Игорь Драко. СТРАСТИ. Баба из стали: глава ЦИК Лидия Ермошина

Игорь ДРАКО

Игорь ДРАКО

Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Употребляя слово «баба», я нисколько не переживаю, что героиня моего повествования обидится на меня. Чрезмерной политкорректностью и сама Лидии Михайловна не измучена. Вот в недавнем интервью назвала некоторых пользователей соцсетей ничтожествами.

Или вспомним 2015 год. Тогда многие из тех, кто сегодня испытывает политический оргазм при упоминании фамилии «Бабарико» или сладко стонет, услышав звукосочетание «Цепкало», чуть ли не поедом ели Татьяну Короткевич (фанаты Тихановского — правильные пацаны и реальные тетки — они либо любили Короткевич, либо вообще на нее не реагировали). О попавшей под обстрел критиков и хейтеров кандидатке Лидия Ермошина сказала так: «Только бы выдержала баба».

Сразу я хотел назвать Лилию Михайловну «баба-кремень», но потом решил, что использование «стали» говорит о ней куда больше, потому как автоматически напрашивается сравнение с «железной леди» Маргарет Тэтчер.

Разумеется, Тэтчер и Ермошина из разных «весовых категорий». Первая — всемирно известный политик, вторая — чиновник, известный исключительно в своей, незначительной для Европы и мира стране. О Маргарет Тэтчер пишут книги, снимают фильмы, до сих пор спорят о ее влиянии на общественные, экономические, политические процессы в Великобритании и западном мире в целом. Такого внимания к персоне Лидии Ермошиной, понятно, не будет.

Но уровень известности или влиятельности человека не так уж много добавляет к его характеру (или вообще ничего не добавляет). Говорят же: «У него крутой нрав». Что у фермера, что у спортсмена, что у бизнесмена, что у водителя грузовика, что у президента может быть такой нрав. Именно характер, а не знания и опыт, позволял Тэтчер проводить приватизацию, закрывать шахты и «мочить» профсоюзы. Именно характер заставляет Ермошину много лет объявлять сомнительные результаты выборов в Беларуси.

И если поведение премьер-министра Великобритании объясняется, кроме характера, идеологией и карьерой (ну вот так «железная леди» видела устройство социума и, опираясь на такое видение, сохраняла за собой пост главы правительства Ее величества), то поведение председателя ЦИК, по моему мнению, лишь в ничтожной мере связано с карьерой (работать же где-то надо) и совсем никак не связано с идеологией (баба из стали, насколько я могу судить, не забивает себе голову размышлениями о том, каким должно быть белорусское общество).

Однако не будем превращаться в химиков и говорить о людях на основании отличия простого элемента железа от сплава стали. Понятно, что и «iron lady» — это не про вязкость и пластичность железа, а про твердость и прочность стали; просто словосочетание звучит лучше. А мне слово «сталь» нужно всего лишь для того, чтобы сказать: «Да, Лидия Михайловна не войдет в мировую историю, но в современной Беларуси равных ей нет».

Что я имею в виду? А то, что все государственные, политические и общественные деятели Беларуси по сравнению с ней — совершенно обыкновенные, приличные либо неприличные, персонажи, которые легко заменяются другими актерами.

Даже Александр Лукашенко не дотягивает до экзистенциальной пронзительности, исходящей от внешне почти всегда невозмутимой Лидии Ермошиной. Первый и пока единственный президент Беларуси при всей его чудаковатости предельно понятен: уверен, что Беларусь стала тем, чем она есть, благодаря ему, и потому он имеет право властвовать в ней, пока есть силы, и потом передать власть тому, кого он выберет в преемники.

Ну, что тут особенного? Были в истории тираны, князья, цари, короли, императоры, диктаторы, которые точно так же воспринимали свои земли и свое владычество.

А вот зачем всё это Лидии Ермошиной? Зачем ей столько лет терпеть обвинения в том, что именно она виновата в вечном президентстве Лукашенко и отсутствии справедливых выборов?

