Застрявшие в Таиланде и на Бали туристы боятся возвращаться в Беларусь

«Мой вывод из произошедшего — если случится экстренная ситуация, белорусам надо рассчитывать только на себя».

Люди, которые по воле судьбы оказались в эти непростые дни за тысячи километров от родной земли, все же услышали «доброе слово» президента Беларуси и теперь особо не надеются на то, что государство им поможет добраться домой. Однако они хотят, чтобы об их существовании знали.

МИД Беларуси заявляет, что продолжит оказывать помощь белорусским туристам, застрявшим за рубежом. Однако самолеты не летают, границы закрыты, а оказавшиеся за рубежом люди чувствуют себя брошенными.

И проблема уже серьезнее и дороже в решении, чем отправить во Внуково несколько самолетов за счет самих туристов.

Президент Лукашенко недавно возмутился тем фактом, что некоторые наши граждане якобы игнорируют рекомендации властей не ехать на отдых за рубеж.

«Мы уже гвалтом кричим: не едьте за границу, побудьте дома. Нет, все равно прут за эту границу. Тем, кто выехал после наших предупреждений, — никаких чартеров. Пускай там и сидят, если туда выехали», — жестко потребовал президент.

Однако многие из тех, кто сегодня не может выехать с зарубежных курортов, уехали из Беларуси, когда о коронавирусе знали только по редким сообщениям из Китая.

 

«Коронавирус — это не прикольно»

Минчанин Алексей Павловский приехал в Бангкок со своей 16-летней дочерью Анастасией как сопровождающий в январе. Девушка работает моделью, это ее первая дальняя поездка по приглашению тайского агентства.

Анастасия и Алексей Павловские

Ехали на три месяца работать, но коронавирус нарушил все планы. Агентство оплатило перелет Анастасии, платит ей компенсацию, но контракт уже не действует, работы нет. За квартиру платят сами.

Рейс «Туркменских авиалиний» до Минска через Ашхабад на 25 апреля отменен:

«Сидим в съемной квартире — в городе чрезвычайное положение. Выходить из дома нельзя, но если ослушаешься, за это не наказывают. И режим ЧС особо не чувствуется, тем более мы выходим только в магазин. На днях там начали измерять температуру, обеззараживатели для рук стоят повсеместно, даже в общественном транспорте».

Алексей рассказал, что когда ездил за продлением визы в эмиграционный офис, там в здании размером со стадион находились сотни иностранцев — кто в масках, кто без:

«Вот там мне стало страшно, это была идеальная ситуация для распространения вируса. Все эти люди ведь разлетятся по миру. И мне не продлили визу, потому что офис не справляется, слишком много людей. Мы отстояли с десяти утра до трех дня, и нам сказали, что в этот день не пройдем. Следующий раз поехал в пять утра, получил визу».

Визовый центр для иностранцев

Алексей Павловский говорит, что дальше они с дочерью будут действовать в зависимости от развития ситуации — если будет эвакуация, полетят в Беларусь:

«Мы не на отдых прилетели, у нас попросту не было денег, пока действовало авиасообщение, чтобы купить билеты за несколько тысяч долларов. Наше пребывание здесь вынужденное. Мы надеемся на то, что обстановка улучшится, если нет, поедем на остров, будем ловить рыбу и есть ее.

Я хочу домой, но в Беларусь боюсь возвращаться. Не бывает так, чтобы весь мир был заражен, а Беларусь нет. Весь мир старается обезопасить себя, а в Беларуси, судя по новостям, говорят о бане и водке как противовирусном средстве.

Коронавирус — это не прикольно. Правильно пытаться избежать паники, но если бы в Беларуси приняли жесткие меры карантина, я был бы этому рад, потому что я слышу, что мне рассказывают друзья о происходящем в Италии и Испании. Это страшно, когда умирает столько людей».

 

Четверо взрослых и ребенок застряли в Паттайе

Гомельчанка Наталия Шевчик с семьей — мужем, дочкой и родителями мужа — приехали в Таиланд на два месяца в январе.

Перелет из Москвы брали туда и обратно, открыли визу, приехали в российскую столицу на своей машине, оставили на платной стоянке.

Их обратный рейс в Москву на 22 марта отменили: «Мы сначала бегали в поисках жилья, ездили продлевать визу. Потом позвонили в компанию Golf, попросили перенести на 21 апреля. Мы не стали покупать другие билеты, потому что в Москве машина, в которой остались теплые вещи. Даже если мы добрались бы до Москвы, как доехать с ребенком без теплых вещей в Минск, а оттуда поездом в Гомель? В общем, мы перенесли рейс и ждем, что ситуация улучшится.

