Украинский журналист сравнил введение ЧС с концлагерем

Украинское правительство озаботилось политическими рамками для борьбы с коронавирусом вместо того, чтобы обеспечить финансирование медицины, которая требует денег, а не чрезвычайной ситуации, считает журналист «Нового Времени» Иван Верстюк.

Источник: rbc.ua

 

«Власти решили идти по пути самого негативного сценария»

«За время карантина украинское правительство вполне показало себя как правительство закручивания гаек. Каждый день появляются новости о том, что карантинные меры будут усилены, хотя и так большинство людей сидят дома, а многие при этом даже не особо работают.

Сейчас премьер-министр Денис Шмыгаль и его Кабмин ввели режим чрезвычайной ситуации до 24 апреля с возможностью его продления. До этого шли разговоры о комендантском часе, а столичный мэр Виталий Кличко даже сказал, что есть смысл штрафовать людей, нарушающих карантинный режим.

Складывается впечатление, что власть — президент Владимир Зеленский и премьер Шмыгаль — вторую неделю подряд пытаются оправдаться перед избирателями и убедить их в том, что власть, мол, стоит на страже вашего здоровья. Пусть экономика обвалится хоть на 50%, но в Украине будет самый строгий карантин в мире», — написал Иван Верстюк.

Журналист напомнил, что в Украине 100 тысяч больных туберкулезом и 350 тысяч людей с ВИЧ-инфекцией. По его словам, все эти годы никто и не думал вводить чрезвычайную ситуацию, чтобы остановить распространение этих болезней, куда более смертоносных, нежели коронавирус.

«Коронавирус отличается от привычных эпидемий лишь тем, что он может коснуться каждого. Но зачем при столь сильных карантинных мерах еще и вводить режим чрезвычайной ситуации? Зачем устраивать транспортный коллапс, когда пациенты не могут даже добраться до поликлиник и больниц, чтобы пообщаться с медиками?

Украинские власти почему-то решили идти по пути самого негативного сценария, который даже не подтверждается существующей статистикой. В действиях руководства страны заметна паника, и это очень плохо. Надо не политические рамки искать для борьбы с пандемией — будь-то режим чрезвычайной ситуации или чрезвычайного положения. Надо прежде всего обеспечить финансами и всем необходимым украинские больницы», — продолжил Верстюк.

 

«Введение чрезвычайной ситуации лишь усиливает панику в обществе»

Журналист считает, что власти Украины напрочь забыли об экономике.

«В сложном уравнении борьбы с пандемией присутствует не только количество инфицированных людей. В этом уравнении также присутствует показатель ВВП, курса гривны, инфляции и инвестиционной активности. Кабмин Шмыгаля решил воспользоваться упрощенной версией этого уравнения, зачеркнув в нем все экономические параметры. Но Кабинет министров — это не Александровская больница, не Красный крест и не Всемирная организация здравоохранения. Задача Кабмина — удержать экономику от падения в условиях, когда по стране активно распространяется коронавирус, а больницы вошли в этот период неподготовленными — ни кадрово, ни финансово, ни ресурсно.

Введение чрезвычайной ситуации лишь усиливает панику в обществе, а в конечном итоге эту панику еще и придется лечить медикаментозно. Трудоспособность людей — это страшно важно, и если Кабмин думает, что увеличивает трудоспособность украинцев, работающих удаленно, своими сверхжесткими мерами — то и в этом он тоже ошибается», — продолжил он.

Журналист посоветовал правительству провести правильную коммуникационную работу, показать реальные цифры смертности от коронавируса.

«Если мы позволим коронавирусу вовлечь страну в годовую стагнацию — этого не простит общество, и не простят избиратели. Поговорите с простыми людьми, они ждут окончания карантина. И если по объективным причинам карантин нужно продлить, что и было сделано сегодня Кабмином, то надо четко сказать, что в итоге он все-таки будет закончен, а власть сделает все, чтобы это случилось как можно раньше.

Это не первый кризис, который переживают украинцы. Во время кризиса принято анализировать ошибки и просчитывать, что, как и когда можно было бы сделать иначе. Так вот уже совершенно очевидно, что действия и коммуникацию украинского правительства можно было бы проводить иначе. Как? Хотя бы так, чтобы у украинцев не складывалось впечатление, что они попали в концлагерь», — заключил Верстюк.