Лукашенко бомбит Москву за эгоизм на фоне коронавируса

Испытание пандемией еще сильнее подтачивает белорусско-российский союз…

Александр Лукашенко воспользовался коронавирусным форс-мажором, чтобы ребром поставить перед Кремлем острые экономические вопросы. Грубо говоря, раскрутить его на деньги. Если Москва не пойдет на уступки, то отношения между союзниками станут еще более напряженными, отчуждение усугубится.

Фото kremlin.ru

Сегодня Лукашенко, не называя страну, бросил камень в огород России за мартовское закрытие границы в связи с пандемией.

«Односторонние действия государств поставили под угрозу торговые отношения, кооперационные цепочки, трудовую миграцию. Отсутствие координации усилий усугубляет эти негативные факторы. Поэтому эгоистичные решения, принимаемые без оглядки на последствия как минимум в отношении ближайших партнеров, стратегически не будут иметь успеха», — заявил белорусский президент в ходе рабочей встречи членов Высшего Евразийского экономического совета, которая состоялась 14 апреля в формате видеоконференции.

Также Лукашенко прозрачно намекнул Владимиру Путину, что не грех бы снизить цену на газ («при таком резком изменении экономической конъюнктуры цена должна быть более адаптивной»). И предложил упростить порядок предоставления финансовой помощи из Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), которым де-факто заведует Москва, реструктуризировать долги заемщиков перед Евразийским банком развития, действующим под эгидой ЕФСР.

 

Газ: Россия, по мнению Минска, дерет шкуру

О несправедливой, с его точки зрения, цене на российский газ Лукашенко в последнее время твердит рефреном. Причем вчера это звучало гораздо менее дипломатично, чем во время сегодняшней видеоконференции.

На совещании по коронавирусу 13 апреля в Минске, возмутившись тем, как отношение белорусского руководства к проблеме COVID-19 подается в российских СМИ (мол, «плявузгают»), Лукашенко заявил: «Если хотите помочь, сделайте нам мировую цену по природному газу. Сегодня в Европе природный газ Россия продает по 80 долларов, не выше 90 долларов за тысячу кубических метров. А мы платим 127 долларов. Где такая цена сегодня есть? Вот хотите помочь, помогите. Ни денег, ничего не просим. Зачем с нас шкуру драть?»

А вообще за то время, как наползла пандемия, Лукашенко отбомбился по Москве уже не раз. В прошлом месяце он по горячим следам отчихвостил союзника за решение закрыть границу с Беларусью. Причем в трактовке белорусского лидера дело обстояло так, что российская сторона толком даже не предупредила. Потом он возмутился тем, что «россияне на борт наших людей в Таиланде не пускали».

«Это обычная безглуздица, это тупость, глупость. Для России это практически ничего не стоило, а вреда принесет огромное множество. Вот тогда и будет «интеграция», — бросил в сердцах Лукашенко.

 

Макей тоже дал Кремлю прикурить

Эту же тему затронул на днях в интервью TUT.by министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей: «Я до сих пор вспоминаю с содроганием, когда на первоначальном этапе мы получали информацию о том, что наших граждан, у которых были билеты на самолеты по линии российских туроператоров, просто выбрасывали из самолета. Даже семьи разделяли: если муж белорус, а супруга — россиянка, на рейс сажали только супругу».

В этих драматичных примерах легко читается подтекст: вот вам и союзнички!

Макей вообще выдвинул к России веер претензий. Упрекнул за то, что «к нам из Нижнего Тагила на строительство АЭС приезжают 15 зараженных коронавирусом». Заявил, что российские СМИ льют грязь на Беларусь. Высмеял путаную российскую политику в плане борьбы с пандемией.

Показательно, как белорусский министр прокомментировал гуманитарную помощь России — передачу десяти тысяч тест-систем: «Да, Россия передала нам такой груз. Мы передали эти тесты в регионы, на пограничные переходы, чтобы проверять транзитных пассажиров из России, дальнобойщиков из России и на АЭС. Мы, конечно, благодарны, но десять тысяч тестов — это на два с половиной дня работы: у нас каждый день по стране расходуется около четырех тысяч тестов».

