«Перемен!» Чем бы ни закончились выборы в Беларуси, этот мотив уже не вырубишь

Проблема не в боевиках и кукловодах, а в том, что стране нужна серьезная трансформация…

Хотя точка в этой избирательной кампании еще не поставлена, уже можно говорить о ее сенсационности и небывалом драматизме. Несколько месяцев назад многим обозревателям казалось, что предстоит унылый процесс, дежавю в духе 2015 года. Власти готовили удобный для них сценарий дремотных выборов, однако в реале развернулась совершенно неожиданная интрига. И уж никто не мог предсказать, что на финише этой кампании коллизия будет выглядеть так: домохозяйка против грозного вождя.

Сегодня Александр Лукашенко, выехав на жатву в Минский район, так проинструктировал главу Минской области Александра Турчина: «…Не отвлекайся, на выборы людей не дергай. Есть возможность, пусть подойдут досрочно проголосуют. Но потерять такой урожай ради какой-то политики — это будет идиотизм полный».

Заявления действующего президента порождают сплошной когнитивный диссонанс. То он рисует пиар-картину «Отечество в опасности» (на которой присутствуют даже «боевики Вагнера»), то делает вид, что эти выборы — пустяковое, второстепенное дело.

Безразличие наверняка напускное. На самом деле власти в напряжении. Иначе не было бы сюрреалистической картинки, когда солдатики внутренних войск — это было вчера — гоняются по вечерней столице за велосипедистами, устроившими пробег солидарности. Уже и стайка юных граждан на велосипедах стала угрозой режиму!

 

Что показала «подписная революция»

Власти рассчитывали, что выборы, назначенные на 9 августа (отпуска, каникулы, расслабляющая жара), пройдут сонно. Но эта кампания вдруг породила небывалую политизацию населения. Причем политикой, вопросом реального выбора заинтересовались и новые слои граждан — прежде равнодушные к оппозиционным лозунгам обыватели. Это стало четко видно в дни «подписной революции», когда выстраивались километровые очереди желавших подписаться за альтернативных претендентов.

Кампания беспрецедентна также и появлением на политическом поле череды новых, совершенно неожиданных фигур. Старая, традиционная оппозиция почти выпала из процесса, но вдруг заявили о себе харизматичный блогер Сергей Тихановский, бывший глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико, экс-директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало.

В условиях, когда многие недовольны скудной жизнью и устали от несменяемой власти, на этих фигурах сфокусировались надежды на перемены. А когда самых опасных соперников действующего президента выбили из обоймы, вдруг засияла звезда Светланы Тихановской — жены арестованного блогера.

Пожалуй, наверху уже сто раз пожалели, что ее зарегистрировали. Неожиданным для властей стало, судя по всему, объединение трех штабов, после чего женское трио — Тихановская, Вероника Цепкало (жена незарегистрированного претендента) и Мария Колесникова (лицо команды Бабарико) совершили триумфальный агитационный тур по стране, останавливать который пришлось совсем уж некрасивыми методами с душком канализации.

Наконец, неожиданно раскрылась, на глазах выросла как личность сама Тихановская, которой, по ее собственному признанию, привычнее жарить котлеты. Она вошла во вкус публичности, стала говорить уверенно, импровизировать. Многих тронула ее человеческая история: борюсь за мужа, а заодно — и за лучшее будущее для всех вас.

 

Власти решили не цацкаться

Другая сторона нынешней кампании — это репрессии, которые начались с первых ее дней. Мы увидели во всей красе реалии полицейского государства. Ряд серьезных оппонентов режима (Тихановский, Бабарико, Николай Статкевич, Павел Северинец) оказались за решеткой. Правозащитники то и дело пополняют список политзаключенных. Раньше конкурентов Лукашенко если и сажали, то после выборов. Сейчас наверху решили, что тут уж не до изящества и не до реверансов перед Западом.

Нынешние выборы как никогда непрозрачны. Оппозицию практически не пустили в избиркомы, а независимых наблюдателей — на участки. При этом досрочное голосование (которое, по мнению оппонентов режима, особенно удобно для фальсификаций) зашкаливает (32,24% за четыре дня), власти явно идут на рекорд. Причем рекорд сомнительный. Недоверие к официальным результатам этих выборов априори очень сильно.

В этой кампании власти усиленно рисуют картину вселенского заговора против Беларуси, изображают сторонников перемен марионетками иностранных кукловодов. В принципе, это старый прием всех диктатур. Но если раньше козни приписывались Западу, то ныне руководство страны и пропаганда четко обозначили руку Москвы. Для внутриполитических целей очевидно используется мутная история с невесть как попавшими в Беларусь вагнеровцами.

В итоге Минск рискует сильно осложнить отношения как с Евросоюзом и США, у которых претензии из-за репрессий, так и с Кремлем, настаивающим на освобождении своих граждан.

 

Люди хотят европейских стандартов жизни

При этом похоже, что значительную часть белорусов страшилки руководства не впечатляют. Вряд ли достигает цели и пиар-тезис действующего президента, что в лихие девяностые жилось гораздо хуже. Электорат, особенно молодой, хочет, чтобы мы приближались к европейским стандартам жизни, между тем как страна практически перестала развиваться.

И закавыка в том, что у действующей власти нет убедительной программы развития Беларуси. Официальный лидер демонстрирует враждебность самой идее реформ и неготовность идти на диалог, компромиссы со сторонниками преобразований. При том что инициированная сверху трансформация системы была бы наилучшим вариантом.

Таким образом, ключевой вопрос дня — как добиться перемен в стране с жестким и пока еще достаточно консолидированным авторитарным режимом, у которого подсчет голосов непрозрачно упакован, а вдобавок имеется мощный силовой кулак.

Видео, когда на мероприятии в столичном Киевском сквере представитель вертикали судорожно вырывает провода, чтобы заглушить песню «Перемен», стало очень символичным. Власть боится перемен, но люди их хотят.

Сегодня очевидно, что общество переросло заскорузлую систему. Перемены все равно неизбежны. Вопрос только в том, насколько быстро и каким путем они произойдут. И какой ценой дадутся.