(Не)серьезные игры. Как играли белорусы на заре становления киберспорта

Naviny.by при поддержке сервиса VOKA собрал истории людей, которые играли в компьютерные игры в Беларуси до того, как это стало серьезным бизнесом.

Компьютерное движение начало зарождаться в Беларуси с начала 2000-х, когда стали открываться первые компьютерные клубы. О комфорте говорить не приходилось – было накурено, помещения набивались битком желающими посмотреть, кто как играет, а оснащение оставляло желать лучшего. Но туда тянуло талантливую молодежь, и они проводили в играх дни и ночи, не зная, что через десятилетие на эту сферу обратит внимание большой бизнес.

 

На заре киберспорта

Основной «дисциплиной» нулевых была легендарная Counter Strike, изначально появившаяся как мод к игре Half-Life. Сетевая стрелялка про террористов и контр-террористов моментально стала хитом по всему миру, и Беларусь не стала исключением.

Сергей Григорьев, 34-летний химик и предприниматель вспоминает, что играть начал в 2003 году, после переезда в Минск на учебу:

«Это было общежитие химфака БГУ. В общежитиях была напряженка с компьютерами, и первый компьютер появился в комнате в 2004 году. Один старшекурсник искал среди молодых студентов тех, кто до этого играл и мог показать уровень игры в контру. Он организовал команду из физиков и химиков, и мы играли либо среди жителей общежития на Октябрьской по локалке, либо в компьютерном клубе».

Сергей Григорьев

По словам Сергея, регулярно проходили локальные турниры по «сетке» между командами общежитий. Причем играли без спонсоров, ради интереса: «Про какой-то игровой фонд сложно было говорить. Это был чистый фан: надрать сопернику пятую точку и завоевать авторитет среди своих. Говорить о денежных моментах было сложно, играли в компах, но чаще дома. Безденежно было всё».

Сергей рассказывает, что играли все подряд: и старшие курсы, и лицеисты БГУ. Страсти кипели вовсе не игровые: «Моему товарищу однажды показалось, что кто-то читерит (от cheating – нечестная игра, использование кодов, дающих преимущество). Мы вычислили по айпи (тогда это просто было) и пошли поговорить. Все обошлось без рукоприкладства – выяснилось, что он не читер, а просто хорошо играл».

Павел Марсановский, 37-летний индивидуальный предприниматель, также начал активно играть в Counter Strike после переезда в Минск на учебу в начале 2000-ых: «Я только переехал, и денег было немного, как и развлечений. Тогда только начали появляться компьютерные клубы, куда можно было ходить достаточно недорого. На современные деньги – играть всю ночь стоило 7–10 рублей».

Павел Марсановский

Он подчеркивает, что в клубах постепенно сформировалось комьюнити, поскольку тогда интернет не позволял играть онлайн:

«Клубы были разные, отличались и машинами, и условиям. Под конец моего хождения они сильно отличались от того, что было вначале. Оборудование было убитое, но нас это не касалось. Кто был втянут в культуру, ходили со своими мышкой, клавиатурой и наушниками. Это была отдельная тема – у кого какие девайсы, это живо обсуждалось, велись споры, какая лучше. Правда особо никто не разбирался, больше красовались дизайном».

Сергей Григорьев соглашается, что оборудование играло свою роль: «Брали cвои мышки, популярной была Microsoft intelligent mouse. Это сейчас есть навороченный Razor – а тогда простенькая проводная мышь от Microsoft была топ, с хорошими характеристиками для геймера, с быстрым откликом. Контра ведь требовала реакции – быстро развернуться, навести прицел».

Конец эпохи компьютерных клубов в конце 2000-х успел застать и журналист, заместитель выпускающего редактора «Нашай Нівы» Артем Горбацевич. Когда ему было 15, его основной игрой стала Dota – дополнение к стратегии Warcraft 3:

«Первыми играми были Counter Strike и Quake, а потом меня захватила Dota. Мы школьниками ходили в клубы, как-то зарабатывали на подработках или брали деньги у родителей. Высшей точкой наслаждения от компьютерных игр было пойти в клуб на ночь. Вся компания с района собиралась, были старшаки, ребята постарше, с ними можно было познакомиться в клубе и завоевать авторитет на уровне игры».

Артем Гарбацевич

По словам Артема, именно в клубах выкристаллизовывались люди, которые умели играть лучше и самостоятельно организовывали чемпионаты на уровне района:

«Мы понятия не имели ни про каких спонсоров. Мы сами скидывались деньгами и проводили кустарный чемпионат. Никто не думал про то, что может стать двигателями киберспорта. Мы знали только, что в соседнем районе есть команда, и организовывали игру. Уровень турнира определялся возрастом и финансовым состоянием команды. На нашем уровне, если получалось собрать долларов 50 на команду, это считалось очень круто».

 

Выбор игры

Гарбацевич рассказывает, что выбрал Dota, потому что в ней была сильная тактическая составляющая:

«Я лично Counter Strike всегда воспринимал чем-то в стиле беги-стреляй, там у всех игроков один функционал. В Dota можно было проявить хитрость, обмануть противника, причем у каждого игрока были свои опции. Когда приходили в клуб, попадали под влияние более опытных игроков. Нам рассказывали определенные фишки, сочетания героев, в которых они играли лучше. Мы в классе уже на уроках расписывали роли – кто каким персом будет играть, какие предметы закупать персонажу».

Сергей Григорьев соглашается, что Counter Strike и Dota относятся к разным жанрам, но считает, что и в «контре» тоже сильна тактика:

«Карты были изучены от и до. Где что простреливалось, кто где мог сидеть, пересматривали воды, записи игр с соревнований профессиональных команд и применяли все это на локальном уровне. И техника конечно: быстрое прицеливание, headshot доводили до автоматизма. В Dota тоже скорость важна, но нужно лучше продумывать план действий, комбинации героев, предметов и т.д.»

Павел Марсановский также вспоминает: когда его команда готовилась к играм, много внимания уделяли именно теории:

«Когда дошло до команды – в составе восемь человек, в игре пять – то уже садились и разрабатывали тактику. Печатали план, как лучше поступить, у каждого была своя огневая позиция в зависимости от того, с каким оружием он лучше обращался. Иногда вытаскивали раунды индивидуально, но в основном играли на командном взаимодействии, это сплачивало людей».

 

Новая эра

Мир не стоит на месте, и современные геймеры уже не играют в старичков CS 1.6 и Dota Allstars. Им на смену пришли Counter Strike: Global Offensive и Dota 2. Хотя графика и физика игр заметно изменились в соответствии с духом времени, эти дисциплины по-прежнему привлекают миллионы новых игроков по всему миру.

Беларусь не остается исключением. Но на смену дворовым турнирам, где игроки сами скидываются деньгами, пришли киберспортивные лиги, где каждый может попробовать свои силы.

Новая эра – киберспорт. Фото: Вконтакте компьютерного клуба Tarantul

Одним из таких проектов стала VOKA League. Сейчас в лиге проходит второй сезон киберспортивного турнира в трех дисциплинах: Dota 2, CS:GO и Clash Royale. Первые игры уже состоялись, а завершится турнир 17 июля. Призовой фонда каждого турнира – 7 тысяч рублей.

Трансляцию проводит видеосервис VOKA, входящий в Белорусскую ассоциацию компьютерного спорта (БАКС). Инициатором ее создания выступила компания А1. Основная задача ассоциации – популяризация киберспорта, объяснение, что игры сейчас это не просто приятное времяпровождение, но и перспективное направление для развития бизнеса.