Проще говоря, смысл таков: мы эту мизерную гуманитарку на россиян же и израсходовали.

Как отметил в своем телеграм-канале белорусский политический аналитик Артем Шрайбман, целым рядом высказываний в этом интервью «Макей хочет подчеркнуть, что от России идут только проблемы, а не поддержка». И вообще, считает аналитик, это одно из самых резких по отношению к Москве интервью главы белорусской дипломатии.

«Белорусско-российские отношения вошли в пандемию в глубоком кризисе доверия, на пике нефтяной войны и на фазе молчаливого признания, что no money no honey в плане интеграции. То есть любить друг друга мы готовы только за заполненные дешевым сырьем трубы», — резюмировал Шрайбман.

В то же время минский аналитик-международник Андрей Федоров склонен трактовать последние выпады белорусского руководства в адрес Москвы как «скорее эмоциональный всплеск».

«После того как ситуация с пандемией и ее последствиями для экономики мало-мальски нормализуется, Москва напомнит, насколько Беларусь от нее зависима. Причем может напомнить не только словами, но и делами. Например, закрытием рынка для каких-то видов белорусской продукции», — заявил Федоров в комментарии для Naviny.by.

По его словам, в таком случае Минску «придется сбавить риторику». Экономическая зависимость Беларуси от Москвы «слишком большая, чтобы расплеваться».

Более того, по мнению ряда белорусских аналитиков, Москва, пользуясь тем, что пандемия и кризис ослабят экономику Беларуси, может снова навязать «углубление интеграции».

Федоров считает, что отношения между нашими двумя странами в перспективе во многом будут зависеть от того, в каком состоянии выйдет Беларусь из нынешних передряг. «Если она окажется в очень слабом положении, то “большой брат”, думаю, не упустит шанса этим воспользоваться, чтобы достичь своих имперских целей», — резюмировал аналитик.

 

Пропасть расширяется

Так или иначе, мы видим, что на сегодняшний день пандемия, экономический кризис, падение цен на энергоносители дают Лукашенко дополнительные козыри в игре с Кремлем.

В частности, судя по заявлениям белорусской стороны, удалось де-факто добиться поставок российской нефти без премии (точнее, ее, сбитую до неполных пяти долларов за тонну, компенсирует российское правительство). «Роснефть» и другие крупные компании настроены возобновить поставки на белорусские НПЗ.

Однако эти выигранные пять долларов — мелочь в сравнении с теми потерями, которые Беларусь несет от налогового маневра в российской нефтянке. А компенсировать эти потери Москва готова лишь по выполнении дорожных карт углубления интеграции.

Они же, особенно 31-я, предусматривающая единую валюту и наднациональные органы, несут угрозу белорусскому суверенитету. О чем открытым текстом говорит не только белорусская оппозиция, но и сам Лукашенко. Так что здесь вырисовывается порочный круг.

Не исключено, что российская сторона в нынешних условиях согласится слегка сбавить цену на газ. Но это будет лишь временным решением. Как и в случае с нефтяной премией. Также вероятны символические уступки в финансовом плане по линии ЕФСР.

Перспектива же создания единых рынков газа, нефти и нефтепродуктов в рамках ЕАЭС, что могло бы удовлетворить запросы Минска в области энергоносителей, покрыта мраком.

Это вроде как договорились сделать к 2025 году, но независимые белорусские эксперты еще до нынешнего кризиса сомневались, что Москва на это пойдет. Пандемия же только усилила национальный эгоизм во всем мире. И сомнительно, что Россия в этом плане станет исключением, начнет, в понимании ее элит, разбрасываться направо и налево дешевыми ресурсами.

В общем, Лукашенко будет Москву трясти, но вряд ли много вытрясет. А значит, отношения между Беларусью и Россией продолжат охладевать. На сегодня реальность такова, что пандемия и связанный с ней кризис лишь расширяют пропасть отчуждения между формальными союзниками.