Независимость под ударом. Лукашенко снова летит на одном крыле

Нечестными выборами и подавлением протестов белорусское руководство резко сузило возможности маневра на внешней арене…

Сегодня вечером на столичной площади Независимости прошел митинг по поводу 29-й годовщины провозглашения независимости Беларуси. Как ни печально, но за судьбу независимости патриотам тревожно и сегодня.

Александр Лукашенко твердит об опасности с Запада, рисует дело так, будто именно его интригами создан внутриполитический кризис. Но независимые аналитики видят главную угрозу с другой стороны.

Фото president.gov.by

 

Многолетние усилия Макея оказались сизифовым трудом

Лукашенко и сам не раз изобличал имперские замашки Кремля, признавался, что российская сторона понимает интеграцию как поглощение Беларуси.

В феврале 2017 года, когда отношения с Западом были на подъеме, белорусский официальный лидер признал: «У нас не все получилось с этой многовекторностью. Вы это знаете, не хочу повторяться. Летели на одном крыле. Куда прилетели — тоже знаете… У нас нет другого выхода, кроме как развивать многовекторность».

И надо сказать, что за годы после Крыма Минску удалось заметно улучшить отношения с Евросоюзом и США. Но сейчас все завоевания белорусской дипломатии во главе с Владимиром Макеем могут быть перечеркнуты.

Власти Беларуси брутально, по беспределу (другого слова не подберешь) провели президентскую кампанию, упрятали за решетку Сергея Тихановского, Виктора Бабарико и других противников действующего президента, устроили ад белорусам, вышедшим на протесты.

Европа и США хоть и вошли уже в колею прагматичного диалога с авторитарным режимом, но просто вынуждены были отреагировать на этот беспредел. Евросоюз впервые не признал результаты выборов (раньше заявлял, что они не соответствовали демократическим стандартам). То есть Брюссель фактически стал рассматривать Лукашенко как нелегитимного правителя. И готовит санкции. Вашингтон тоже осудил насилие властей, не исключает введения санкций.

В трудную для себя минуту, когда белорусы массово выступили против фальсификации выборов и насилия, Лукашенко резко стал искать спасения у Кремля. При том что на протяжении всей минувшей электоральной кампании изображал своих противников марионетками российских кукловодов. А вишенкой на торте стала история с «боевиками Вагнера», приехавшими-де устроить здесь революцию.

 

Российское влияние возросло

Внутриполитический кризис «очень сильно ударил по международной субъектности Беларуси. Возможности внешнеполитического маневрирования резко сузились», — заявил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, «западный вектор если не отрубился, то очень сильно сократился». Портятся отношения с Украиной. В итоге возможности Минска во внешней политике становятся ограниченными. При этом «российское влияние в Беларуси возросло. Сам Лукашенко фактически попросил российской помощи», подчеркнул аналитик.

И вот здесь возникает вопрос: а чего Владимир Путин потребует (или уже потребовал) взамен. А может, Кремль и не станет выставлять ультиматум? Может, просто возьмется реализовывать свой сценарий здесь тихой сапой?

Некоторые обозреватели считают, что Кремль уже за это взялся. Сам Лукашенко признался, что пригласил несколько групп журналистов из России. Заметна унификация повестки российских и белорусских государственных СМИ. Поговаривают, что из Москвы прибыли и политтехнологи, и другие спецы. Но где гарантия, что они лишь обслуживают интересы здешнего руководителя, а не готовят втихаря позиции под продвижение интересов Кремля?

 

Какие сценарии могут быть у Москвы?

Белорусский внутриполитический кризис представляет собой идеальные условия для вмешательства во внутренние дела со стороны Кремля, заявил в комментарии для Naviny.by директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий.

Такое вмешательство, пояснил он, выглядит естественным с учетом того, что Беларусь рассматривается кремлевскими стратегами как часть зоны привилегированных интересов России.

«Сейчас просматривается два сценария вмешательства. Один из них реализуется уже на наших глазах — политико-дипломатический, второй представляет собой вариант силового вмешательства, если первый сценарий не сработает», — говорит аналитик.

По его словам, оба сценария исходят из того, что «Лукашенко из-за сделанных ошибок стал настолько токсичным для белорусского общества и мирового сообщества, что вмешательство Кремля с целью его смещения будь то в виде принуждения к диалогу с оппозицией и трансферу власти, будь то с помощью силовой операции а-ля “штурм дворца Амина” (имеется в виду советская спецоперация 1979 года в Кабуле с ликвидацией тогдашнего руководителя Афганистана Хафизуллы Амина. — А.К.) не вызовет какого-либо серьезного противодействия, а наоборот, будет приветствоваться».

