Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Невеста для Коли

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

События последних дней удивлят, потрясают, восхищают, возмущают. Короче, никого не оставляют равнодушными: ни главу государства, ни санитарку в больнице, ни министров, ни рабочих.

События настолько глубоко затронули души наших граждан, что со многими произошли моральные превращения.

Многие простые люди, которые жили обыденной жизнью, вдруг проявили чудеса героизма, сострадания. Многие действовали так, как герои художественных произведений в книгах, кино, на сцене. А актеры, которые играли на сцене и в кино роли героев, вдруг и в жизни стали действовать так, как герои, которых они играли.

Хочу описать один случай, который потряс меня своим драматизмом.

Итак, телеканал ОНТ, вечер 17 августа, новостная информационная передача, репортаж о визите Лукашенко на МЗКТ. Главу государства послали подальше, а он пошел в толпу рабочих. Наткнулся на женщину в рабочем халате. И состоялся между ними следующий диалог.

Работница: — Александр Григорьевич, разрешите задать вам вопрос?

Лукашенко: — Да.

Работница: — У меня ребенок 12 августа вышел в магазин. Она пришла с перебитыми ребрами.

Лукашенко: — Я честно вам сказал, что кто-то действительно пострадал незаконно. Извините! Я вам верю.

Из толпы звучит мужской голос: — В отставку Караева!

Работница: — Подождите! С той стороны отцы и матери. С нашей стороны тоже.

Лукашенко: — Мне зачем была эта ситуация? Не нужна! Ее создали… У них задание — растянуть силы милиции. Они это делают. Мы тоже это видим. Мы пытаемся не поддаваться на провокации. Мы хотим какой-то очаг… Вы считаете, что я меньше отец?

Работница: — Вы тоже отец.

Лукашенко: — Не только потому, что я отец.

Во время просмотра этого сюжета у меня возникали разные ассоциации.

Первая ассоциация о том, как девочку с забинтованной грудной клеткой одевают, чтобы идти 1 сентября в школу. Ведь ей невозможно поднимать без боли руки. Гипс на ребра не ставят, потому что надо дышать. Девочку отговаривают идти в школу, а ей очень хочется, ведь целое лето не виделась с подругами и друзьями, а впечатлений, которыми хочется поделиться — множество. Особенно про столковения с черными людьми, страхи и боли….

А еще я вспоминал телекадры с визитами самого Лукашенко и его детей в различные учреждения под Новый год — с подарками, чаепитиями, концертами. Я вдруг представил, что Лукашенко приехал к той изуродованной девочке, попросил прощения у нее и мамы за избиение, дал направление в свою президентскую кринику и прикрепил к ней машину с шофером до полного выздоровления.

А еще я представил, что вместе с «батькой» к девочке приехал Коля. И Коле очень понравилась девочка, а ей — этот высокий симпатичный парень. И они влюбились.

А затем начались шекспировские страсти. Отец девочки был категорически против их встреч, а мать, наоборот, за. А вот «батька» стал колебаться. С точки зрения поднятия своего рейтинга встречи Коли с «жертвой режима» можно было использовать для очередных или внеочередных выборов в разных вариациях. С бытовой точки зрения, конечно, «батька» предвидел в будущем проблемы в отношениях сына президента и дочери рабочей.

Короче, каждый из вас может нафантазировать продолжение этого сюжета на десяток фильмов и романов. И не хуже профессиональных сценаристов и литераторов.

Но вот предсказать то, что будет с нами, с нашими детьми и внуками в ближайшее время, из нас — рядовых граждан — вряд ли кто сможет.

Только этот странный «батька» уверен в том, что даже если он окажется на том свете, то страну все равно никому не отдаст. Вот вам еще один сюжет для фильма — только это уже не love story, а настоящий horror.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».