Константин Дегтярев. ПРАВОСУДИЕ. Арест Бабарико и возвращение политзаключенных

Константин ДЕГТЯРЕВ

Константин ДЕГТЯРЕВ

(Kantsantsin Dzehtsiarou) Профессор школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля (Великобритания), доктор права. Автор многочисленных книг, статей, блогов и комментариев по вопросам международного права. Директор отделения международного права и прав человека в университете Ливерпуля и главный редактор научного журнала о Европейской конвенции по правам человека. В качестве эксперта по правовым вопросам активно сотрудничает с Советом Европы, Программой развития ООН, ОБСЕ и многими другими международными организациями.

Не в первый и не во второй раз белорусское государство пренебрегает правом.

Последние 25 лет перед выборами возникает надежда на то, что государство не будет вести себя как разбойник с большой дороги, для которого никакой закон не писан, но каждый раз эта надежда не воплощается в реальности.

В этот раз противоправные задержания начались еще до окончания сбора подписей. Задержание Виктора Бабарико имеет очевидный политический контекст и ничего общего ни с правосудием, ни с законом не имеет.

Только немедленное освобождение Тихановского, Бабарико и людей, арестованных на пикетах, наказание виновных в их арестах и выплата компенсации пострадавшим может исправить данную ситуацию.

Причины такого поведения властей я оставлю для обсуждения политологам, я лишь хотел бы обсудить право и почему действия властей очевидно ему противоречат.

Ни у кого не вызывает сомнение, что арест Бабарико был произведен по политическим мотивам. Эти мотивы особо никто и не скрывает. Если власти знали о преступлениях, совершаемых руководством «Белгазпромбанка», то почему все аресты начались именно сейчас, когда Бабарико с запасом набрал нужное количество подписей и по закону должен стать претендентом на должность президента Беларуси. Трудно придумать ситуацию, когда политический мотив был бы более очевиден.

Естественно, арестовывать людей по политическим мотивам нельзя. Это запрещено как внутренним белорусским правом, так и международным.

В Беларуси создана парадоксальная ситуация, когда все кроме очень узкой прослойки государственной бюрократии должны подчиняться нормам закона. В этом заключается «фетиш светофора» — когда граждане могут быть наказаны за переход улицы на красный свет, а власти и светофоров не замечают.

Этот дисбаланс не может существовать вечно. И проблема не только в политических задержаниях известных людей, таких как Сергей Тихановский или Виктор Бабарико, проблема в задержаниях десятков простых людей, чья вина только в том, что они не согласны с линией власти.

Арест Бабарико очевидно политически мотивированный, и Европейский суд по правам человека вне всяких сомнений нашел бы нарушение в этом деле, если бы, конечно, Беларусь была членом Совета Европы, как Россия или Украина. Комитет по правам человека ООН, куда у белорусов доступ есть, руководствуется похожими на Европейский суд стандартами при разрешении политически мотивированных дел. Полагаю, что жалобы многих арестованных по политическим мотивам в ходе этой предвыборной кампании окажутся там.

Я специализируюсь на праве Европейского суда, поэтому хотел бы рассказать про то, как такие категории дел решаются в Страсбурге (Франция), где Европейский суд и расположен.

Европейский суд существует с 1960 года, но дела, непосредственно связанные с политически мотивированными арестами, в суде стали появляться, когда в Совет Европы вступили постсоветские страны.

В чем сложность таких дел? Государство заявляет, что арестовывает человека за совершение преступления, но истинная цель — устранить человека из политической борьбы. В ситуации и с Тихановским, и с Бабарико схема именно такая: хотя официально Тихановский и Бабарико сидят по подозрению в совершении преступлений, которые предусмотрены статьями Уголовного кодекса, основная цель их ареста — это исключение из политической борьбы.

Так вот сложность состоит в том, чтобы установить и доказать эту настоящую цель. Во многих постсоветских странах действуют не так топорно и прямолинейно, как в Беларуси, и поэтому понять, за преступление или за политику арестован человек, иногда сложно.

Первым делом, в котором Европейский суд выявил, что государство арестовало человека не за преступление, а по какой-то другой причине, было дело Гусинского против России.

Гусинский был одним из совладельцев НТВ, когда этот канал был независимым, а не полностью подконтрольным Кремлю. Гусинский был арестован по подозрению в совершении налоговых преступлений, но как только согласился передать свой пакет акций НТВ провластным структурам, то сразу же был освобожден.

В данной ситуации Европейский суд сказал, что арест за совершение преступления был ничем иным как предлогом, чтобы вынудить Гусинского передать свой пакет акций государству.

После этого суд находил похожие нарушения в отношении многих постсоветских стран и Турции.

Еще несколько примеров заслуживают упоминания. В 2013 году Европейский суд вынес решение, в котором определил, что арест бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко был политически мотивированным. В 2017 году такое же решение было принято в отношении бывшего премьер-министра Грузии Вано Мирабишвили.

Суд отметил, что основной целью уголовных дел, в которых они были обвиняемыми, было именно устранение их как политических соперников или же месть за политическую деятельность в прошлом.

Конечно, политики, кандидаты в президенты, премьер-министры и президенты не находятся вне права. В отношении них можно и нужно возбуждать уголовные дела, если они совершили преступление. И это обязанность правоохранительных органов — расследовать такие преступления. Но целью таких дел должно быть именно пресечение противоправной деятельности или наказание за нее, а не прекращение политической активности политика.

Как я уже сказал, часто политический мотив сложно установить; так как бывает, что политики действительно замешаны в противоправных действиях. Но в Беларуси политический мотив установить не сложно, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, и Тихановский и Бабарико были задержаны во время кампании по сбору подписей. Эти кампании получились особенно многочисленные и резонансные. Во-вторых, фактически Бабарико арестовали после соответствующих заявлений высших должностных лиц Беларуси. Такие обстоятельства обычно свидетельствуют о политической мотивации задержаний.

Политические аресты — это явление, которое сигнализирует о неуверенности властей в возможности удержания власти даже в условиях правил «игры», созданных ими. Это также говорит о том, что право в Беларуси существует для всех, кроме властей. А это не только вредно для политической жизни страны, но и для экономики, так как не каждый инвестор будет готов идти на риск работать в условиях, где применение права зависит от политического отношения. 

И последнее. Правовой нигилизм белорусских властей делает легальный переход власти в рамках существующей правовой системы крайне маловероятным, а это ставит под угрозу всю белорусскую государственность.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».