Много совка. Почему нынешнюю Беларусь в Европе не особо ждут

Лукашенко и хотел бы диверсифицировать экономику, сделать политику реально многовекторной, но не в силах переступить через себя…

Вчера в Минске произошел международный скандальчик. Сорвалась встреча европарламентариев с депутатами Национального собрания Беларуси. «Встреча не будет проведена по вине европейской стороны», — сообщил по горячим следам председатель постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Андрей Савиных.

Чуть позже в тот же день автор этих строк воспользовался возможностью спросить о причинах облома со встречей у европарламентария из Литвы Пятраса Ауштрявичюса. Тот пришел в отель «Монастырский» на заседание экспертного клуба центра «Европейский диалог» на тему «Повернется ли вслед за гербом в сторону Европы и Лукашенко?»

«Мы серьезные люди. Мы не занимаемся провокациями. Если был договор встречаться на нейтральной территории, его надо было соблюдать», — заявил Ауштрявичюс.

Вчера же брюссельский источник в Европарламенте пояснил БелаПАН: первоначальная договоренность заключалась в том, что встреча пройдет не в помещениях Национального собрания. Однако белорусская сторона в итоге пригласила гостей именно в ту часть Дома правительства, которую занимает Палата представителей, что и послужило причиной отменить встречу.

Такая щепетильность евродепутатов объясняется тем, что Европарламент не поддерживает официальные отношения с Национальным собранием Беларуси, поскольку не считает его демократично избранным. В то же время Европа ищет возможности развивать с белорусскими властями прагматичный диалог.

В инциденте со срывом встречи, который выглядит почти анекдотично, отразилась вся двойственность этой игры по линии Минск — Брюссель.

 

Диверсификация накрывается

Внешнеполитическая и внешнеэкономическая стратегия Беларуси не очень рациональна, поскольку самые большие рынки (США, ЕС) не являются приоритетными. Об этом заявил на экспертном клубе директор Восточноевропейской школы политических исследований Александр Добровольский. И подкрепил свою мысль диаграммами, на которых столбики ВВП западных субъектов выглядели гулливерами рядом с лилипутскими столбиками ЕАЭС и России.

Но дело ведь не в том, что белорусские власти не хотят больше продавать в Европу и США. Напротив, только и трубят о диверсификации. Закавыка в том, что не могут. И понимают, что не смогут без реформ. А реформы проводить не хочется, потому что боязно пустить вразнос всю пресловутую белорусскую модель с ее большим госсектором и жестким политическим режимом. Порочный круг замыкается.

Да, те же Штаты с руками отрывают белорусский софт — продукцию Парка высоких технологий. Но таких продвинутых экспортных фишек у Беларуси кот наплакал. В прежние времена хорошо шли в Европу наши нефтепродукты. Однако Россия в прошлом году подсиропила с грязной нефтью, а главное — отказалась компенсировать Минску потери из-за налогового маневра в своей нефтяной отрасли, требуя сначала «углубленной интеграции».

В итоге белорусский экспорт нефтепродуктов обвалился за прошлый год почти на 20%. Товарооборот Беларуси со странами Евросоюза в 2019 году по сравнению 2018-м снизился на 9% — до 15,7 млрд долларов, экспорт товаров в ЕС упал на 17,5% — до 8,4 млрд долларов. На Россию же по итогам прошлого года пришлось 49,2% белорусского товарооборота — почти половина!

 

Лукашенко не может оторваться от России

Иными словами, как только Москва прижала, стала сворачивать белорусский нефтяной офшор, так вся диверсификация навернулась. Потому что барыши от торговли с ЕС Минск получал, сидя на советской еще базе. Два НПЗ были построены в Беларуси в эпоху СССР, чтобы было вдоволь топлива для мощной передовой группировки войск в случае войны с натовскими супостатами.

Тогда цена нефти для этих НПЗ не имела значения. Но времена кардинально изменились, Советского Союза давно нет, овес нынче дорог, а белорусская экономика и по структуре, и по духу во многом осталась в совке. И пока будет так, то в отношениях с Европой прорывы на экономическом фронте нереальны.

Вчера во время дискуссии в экспертном клубе господин Ауштрявичюс подчеркивал, что Евросоюзу трудно развивать отношения, заключать договоры с страной, которая завтра может стать частью объединенного государства (то есть, по сути, войти в Россию).

