Дарья Костенко. ИНТЕРВЕНЦИЯ. Как Россия готовит для Беларуси «новый Донбасс»

Дарья КОСТЕНКО

Дарья КОСТЕНКО

Журналист, аналитик. Игрок белорусского клуба «Что? Где? Когда?». Автор книги «Мартовские дневники» о событиях Плошчы-2006. В 2014—2015 году занималась аналитикой и деконструкцией российской пропаганды в Украине. Сейчас живет на две страны — Беларусь и Израиль. Руководитель новостной службы в крупном израильском русскоязычном медиа.

Россия при полном попустительстве со стороны белорусских властей и силовиков разыгрывает в нашей стране «украинский сценарий». Это уже очевидно — и сейчас важно говорить об этом как можно громче.

«В Беларуси есть силы, которые пытаются спровоцировать кровопролитие и реализовать украинский сценарий», — заявил на днях глава МИД России Сергей Лавров. Это тот самый случай, когда вор громче всех кричит «Держи вора!», а в этот момент срезает чужой кошелек.

Именно Россия и есть та «сила», которая навязывает Беларуси «украинский сценарий». Вернее, сценарий Донбасса. Отработав пропагандистские схемы в Украине, они пытаются перенести их на Беларусь. Даже когда эти схемы не совпадают с реальностью. И именно когда они выпирают из реальности, это становится особенно четко заметно.

 

Почему в Беларуси это не работает?

В Беларуси никогда не было большой разницы между Западом и Востоком, куда можно было бы вбить клин, — это чуждая белорусам идея. Тут россияне тупо пытаются копировать схемы, которыми разжигали на Донбассе страх и ненависть к западным регионам Украины.

В основе белорусских протестов — чувство самосохранения и глубочайшее унижение, которое перенесли люди.

Люди пошли голосовать. Им плюнули в лицо и приказали терпеть. Они точно знали, что не голосовали за Лукашенко — а им бросили в лицо протоколы с 80% за «легитимнейшего».

Люди вышли на мирный протест — а власть ответила чудовищным, несоразмерным насилием: расстрелами резиновыми пулями, избиениями и массовыми пытками.

Это история не про политику — а про то, когда ты боишься выйти за хлебом в магазин, потому что гребут всех подряд. Когда молодой человек едет на свидание с девушкой — а потом его изуродованное тело отдают матери в морге. Когда БТР таранит машину, в которой сидит семья с пятилетней девочкой, — и оставляют раненого ребенка без медпомощи.

Каждый почувствовал себя в опасности. Каждый белорус теперь знает, что омоновцы могут избить, убить, изнасиловать дубинкой, сломать кости и психику.

Поэтому на улицы вышли сотни тысяч граждан. Власть же продолжила плевать им в лицо. 46 уголовных дел «за насилие против милиции» — и ни одного дела за зверское насилие против семи тысяч арестованных!

И что произошло потом? Когда на улицы вышли сотни тысяч белорусов, Лукашенко испугался и помчался к другану Путину за помощью.

«Подмогнем», — сказал друган Путин. И в Беларуси высадился «десант» российских телевизионщиков и политологов. Они буквально начали писать Лукашенко и министрам каждое выступление — это четко видно в последние дни. Каждый из них читает по бумажке или выдает заученный текст с одними и теми же месседжами.

Но Лукашенко не понимает одной ужасной вещи. Российские политологи работают не на то, чтобы удержать его у власти. Они навязывают Беларуси сценарий Донбасса. Они хотят спровоцировать вспышку насилия и готовят почву для последующего ввода войск и оккупации востока Беларуси.

Лукашенко этого не понимает, ладно. Но куда смотрят военные аналитики и спецслужбы Беларуси? Неужели там не осталось умных и не купленных Россией офицеров и генералов?