Теперь я понимаю, что не факт, что перелет состоится. Они без проблем еще раз перенесут билеты, но будет ли авиасообщение. Мы могли улететь Аэрофлотом, но один билет стоил 800 долларов, а нас пятеро. За такие деньги здесь полгода можно жить».

Семья живет в Паттайе: «За визами ездили 22 марта, стояли часа три. Белорусам можно продлевать визу на месяц, но вот если придется продлевать ее еще на месяц, могут возникнуть вопросы. Продление нам обошлось на семью около 300 долларов. Благо, что свекор со свекровью брали запас денег. Нас выручило еще то, что цены на жилье снизились в Паттайе раза в три. Людей нет, бери жилье, какое хочешь — возле моря много места. Однако неуютно — людей нет, мы слышим сообщения об ухудшении криминогенной обстановки в стране.

Я подала данные нашей семьи на эвакуацию, заполнила соответствующую анкету. Я боюсь, что если нас не вывезут, мы тут застрянем до лета».

В Паттайе объявлены карантинные меры: «Тайцы законопослушны, люди даже в жару ходят в масках. В темное время суток на улицу выходить нельзя пожилым людям и детям до пяти лет. Дезинфицирующие растворы стоят в магазинах, там меряют температуру каждому входящему. Дочь и радуется всему — кушает манго и купается в море. Но мы же не можем здесь сидеть полгода! Мы не те люди, которые решили остаться и остались, мы хотели вернуться домой. Теперь мы не знаем, что нам делать».

Наталья Шевчик говорит, что очень хотела бы, что Беларусь позаботилась о них, но «надежды у нас на помощь государства нет, мы надеемся на себя».

«Мы хотим домой, — говорит Наталья. — Мы знаем, что будем обязаны находиться в изоляции, и готовы выполнить все правила по возвращении. С другой стороны, когда видишь в новостях, что в белорусских городах нет практически никаких ограничительных мер, страшно ехать. Когда я слышу о том, что мы сами виноваты в том, что оказались в такой ситуации, хочу еще раз сказать: мы уехали в январе, когда невозможно было предположить подобное развитие эпидемии».

 

«У многих деньги только на еду и жилье остались»

Журналист Евгений Малаховский уехал из Беларуси в начале марта, побывал в Сингапуре и Малайзии, и с 15 марта находится на Бали. Планировал прожить на острове месяц:

«Эмиратская авиакомпания отменила два моих рейса в Москву на апрель (каждый билет стоил около 400 долларов). Проблема в том, что мне и другим моим соотечественникам не возвращают деньги за билеты, предлагают перенести полет, вернуть деньги в виде депозита, и в результате людям не за что купить билет.

Понимаете, проблема не в том, что люди не хотят платить, а в том, что цены чуть ли не в два раза скакнули, а у многих деньги только на еду и жилье остались».

До последних дней была надежда купить третий билет и улететь «Аэрофлотом» за порядка 600 долларов без багажа, но теперь, говорит Евгений, с Бали не улетишь ни за какие деньги, потому что самолеты не летают.

На острове с 26 марта — карантин, но довольно мягкий: всё работает, нет комендантского часа, но есть рекомендация не выходить из дома без особой надобности.

Многие туристы уехали с севера Бали, потому что там закрываются отели, люди рассказывают, что им стали давать сутки на выселение:

«Я жил ближе к северной части, мне тоже пришлось уехать, потому что отель закрывался. У необразованных местных, живущих в деревнях, куда редко добираются туристы, есть мнение, что белые привозят им вирус. Правда, насилия к туристам не применяют, только разговаривают».

Евгений говорит, что, по его подсчетам, на Бали около 200 человек, которые хотели уехать в Беларусь в апреле. Белорусский консул, по его словам, на контакт не идет, разговор с ним заканчивается на том, что он просит белорусов предупредить его, если получится улететь:

«На сайте МИД есть форма обратной связи, но она не позволяет с кем-то из дипломатических работников связаться».

Евгений сомневается, что среди застрявших туристов на Бали есть те, которые прилетели после того, как была объявлена пандемия, потому что, по его наблюдениям, здесь много фрилансеров из Беларуси или туристов, которые приезжают на несколько месяцев. И если одни в спешке смогли покинуть остров, другие на нем застряли.

Отвечая на вопрос, как восприняли люди слова главы государства о том, что «тем, кто выехал после наших предупреждений, — никаких чартеров», Евгений Малаховский сказал:

«Я показывал туристам из Украины и России то, что говорил президент. Смешно и стыдно, говорят они. Мне тоже стыдно, я не чувствую себя защищенным с белорусским паспортом. Мой вывод из произошедшего — если случится экстренная ситуация, белорусам надо рассчитывать только на себя».