Дмитрий Ямпольский. МЫ. Режим присел за стол переговоров

Дмитрий ЯМПОЛЬСКИЙ

Дмитрий ЯМПОЛЬСКИЙ

Родился в Минске. Журналист свободных мыслей.

Режим в Беларуси впервые в своей истории начал вести открытые переговоры с народом. Вы заметили? А ведь это лишь самое их начало.

Мы все уже находимся за огромным длинным переговорным столом. Этот стол очень некрасивый и бедный. Он заляпан грязью и кровью, очень сильно шатается. Огромную часть его занимает народ, сбоку сидит немного силовиков, а во главе все еще обозленный и нервный царек...

 

О Бабарико

Но сначала чуть-чуть о самом главном кандидате. Меня удивляет, как сейчас у многих в лентах фейсбука о Бабарико написано типа: «Ну, подумаешь, украл человек денег, он же банкир... Наш-то за годы власти украл в тысячу раз больше…»

Так вот, Виктор Бабарико начал работать в банковской системе в 1995 году, Лукашенко пришел к власти годом ранее. Около двадцати лет Бабарико был директором. Даже я, убогий для экономики гуманитарий, знаю, что сейчас, чтобы начать инвестировать на фондовой бирже, достаточно всего около 100 свободных долларов в месяц... Существует огромное количество организаций, которые помогают тебе настолько минимизировать риски, что прогореть ты не можешь в принципе. И для этого не надо быть финансовым гением и близко.

А теперь представьте, сколько может заработать человек, который прекрасно разбирается в деньгах и экономике.

Бабарико, идя в президенты, прекрасно знал, что в случае каких-то махинаций в прошлом его сразу упекут за решетку. Если он воровал в тех размерах, что говорят по БТ, то легко уехал бы в родную, по мнению властей, Россию. Для меня это самое сильное доказательство, что дело его сфабриковано от начала до конца. Он взят в обычные заложники. Обычные, потому что это уже не раз делали с другими оппонентами власти.

Бабарико точно до сих пор самый сильный соперник Лукашенко. История Виктора Бабарико — абсолютно типична для любой европейской страны: заработать денег, достигнуть потолка, возглавляя крупную организацию, чувствуя в себе силы и возможность многое изменить — пойти в политику. Но пока что не для Беларуси.

Мне трудно сказать, будь у нас обычные справедливые выборы, голосовал ли бы я за него, но прекрасно понимаю, что сейчас в тюрьме сидит честный, умный и интеллигентный человек.

В невиновности не состоявшегося кандидата Сергея Тихановского, кажется, вообще никто не сомневается. А помочь им, как и десяткам политиков, блогеров и активистов, может только солидарность.

 

О солидарности

Впервые в защиту народа и выборов начали высказываться многие телевизионные журналисты. Их в ответ лишают программ и работы... Я учился на журфаке, работал по профессии, со многими журналистами знаком. Не считая одиозных персонажей, это люди, которые очень любят свою родину и народ.

Так вот солидарность — это если все ведущие новостей или почти все отказались бы в знак протеста вести новости на госканалах...

Что бы сделали руководители? Уволили бы всех, искали бы зачинщика, которого нет? Нет, они вынуждены были бы вести переговоры. Набрать вдруг целый штат людей — невозможно, как и найти новый народ.

То же самое с милицией и КГБ, которых заставляют порочить честь офицера, принуждая фабриковать дела и заниматься троллингом в интернете. Это и есть солидарность, когда, не сговариваясь, тебя поддерживает почти весь коллектив (отдельный Муковозчик пусть себе шевелит усами дальше)... И это уже происходит в Беларуси.

 

О переговорах

Так вот, вы заметили, что впервые Лукашенко пошел на переговоры с народом? Переговоры начались, но ведутся в нестандартной для них манере...

На днях министр иностранных дел Макей ни с того ни с сего начал говорить, что режим силен.

Во-первых, дипломат Макей, который годы работы положил, чтобы наладить отношения Беларуси с миром, практически никогда не использовал это дикое слово в отношении властей, и понятно, по чьей указке он это делает...

Во-вторых, обращается он именно к народу и ни к кому более. Точно, не к раздробленной и слабой белорусской оппозиции. Ведь за нормальные выборы начали высказываться даже трактористы, а милиционеры пишут в телеграм-каналы, что они с народом. Так вот, если перевести послание Макея на наш язык, то это означает, что режим слаб и напуган как никогда. Он зажат в угол, как отчаявшийся зверь, и способен только на последнее зло.

Ведь раньше как было? Того посадил, тех в автозак, давление на независимые СМИ, и всем всё понятно, как всегда. Какие там переговоры? Но не тут-то было. Десятки известных людей продолжают высказываться, интернет кипит, простые люди и дальше выходят на акции даже в маленьких городах и, черти их бери, даже говорят, что не боятся и хотят выборов, как в любой стране...

Тысячи заболевших и неизвестное число погибших от вируса даже самых отъявленных лукашистов убедили в необходимой перемене. Даже в государственных структурах. Когда случается беда, и она касается каждого, то сразу становится понятна вся несуразность политической машины, которой плевать на отдельного врача или милиционера. Диктатуры наиболее эффективны только в управлении людьми и промывании мозгов.

Солидарность работает, хотя еще и в неполном объеме, ведь тех, кто хочет перемен, точно больше 70 процентов. И все это знают. Поэтому и начаты переговоры.

Белорусские переговоры — это когда с одной стороны власть, сила, заключенные под стражу заложники, а с другой — непримиримое выступление народа за перемены. Поэтому увещевать, пугать, уговаривать, разъяснять посланы разные Басковы, а теперь еще и топ-чиновники, как Макей, который вообще подобным никогда не занимался.

Властям в этом случае можно ответить только их же любимым — ну вы ж сами всё понимаете (мы просто иначе не можем — страна уже начала жить по-другому).

Лукашенко активно ведет переговоры с собственным народом, но пока еще по привычке делает это с позиции силы и тех же угроз...

История других стран показывает, что солидарность масс всегда оказывается сильнее тирана. Так куется нация и ее ядро — активное гражданское общество, и процесс этот в Беларуси уже не остановить. Только народ может выбирать своего представителя. Именно представителя, лидера, а не самодержца, руководителя, гаранта почти проданной независимости или главного председателя.

Переговоры открыты, увидите, что пропорционально активности масс риторика будет меняться, и мы услышим еще очень многое и интересное... Но солидарность продолжается, а результатом могут быть только справедливые выборы, чего все и требуют.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».