Александр Лукашенко вряд ли рвется сдать страну под управление Кремля. Но даже после всех обломов и обид (мол, россияне нас «кинули», «раком поставили по углеводородам») вынужден твердить, что мы будем продолжать интеграцию и что в ней нет ничего плохого.

Лукашенко ведет рискованную игру на восточном векторе, чтобы выцарапать у Москвы хоть какие-то крохи. Вон некоторые российские компании вдобавок к группе «Сафмар» Михаила Гуцериева вроде как согласились поставлять на белорусские НПЗ нефть без премии. Полноценные поставки могут начаться в марте.

С одной стороны, если у восточной соседки что-то еще можно выцарапать, то почему бы и нет. С другой стороны, ежу понятно, что «братская интеграция» по большому счету проиграна, Кремль будет прижимать и дальше. И хорошо бы эти упорные переговоры о нефти и газе дополнять реальной перестройкой экономики, чтобы максимально снизить ее зависимость от российских энергоресурсов.

Но белорусское руководство по причине своих фобий и стереотипов мышления продолжает держаться за старое, гальванизировать трупы неэффективных госпредприятий. Лукашенко уповает на ужесточение спроса и не говорит о системных реформах. Даже в экономике, а уж тем более в политике. Будто надеется на чудо, что Кремль вдруг подобреет и можно будет второй раз вступить в ту же реку.

 

Статус-кво на европейском направлении сохранится надолго

При этом, как отметил на заседании клуба эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич, логика выживания толкает официальный Минск на «реальные» и «достаточно искренние» попытки диверсифицировать и внешнюю политику, и внешнеэкономическую деятельность.

Но эти попытки, по мнению аналитика, ограничены спецификой белорусской модели, негибкостью политического режима, не способного на серьезные реформы, либерализацию.

Поэтому прорывов на европейском направлении ожидать не приходится. «Сохранение статус-кво в отношениях с ЕС будет достаточно долгим, во всяком случае — до тех пор, пока в Беларуси будут существовать нынешняя социальная модель и нынешний политический режим», — резюмировал Карбалевич.

Ауштрявичюс с разочарованием говорил о прошедших в ноябре парламентских выборах, в результате которых в Палате представителей вообще не оказалось оппозиционеров. При этом он дипломатично выразил надежду, что на грядущих президентских выборах у белорусов «будет возможность выбирать», то есть соперники Лукашенко будут зарегистрированы и получат условия, чтобы нормально вести кампанию.

 

Европеизация зависит от самих белорусов

Однако белорусские независимые эксперты в плане предстоящей избирательной кампании единодушно скептичны. Вопрос удержания власти для бессменного президента на первом месте.

Конечно, он попытается избежать ремейка событий 2010 года, когда разгон Площади в день выборов и последовавшие потом массовые репрессии против оппозиционеров надолго рассорили режим с Западом и сделали более уязвимым перед Москвой.

Но и особо церемониться с «пятой колонной», особенно при угрозе массовых протестов, вытанцовывать перед Европой, чтобы господа в Брюсселе похлопали в ладоши, отметили прогресс, Лукашенко не станет. Короче, дай бог, чтобы отношения с ЕС снова не омрачились. А уж о сильной динамике пока мечтать не стоит.

Белорусский руководитель любит повторять, что в Европе нас никто не ждет. Но давайте уточним: там не ждут Беларусь в совковом варианте — с архаичной госплановской системой управления экономикой, с правовым нигилизмом, который идет с самого верха, с презрением к ценностям Старого Света, с бутафорскими псевдовыборами, которые мало отличаются от имитации выборов в СССР.

Можно подтрунивать над Европой, которой в белорусском вопросе и хочется и колется. Хочется укрепить связи из геополитических и экономических соображений. А колется недемократичность режима. Оттого и происходят казусы вроде срыва встречи с представителями белорусского парламента, который трудно назвать парламентом по европейским меркам.

Но Европе, которая заинтересована, чтобы на этих землях не воцарилась Россия, не по силам изменить здешний режим, который терпят сами белорусы. Так что вопрос о перспективах нашей европеизации следует адресовать самим себе.