У белорусской науки новые приоритеты. Поможет ли это выйти из кризиса?

Сектор исследований и разработок ждут сложные времена.

«Надо подвергнуть серьезной ревизии» работу Национальной академии наук (НАН) Беларуси и посмотреть, «как выполнены принятые нами решения». Об этом Александр Лукашенко заявил, посещая недавно полигон Объединенного института машиностроения НАН Беларуси.

Фото minsknews.by

А вскоре был опубликован указ президента «О приоритетных направлениях научной, научно-технической и инновационной деятельности на 2021–2025 годы». Таким образом, в самый разгар кризиса сделана попытка очертить направления развития сферы науки на ближайшие пять лет.

Состояние белорусской науки (более точно — сектора исследований и разработок) нельзя назвать устойчивым. Бюджетные вложения в эту сферу никогда не были приоритетом белорусского государства, хотя громких слов о значении науки для экономического развития говорилось много. С 2008 года сектор пережил ряд глубоких кризисов и затяжную стагнацию.

Если в 2008 году совокупные расходы на исследования составили 450 млн долларов, то в 2016 году — только 240 млн долларов. Восстановление в 2017–2019 годах только незначительно исправило ситуацию — в 2018-м расходы на исследования составили около 360 млн долларов, то есть только 80% от уровня 2008 года. Наукоемкость ВВП в 2014–2018 годах находилась на историческом минимуме — 0,5-0,6%.

При этом на протяжении долгого времени руководство Беларуси ставило амбициозные задачи развития исследовательского сектора до уровня стран-лидеров.

Программы социально-экономического развития страны на 2006–2010 и 2011–2015 годы предусматривали рост наукоемкости ВВП до 2%, на 2016–2020 годы — до 2,5%, а концепция «Беларусь 2020: наука и экономика», подготовленная Академией наук в 2015 году, прогнозировала рост расходов на исследования и разработки до 2,5-2,9% ВВП к 2020 году. Следует отметить, что у России, Польши и Литвы этот показатель составляет 1%, средний по ЕС — 2%, у развитых стран доходит до 3-4%.

 

Прожекты прежних лет не реализовались

Нереалистичность, завышенные ожидания пронизывают практически все белорусские программные документы последних десятилетий, касающиеся развития науки и технологий. Как будто увеличение в разы денежных поступлений в сектор зависит исключительно от активности ученых и академических администраторов, а не связано с бюджетными расходами и экономической ситуацией в стране.

С одной стороны, реально оценить перспективы отечественной науки не позволяло стремление представить Беларусь как научно развитую страну. С другой — программы никак не прописывали, каким образом будут привлекаться в сектор сотни миллионов долларов, при том что значительного увеличения бюджетного финансирования не планировалось.

Кроме этого, фактически существует мораторий на структурные реформы в научной сфере. Попытка ее реорганизации в 2013 году завершилась сохранением статус-кво, с тех пор программные документы и официальные выступления последовательно подчеркивали, что разговор должен идти только о «совершенствовании» существующей системы, которая признается если не идеальной, то оптимальной и «не может быть признана устаревшей» (Программа совершенствования научной сферы, 2013), «позволяет эффективно решать актуальные задачи» (стратегия «Наука и технологии 2018–2040») и т.д.

На этом фоне объявленная «ревизия» может несколько пошатнуть статус-кво, хотя речь идет, как мне кажется, скорее о смене приоритетов и замене кадров, чем о структурных преобразованиях.

При этом нынешняя структура сохраняет серьезные недостатки. Среди наиболее существенных — конфликт интересов в деятельности Академии наук, которая одновременно участвует в управлении, контроле, распределении средств и реализации научных исследований; неэффективная система распределения бюджетных средств и конкурсов; разрыв между академической и университетской наукой. Все это негативно сказывается на развитии сектора.

 

Что следует из указа?

Если заявление о «ревизии» пока не наполнено существенным содержанием, то указ об исследовательских приоритетах можно рассматривать как признак более реалистичного отношения к возможностям Беларуси в научной сфере и финансовых перспективах исследовательских направлений.

Если в 2011–2015 годах выделялась восемь направлений (включавших 45 «макротехнологий» и пару сотен «критических технологий»), а 2016–2020 годах их было девять, то на 2021–2025 годы число сокращено до шести.

При этом наиболее важным представляется выделение в качестве самостоятельного направления цифровых информационно-коммуникационных и междисциплинарных технологий (ранее они шли в одной рубрике с авиакосмическими). Более того, в указе они поставлены на первое место.

Это выглядит логичным. Внутренний и внешний спрос на эти технологии достаточно устойчив, также эти сферы остаются привлекательными для частных компаний. При этом доля собственно новых и высоких технологий в белорусском ИТ-секторе остается крайне низкой, и государственные программы в этой области могли бы стимулировать качественный рост.

К сожалению, официальная статистика не дает детализации по этому направлению, объединяя его с другими техническими науками. Текущие затраты на исследования в рамках всех технических наук составили в 2019 году более 230 млн долларов, то есть с минимального уровня 2016 года выросли почти в 1,5 раза.

Размещение в указе на втором месте биологических и медицинских технологий также показательно (ранее оно отводилось технологиям агропромышленного комплекса). Это еще одно направление, способное в кризисных условиях если не вырасти, то хотя бы сохранить позиции. Пандемия COVID-19 только повышает его значение.

Текущие затраты на исследования в области медицины с минимума 2016 года выросли почти вдвое. Это самый значительный рост среди всех научных направлений, хотя объем привлеченных средств относительно невелик — около 16 млн долларов. К сожалению, статистика не позволяет выделить из естественных наук (общий объем 51 млн долларов в 2019 году) расходы на биологические исследования.

 

Кризис внесет свои коррективы

Очевидно, белорусский сектор исследований и разработок ждут сложные времена. Есть все предпосылки ожидать сокращения как бюджетных расходов, так и расходов частных и государственных компаний. В 2021–2022 годах можно ожидать отката к 2016 году, то есть сокращения рынка исследований на 35-40% от текущего уровня, а наукоемкости ВВП — до 0,5% и ниже.

«Ревизия» деятельности Академии наук и новые исследовательские приоритеты должны способствовать ответу на эти вызовы. Уже происходит сокращение исследовательских направлений. Также можно ожидать существенной и вынужденной ломки сложившихся приоритетов в пользу более интересных для рынка и бизнеса направлений, в частности информационных технологий, биологии и медицины.

Основные потери от кризиса, как мне кажется, понесут исследования и разработки в сфере промышленности (особенно машиностроения), строительства и смежных технических направлений.

Состояние крупной промышленности Беларуси, которая является основным потребителем таких технологий, не предвещает ничего хорошего, и само направление может сохраниться только при существенной прямой или косвенной государственной поддержке, что в условиях кризиса обеспечить будет непросто.

 

 


Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера», доктор политических наук