Андрей Курейчик. KINO. Минкульт. Миллионы. Крокодиловы слезы

Андрей КУРЕЙЧИК

Андрей КУРЕЙЧИК

Драматург, театральный критик, киносценарист, режиссер. По образованию — юрист. Режиссерскую стажировку проходил во МХАТе имени Чехова под руководством народного артиста СССР Олега Табакова. Один из создателей ток-шоу «Выбор» на телеканале ОНТ. Основал Международный фестиваль современного театра «Открытый формат». Его пьесы неоднократно становились победителями белорусских и международных конкурсов и фестивалей. 

7 июля я опубликовал статью об итогах четырех конкурсов Министерства культуры по закупке белорусского кино. 9 июля в 17:00 выжимка из этой статьи в виде официальной жалобы нашей кинокомпании была направлена в Министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) через электронный кабинет. Аналогичные жалобы были поданы от других кинокомпаний.

10 июля в районе 14:00 мы узнали об отмене госзакупки Министерством культуры ряда лотов с формулировкой «в связи с утратой необходимости приобретения товаров (работ, услуг)».

Что произошло между 17:00 9 июля и 14:00 10 июля? Расскажите мне, когда государственная система так оперативно реагировала на жалобы частных компаний? Без отписок? Без комиссий? Без затягивания времени? Без «сам дурак» и «я не я, и хата не моя». Тут же — раз, и отменили.

Уникальнейшая для Беларуси, где чиновник всегда прав, ситуация. Фантастическая. Что же произошло?

Процитирую один абзац нашей жалобы, который, на мой взгляд, решил всё:

«Первоочередными задачами Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь (сокращенное название – МАРТ), являются:

- проведение государственной политики в области противодействия монополистической деятельности и развития конкуренции, регулирование деятельности субъектов естественных монополий, ценообразования, торговли, общественного питания, бытового обслуживания населения, защиты прав потребителей, рекламы, государственных закупок товаров (работ, услуг);

- принятие мер по противодействию монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, по выявлению и пресечению нарушений законодательства в области противодействия монополистической деятельности и развития конкуренции, содействию развитию добросовестной конкуренции.

В результате того, что из четырех лотов государственной закупки три были отданы одной компании, что составляет более 80 процентов бюджета всех конкурсов и 75 процентов лотов, ООО «Первая КиноВидеоКомпания» заняла доминирующее положение на рынке кинопроизводства, фактически став монополистом. Таким образом результаты конкурса противоречат задачам МАРТ по противодействию монополистической деятельности и развитию добросовестной конкуренции».

Всё. Что можно на это ответить?

Как видно, тут ничего нет ни про Горвата, ни про Мартиновича. Вообще не касается лотов и их содержания, а речь идет о том, что своими решениями Министерство культуры создало монополию на рынке. Создало то, с чем по сути своего названия, по смыслу своей работы, по законодательству должно бороться МАРТ. Скажу больше, если бы сам Господь Бог выиграл этот конкурс с Ветхим и Новым Заветом, и все деньги на их экранизацию отдали одной компании, я бы сказал, что это неправильно (за что, возможно, попал бы в Ад или был изгнан из белорусского Рая), и мы бы всё равно подали жалобу.

Монополия — это убийство рынка. Это отсутствие развития. Это стагнация. Это означает, что все остальные компании умирают и деградируют. Это означает по итогу диктатуру, как и любая монополия: будь то во власти, будь то в религии или в экономике. Это означает нереальные цены для налогоплательщиков. Это означает меньше фильмов за большие деньги.

Мы не для того двадцать лет боролись с монополией «Беларусьфильма», чтобы теперь получить новую. Мы всё это проходили и больше так не хотим.

Виноват ли в произошедшем Виктор Лобкович? Нет. Он этих решений не принимал. Виноваты ли Мартинович или Горват? Нет, они вообще не имеют отношения собственно к кинопроизводству. Виноваты ли мы в этих решениях? Нет.

А кто виноват и почему отменили?

Министерство культуры, отдав три лота из четырех одной компании, слив почти все деньги в один карман, фактически осуществила диверсию против Министерства антимонопольного регулирования, попытавшись построить монополию в сегменте рынка кинопроизводства.

Когда в МАРТе это поняли, видимо, дали коллегам из Минкульта такой «отлуп», что без всяких разбирательств госпожа первый замминистра культуры Наталья Карчевская тут же с утра следующего дня поотменяла свои же решения.

Вот вчера ей было очень нужно кино, аж кушать не могла так нужно, а тут бах — и утром 11 июля «необходимость отпала». Видимо, в МАРТе не любят, чтобы их держали за идиотов. И довольно серьезно воспринимают слова «антимонопольное регулирование» в своем названии.

Что будет с проектами-победителями? То же, что и с проектами-проигравшими. Это всё замечательные проекты достойных компаний. У меня нет никаких особых эмоций ни к одному из 17 представленных проектов, только уважение к труду коллег. Над всеми этими проектами работало большое количество талантливых людей. Их можно снимать. Если есть необходимость госфинансирования, то они все смогут податься на следующие конкурсы, которые, я надеюсь, будут объявлены уже по новым правилам (всё равно деньги, предназначенные на кино в бюджете, будут потрачены на кино).

А вот по каким новым правилам? Приведу финал нашего письма в МАРТ:

«Требуем провести консультации между Министерством культуры, МАРТ и представителями кинокомпании с целью выработки правил и критериев, которые будут понятны всем участникам конкурсов в отрасли кинопроизводства, которые позволят исключить монополизацию рынка и непрозрачность при принятии решений, а также будут способствовать снижению затрат и развитию добросовестной конкуренции».

Иными словами, хочется, чтобы правила были выработаны всеми участниками рынка: и государственными институтами, которые проводят конкурсы и закупки, и кинокомпаниями, которые в них участвуют. На данный момент их 17. Это немало, и большинство из них уже имеют серьезный опыт кинопроизводства.  

Основных требований у кинематографистов три. Во-первых, ввести систему открытых, гласных питчингов, как в России, Украине, Казахстане и у других наших соседей. Надо иметь возможность презентовать свой проект и послушать презентации коллег, задать вопросы друг другу.

Во-вторых, должно быть увеличено количество лотов минимум в два раза путем оптимизации ценовых параметров. В-третьих, в комиссии должны быть люди, которые понимают в кинопроизводстве и представляют творческие профессии, её работа не должна вызывать нареканий.

А вообще, я должен поблагодарить Минкульт за мужественный поступок. Хоть и понимаю, что он был не по их воле. Признавать ошибки наше государство не любит. Точнее, не признает почти никогда. Мы это видим по миллионам отписок на выборах, да и в других сферах.

Но этот прецедент говорит о том, что есть ситуации, когда на черное невозможно сказать, что это белое. Когда всё очевидно настолько, что иного выхода просто нет.

Уверен, этот непростой поступок по итогу приведет к реализации не только выигравших конкурс сценариев, но и прекрасных сценариев других наших коллег. К формированию цивилизованного рынка, основанного на честных, конкурентных основах и правилах — то есть к выигрышу всех нас: и производителей, и зрителей, и белорусского кино.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».