Семьи у нее нет, сына потеряла, становиться премьер-министром или президентом вместо Лукашенко она не планировала… Ради коттеджа? Да на кой он ей, одинокой женщине! Признавалась ведь, что его содержание дорого обходится даже для того, кто получает госпенсию, потому пока работает.

И вот в последнем интервью сказала, что уйдет из ЦИКа после президентских выборов. Ну, совсем же одна будет. Сейчас хоть коллеги, какая-то деятельность, пусть часто и бессмысленная, но с людьми, пусть и не самыми приятными или терпящими тебя только из-за твоего статуса, — а что потом?

В этот раз Александр Лукашенко, совершенно определенно, не получает необходимых 50 процентов. Не думаю, что Лидия Михайловна уверена в обратном, однако ей придется сообщить итоги голосования, которые не будут приняты обществом.

Ирония судьбы заключается в том, что не только на местных и парламентских, но даже на президентских выборах глава ЦИК не знает, сколько точно голосов получают кандидаты. Виновата в фальсификациях, тем не менее, она.

Тетки и дядьки в участковых комиссиях фальсифицируют итоги голосований, но если завтра режим Лукашенко падет, то эти тетки и дядьки отделаются легким испугом, сообщив, что им доводили цифры сверху. Вся ненависть народа будет направлена на Ермошину.

Конечно, она могла настоять на принятии нормы, когда наблюдатели видят каждый бюллетень при подсчете голосов. Но мы с вами понимаем, что нынешняя власть такую норму не допустила бы. Потому глава ЦИК, будучи частью «вертикали», и отмахивалась от этого: мол, выборы в Беларуси и так проходят гласно и открыто.

Возвращаюсь к своему вопросу — зачем все это Лидии Ермошиной?

Складывается такое впечатление, что Лидия Михайловна словно бы не живет, но представляет собой героиню греческой трагедии, где все решает рок, а не личный выбор. А если и живет, то как будто не для себя, как будто принятие обвинений в фальсификации выборов является обязательной платой за некое служение. Но чему служит Лилия Ермошина?

Можно, конечно, зло пошутить, сказав: «Не чему, а кому. И всем известно — кому». Да, она говорила, что находится в команде действующего президента. А много ли чиновников осмеливалось говорить обратное? И вот все эти молчащие или публично выступающие в поддержку Лукашенко неинтересные личности, которым карьера и деньги заменяют жизнь, «в случае чего» легко объяснят, почему они не бунтовали против автократа и найдут понимание.

Ермошина понимания не найдет. И она, умная баба, знает про это лучше каждого из нас, потому что имеет возможность каждый день наблюдать вблизи мерзость элитки, к которой сама принадлежит.

Мне кажется, и Лукашенко не отпускает ее из ЦИКа не потому, что там ему нужен преданный человек (мог легко менять на каждые выборы, и цифры все равно звучали бы правильные), но потому, что он сам восхищен Лидией Михайловной. Он тоже не понимает, зачем ей все это.

Вне зависимости от того, как закончатся нынешние выборы, останется Александр Лукашенко главой государства или нет, уход Лидии Ермошиной с поста ЦИК станет знаком того, что как раньше в Беларуси уже не будет.

Неумолимый ход истории. Лукашенко хотел притормозить его в отдельно взятой стране, и роковая женщина по фамилии Ермошина, словно личная пифия, сообщала ему, что он может так поступать. Сегодня предсказательница сдает дела…

Лидия Михайловна Ермошина, председатель ЦИК Беларуси, баба из стали, человек, отказавшийся от личного в пользу политики. А что политика уродливая, так я ж и говорю, что рок, принять его — попробуйте поменяться местами с героиней.

Вот многие настаивают, что Ермошину надо судить за причастность к фальсификации выборов. Я про такое не думаю. Но для завершения сюжета я, тем не менее, хотел бы посмотреть, как бы вела себя Лидия Михайловна во время судебного процесса, как воспринимала обвинения и слушала приговор.

И я бы напросился к ней в защитники, чтобы, наконец, понять, зачем ей все это было нужно.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».