Шинкевич считает, что его отчислили за критические посты в твиттере и участие в акции протеста.

Жалуетесь в ООН? Белорусским чиновникам от этого ни холодно, ни жарко

Белорусские власти по-прежнему не будут исполнять решения Комитета по правам человека.

«Думал, останусь без руки». Как в милиции из минчанина выбивали показания

Павел Кирлик два дня просидел в опорном пункте, пытаясь доказать, что он не совершал кражу.

Отравление или аллергия? Несколько швей «Милавицы» попали в реанимацию

Женщины почувствовали недомогание прямо на рабочем месте, «скорая» увезла их в больницу.