В российском сценарии нет места ни Лукашенко, ни сложившимся в Беларуси на сегодня кланам силовиков. Сегодня у них есть какая-то власть. Завтра, в составе России, им скажут: «Ваше место, деточка, у параши». Именно так было в Донецке, Луганске и Крыму. Так может случиться и в Беларуси.

Посмотрите, что они делают и какие месседжи активно транслируют из каждого утюга:

1. Противопоставление запада и востока Беларуси. Это механическая попытка перенести сработавшую в Украине схему на страну, которой она чужда. Между Могилевом и Гродно никогда не было такой большой культурной и мировоззренческой разницы, как между Львовом и Донецком.

2. Активно педалируется тема якобы «сепаратизма» Гродненской области: «вывешивают флаги», «ждут поляков» и т.д. Для Беларуси, начиная с послевоенных лет, это никогда не было актуально.

3. Протестующим и Координационному совету приписываются намерения, на которые не было даже намека. Они якобы «хотят вступить в ЕС и НАТО», «уйти от России» и т.д.

4. Постоянно озвучивается мысль о том, что протесты «организованы и курируются» в западных странах.

Подобные месседжи кремлевские технологи начали очень активно озвучивать через все каналы. Эти же месседжи озвучивают и Лавров, и сам Лукашенко, и его министры вроде Хренина.

До этих заявлений тема «вступления в НАТО» даже не поднималась ни одной из сторон конфликта. Всем была понятна социально-экономическая основа протеста. Но вдруг эти идеи стали озвучиваться очень активно и массово во всем инфополе.

Яркий пример — недавнее выступление министра обороны Хренина. В нем прозвучал тезис о «сепаратизме» и искусственно были противопоставлены запад и восток Беларуси: «Наиболее сложная обстановка может сложиться в западных областях страны, где в течение длительного времени реализуется ряд мероприятий по убеждению нашего населения в его этнической и культурной принадлежности к одному из ближайших наших соседей».

Ну и намеки о «руке Запада» в организации протестов в Беларуси тоже в речи министра звучат — Хренин отметил «вклад в дестабилизацию обстановки», который якобы могут внести «деструктивные силы, курируемые спецслужбами стран Запада».

Белорусские власти делают все, чтобы разъярить народ и спровоцировать насилие со стороны протестующих. В постоянную практику вошла организация провластных митингов рядом с акциями протеста. На провластные митинги автобусами свозят бюджетников со всей страны. И они постоянно проходят в шаговой доступности от акций протеста, в одно и то же время. Так было в Минске, Гомеле и Гродно.

Совсем недавно семь тысяч людей подверглись в тюрьмах пыткам, истязаниям и издевательствам. Медиа и соцсети полны ужасных свидетельств, многие случаи уже задокументированы. При этом власть демонстративно полностью игнорирует все эти свидетельства. Прокуратура отказывается их регистрировать и открывать дела. Тем, кто рассказывает свои истории, начинают угрожать.

Кроме того, Лукашенко демонстративно награждает силовиков, многие из которых были напрямую причастны к пыткам мирных граждан. И так же демонстративно заявляет о том, что «60% случаев так называемого насилия — это фейк».

Получается, власть в открытую говорит: «Нам ОК, что вас пытали, насиловали и убивали. Мы будем продолжать это делать».

Белорусские силовики, получившие карт-бланш, понимают: они могут захватывать и пытать людей, сколько захотят — наказания не последует, контроля нет.

Население понимает: законы не действуют. Против грубой силы нет защиты кроме грубой силы.

Белорусский High-Tech сидит на чемоданах. IT-компании спешно релоцируют сотрудников. Инвесторы сворачивают все программы. Люди бегут в банки снимать вклады. В обменниках выстраиваются очереди за валютой.

Внимание, вопрос: похоже ли это на сценарий разрешения кризиса? Ответ: нет.

Это похоже на то, чем и является — сценарий углубления кризиса, разжигания гражданской войны, с тем, чтобы создать поводы для дальнейшей интервенции. И об этом важно говорить как можно громче.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».