Все это грозит еще более глубокой фиксацией Беларуси в российской геополитической орбите, «особенно если Кремль сможет добиться в этом плане взаимопонимания с западными партнерами, попытки чего мы сейчас наблюдаем», резюмировал Сивицкий.

 

Кремль вписался за Лукашенко

Да, Запад, понимая, насколько Кремль влияет на Беларусь, ведет с ним переговоры о путях разрешения белорусского кризиса. Но что вырисовывается?

Сегодня министр иностранных дел России Сергей Лавров встречался в Москве с замгоссекретаря США Стивеном Биганом. Тот продвигал идею диалога между властями Беларуси и Координационным советом (КС), созданным по инициативе Светланы Тихановской.

Лавров же поддержал инициативу Лукашенко провести конституционную реформу с последующими выборами (что его противники считают маневром с целью погасить протесты и заболтать, утопить вопросы перемен). При этом руководитель российской дипломатии выразил сомнения в легитимности КС и снова повторил фейк о некоей сомнительной программе, которая якобы появлялась на сайте Тихановской.

Да, российские официальные лица на словах выступают за внутрибелорусский диалог, но при этом, как видим, настроены против Тихановской и КС. Однако соль именно в том, что многие белорусы голосовали за эту соперницу бессменного президента и считают, что она де-факто победила. В этом суть нынешнего конфликта между Лукашенко и большой частью общества. Если отметать Тихановскую и КС, то с кем тогда вести диалог? С бутафорскими фигурами, назначенными самой властью?

 

Не обязательно приезжать на танке

В общем, на сегодня мы видим, что российское руководство четко вписывается за Лукашенко. Но это вовсе не означает, что Кремль бескорыстен. Великодержавный интерес у него всегда на первом плане.

При этом пока не слишком вероятно, что Россия решится силовым способом вмешаться в белорусский кризис. Во-первых, Лукашенко и сам имеет мощный силовой кулак. Готов вдобавок к полицейским силам подключить к усмирению восставшего народа и армию. Во-вторых, любого рода милитаристское вхождение в Беларусь осложнило бы и без того тяжелые отношения Москвы с Западом.

И потом, зачем двигать сюда танки, высаживать псковских десантников, если можно все обтяпать аккуратно, без шума и пыли?

Правда, Карбалевич не вполне разделяет прогнозы, согласно которым из ослабленного Лукашенко «Путин будет вить веревки».

Если белорусский правитель удержится, то «инстинкт выживания» заставит его сопротивляться новым попыткам «углубления интеграции», считает политолог. Возможно, Лукашенко сейчас дал российскому президенту какие-то обещания, но не факт, что станет их выполнять. Так было уже не раз, напоминает собеседник.

«Думаю, Путин это понимает. Он сейчас спасает Лукашенко не потому, что тот что-то обещал, а потому, что боится цветной революции», — считает Карбалевич.

 

Грядет дежавю в особенно скверных для Минска условиях

Да, вполне вероятно, что пока главным соображением для Путина в белорусском вопросе является так называемая солидарность диктаторов. Тем не менее, дорожные карты «углубления интеграции» никуда не делись. И если Лукашенко сейчас удержится, то вскоре может наступить как никогда благоприятный для Кремля момент, чтобы попытаться дожать заклятого союзника.

Ведь Лукашенко уже капитально подорвал внутреннюю и внешнюю легитимность. Экономические перспективы аховые. Нужны деньги (Лукашенко сегодня уже озаботился рефинансированием внешнего долга), а Запад их теперь не даст. Китай тоже не охоч давать свободные кредиты. Нужно просить Москву и о новых займах, и чтобы сбросила цену на газ, дала нефтяную компенсацию. О многом придется просить.

А в ответ, вероятно, прозвучит: может, решим наконец вопрос с военной базой (а еще лучше — базами) на вашей территории? Тем более что Лукашенко сейчас сам раздувает миф о страшной натовской угрозе.

И дорожные карты могут быть снова выложены на стол, включая 31-ю — с единой валютой и наднациональными органами. И продажи лакомых кусов белорусской собственности (того же Минского завода колесных тягачей) Москва может потребовать.

Да, Лукашенко несомненно станет упираться и выкручиваться. Но это будет дежавю в как никогда скверных для Минска условиях.

В борьбе за власть бессменный президент вновь крушит завоевания многовекторности и обостряет угрозы белорусской независимости.