Затянувшийся круиз. Как минчане попали в карантин из-за попутчика в маршрутке

Татьяна и ее друзья в ночь на 11 марта вернулись в Беларусь из средиземноморского круиза, а 13 марта их всех шестерых отвезли на карантин в Республиканский клинический госпиталь инвалидов ВОВ. С корабля в больничную палату минчане попали по той причине, что ехали из Вильнюса в одной маршрутке с пассажиром, у которого был выявлен COVID-19.

Круиз был запланирован задолго до того, как в мире впервые услышали о новом коронавирусе — авиабилеты и билеты на корабль куплены более полугода назад, забронировано жилье после круиза. Компания вместе отправлялась в круиз не в первый раз, поэтому были настроены на позитив и хорошие впечатления.

Татьяна рассказала Naviny.by о том, с каким настроением они ехали и что случилось после путешествия.

— Когда в конце февраля вы выезжали в направлении Италии, понимали, что рискуете?

— Коронавирус был в Китае, но в Европе было достаточно спокойно. Однако когда мы пересекали белорусско-польскую границу (летели через Варшаву), пограничник помимо прочего задал вопрос, понимаем ли мы, куда едем, и сказал, что по возвращению нас может ожидать карантин и у всех возьмут мазки на коронавирус. И мы как люди взрослые и ответственные этому обрадовались, потому что прятать голову в песок не считаем нужным.

Так что мы осознавали, что риск есть, взяли ответственность за последствия на себя и надеялись на лучшее.

— Во время круиза чувствовалось, что коронавирус наступает?

— Мы прилетели в аэропорт Милана в полупустом самолете с еще 30 пассажирами, и там была спокойная обстановка. Все прошли через тепловизор. Из аэропорта мы отправились в Геную, где сели на корабль. На лайнере были приняты всеобъемлющие меры предосторожности: частая уборка, дополнительные дозаторы с дезраствором, был даже специальный персонал, который брызгал на руки это средство. При посадке, при возвращении из каждого порта измеряли температуру.

Ни о какой панике речи не шло, в течение всего круиза нас сопровождала атмосфера праздника. Мы посетили Рим, Палермо, Пальма-де-Майорку, Барселону, Марсель. Ни в одном из этих городов не было той паники, которую показывали по российским каналам. Я их немного в то время смотрела, потому что на них был настроен телевизор в каюте.

Так вот, пустые полки в магазинах, которые я видела в сюжетах, на самом деле быстро заполнялись. Я даже специально снимала полные полки в магазинах, отсылала фото друзьям, чтобы показать, что происходит на самом деле.

Когда мы закончили круиз и приехали в Геную, получили информацию об отмене нашего обратного рейса из Милана в связи с распространением коронавируса. Быстро перепланировали маршрут, и вылетели в результате из Рима в Вильнюс.

Там мы заполнили анкеты, которые были нам предложены на литовском языке, и отправились в Минск на маршрутке в ночь с 10 на 11 марта.

— Как встретила родина?

— На границе у нас взяли мазки. Мы заполнили анкеты, в которых подробно указали все личные данные. И нам сказали, что результат будет 12 марта, нам позвонят.

— И вы поехали домой?

— Нет. Мы люди ответственные и по собственной инициативе решили до получения результатов самоизолироваться. Поэтому поехали к одной из наших подруг, где могли все разместиться, не подвергнув при этом других опасности. Домой не заезжали.

Двум из нас позвонили на следующий день из поликлиники, куда были переданы данные о нас с целью наблюдения по месту жительства. У меня еще раз спросили о том, откуда я вернулась и как себя чувствую. Сказали при плохом самочувствии не вызывать врача, не идти в поликлинику, а сразу звонить в скорую помощь. Еще двое человек из нашей компании сами позвонили в поликлинику.

12 марта часов в восемь вечера нам позвонили из Центра эпидемиологии и сказали, что у нас отрицательный результат на COVID-19, однако мы являемся контактами первого уровня ехавшего с нами из Вильнюса человека, у которого выявили коронавирус.

Дали час на сборы, за нами приехала скорая помощь. Медик, которая нас сопровождала, была при полной экипировке — маска, костюм, очки. Она еще в квартире нас оформила, задала много вопросов, вручила одноразовые маски. И мы поехали в госпиталь ветеранов.

Там ночью с 12 на 13 марта встретились с пассажирами маршрутки и водителем. Не было только одного пассажира с положительным результатом на коронавирус. Как нам позже рассказали люди, с которыми он путешествовал, чувствует он себя нормально, никаких симптомов заболевания нет. Находится в инфекционном отделении.

Как о страшном сне говорят о карантине в госпитале студенты. У вас тоже такое впечатление?

— У нас такая же палата на четырех человек, как и у них, но мы в ней разместились втроем. Удобства на этаже, обычная больница, построенная в советское время. Все это абсолютно приемлемо в данных обстоятельствах.

Мы взрослые люди — пережили застой, перестройку и кучу кризисов. Нас что, больничными стенами испугаешь? Мы видели много и пытаемся понимать сложившиеся в стране обстоятельства и считаем, что сеять панику не конструктивно. Надо быть на карантине, значит, надо — такая наша позиция.

Мы вернулись с шикарного лайнера, но увидели и здесь хорошее — шутили, что каюта-то с окном! У нас, конечно, особенная ситуация, потому что мы находимся в своей дружеской компании. И все же меня удивили претензии студентки и по поводу условий, и еще по поводу скуки.

Во-первых, здесь не развлекательное заведение. Во-вторых, скучно тому, кому неинтересно наедине с собой. Мы занятия себе находим — читаем, смотрим фильмы, участвуем в вебинарах. Оксана физкультурой занимается, Ольга работает удаленно.

Нам не скучно. На улицу не выходим, но открываем окно и дышим свежим воздухом, также кварцуем комнату.

— Как вы оценивает работу персонала?

— Медики вежливые, позитивные, поддерживающие. Панику никто не сеет, но вместе с тем все одеты в защитные костюмы, мы их даже в лицо никого не знаем. Мы быстро привыкли к их необычному виду, понимаем, что это меры предосторожности.

Убирают в палате три раза в день, маски нам меняют каждые три часа. Мы их порой надеть не успеваем, потому что в палате находимся без них, а используем, когда выходим в туалет и душ.

Еду приносят прямо в палату. Питание диетическое, если хочется чего-то острого, надо есть свое. В обычной жизни мы питаемся более вредной пищей, чем здесь. Мы видели, как студентам привозили пиццу. Здесь никто с голода не умирает.

Нам выдадут больничные, мы ценим, что карантин организован за счет государства. Мы бы могли находиться и в домашнем карантине, если бы нам поверили, что мы не будем создавать угрозу для общества.

В случае нехватки ресурсов для изоляции самоизоляция эффективнее, чем никакая. Здоровым людям можно дать возможность находиться дома по возвращении из неблагополучных по коронавирусу стран.

С другой стороны, как проконтролировать, сидит человек дома или нет? Люди не все одинаково осознанные, есть же случаи, когда отказываются от диагностики, сбегают с карантина. Кроме того, при самоизоляции в Беларуси больничный лист не выдают, объяснили нам, когда звонили из поликлиники.

— Что будет с вами дальше?

— Нам сказали, что на 13-й день после первого мазка возьмут повторный, и уже по его результатам будут принимать решение. Надеюсь, мы наконец-то окажемся дома.

 

 

Фото предоставлены героиней интервью