«Всё просчитано». Беларусь готова противодействовать гибридным угрозам

Ослаблять подготовку к отражению такого рода угроз было бы безответственно.

Руководство Беларуси считает одной из основных угроз государству дестабилизацию внешними силами ситуации в стране с целью развязать внутренний вооруженный конфликт.

Хотя главный акцент в новом плане обороны Беларуси делается на предотвращении развязывания агрессии и стратегическом сдерживании, большое внимание в нем также уделено вопросам противостояния дестабилизации ситуации внутри самой страны.

«Всё начинается с дестабилизации ситуации в стране, провоцирования внутреннего вооруженного конфликта. И это уже оборона государства. Всё это дело просчитано, и мы в состоянии обеспечить оборону государства, исходя из тех возможностей, которые у нас есть»,говорил в декабре в эфире телеканала ОНТ тогдашний госсекретарь Совета безопасности (с 1 января — генеральный секретарь ОДКБ) Станислав Зась.

 

Украинские события насторожили

Как отмечает ряд экспертов, появление таких положений в новом плане обороны связано с осмыслением опыта вооруженных конфликтов последних лет. И в частности — событий в Украине.

Вскоре после развязывания военных действий на украинской территории, 19 февраля 2015 года, Лукашенко, выступая перед командным составом вооруженных сил Беларуси, заявил: «Войны уже не объявляются, а начавшись, — идут не по привычному шаблону. Опыт современных военных конфликтов показывает, что вполне благополучное государство за считанные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, стать жертвой иностранной интервенции, погрузиться в пучину хаоса, гуманитарной катастрофы и гражданской войны».

По словам президента, наряду с открытым военным вторжением сегодня используется такой инструмент, как цветные революции.

И хотя тогда глава государства не обозначил конкретные источники опасности для Беларуси, многие наблюдатели пришли к выводу, что тревожный тон его высказываний был навеян именно вооруженным конфликтом в Украине, принявшим характер гибридной войны.

 

Коварство гибридной войны

По мнению известного украинского политического аналитика Владимира Горбулина, аннексия Крыма весной 2014 года, а затем — поддержка местных радикальных элементов на юго-востоке Украины и «полномасштабное вторжение российских подразделений» в ее восточные области наиболее четко продемонстрировали признаки гибридной войны.

Определяя суть этого термина, военный эксперт из Нидерландов, бывший советник НАТО генерал-майор в отставке Франк ван Каппен отметил, что «государство, которое ведет гибридную войну, совершает сделку с негосударственными исполнителями-боевиками, группами местного населения, организациями, связь с которыми формально полностью отрицается». На эти формирования гибридный агрессор, оставаясь в тени, старается переложить всю грязную работу.

По мнению начальника Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковника Валерия Герасимова, в конфликтах XXI века все более широко применяются невоенные методы противоборства с использованием политических, экономических, информационных, гуманитарных и других мер, реализуемых с задействованием протестного потенциала населения.

Эти средства борьбы дополняются военными мерами скрытого характера, в частности действиями сил специальных операций. К открытому вторжению, зачастую под видом миротворческой деятельности и кризисного урегулирования, нападающая сторона переходит только на последующих этапах, в основном для достижения окончательного успеха в конфликте, отмечал Герасимов.

Как подчеркивали в свое время обозреватели The Financial Times, нападение России на Украину началось не как полномасштабная, открытая атака, но как «ползучее» наступление. Такой стиль агрессии озаботил как высокопоставленных функционеров НАТО, так и руководство большинства входящих в организацию стран.

Для противодействия возможной гибридной агрессии с Востока страны альянса договорились о создании сил быстрого реагирования, получивших название Объединенной оперативной группы повышенной боеготовности (Very High Readiness Joint Task Force), и приняли план их развития.

 

На ранних этапах — точечные операции

Как выясняется, «зеленых человечков» сегодня опасаются не только потенциальные противники России, но и ее нынешние союзники. Те тоже стали задумываться о способах противодействия гибридным угрозам.

Как полагают аналитики, разработанные в Беларуси и, вероятно, включенные в план обороны государства меры противодействия гибридной агрессии носят системный и многоуровневый характер.

На ранних ее этапах основную нагрузку несут такие силовые ведомства, как КГБ и МВД, которые ведут точечные операции профилактического характера против потенциальных руководителей и наиболее активных членов незаконных вооруженных формирований.

Если эти усилия не дают результата и устойчивые боевые группы все-таки складываются, то их нейтрализацией занимаются специальные подразделения всех без исключения силовых ведомств. Ныне их действия координирует помощник президента по вопросам безопасности Виктор Лукашенко.

 

Оружие против «зеленых человечков»

В ситуации, когда гибридный конфликт не удается остановить на этой стадии и незаконные формирования начинают прямые вооруженные действия (при возможной поддержке диверсионно-разведывательных групп, засланных из-за рубежа), в действие должны вступить силы специальных операций (ССО) вооруженных сил страны.

С учетом специфики такого рода боевых действий ССО сегодня оснащаются соответствующим вооружением и военной техникой. В частности — современными средствами радиоэлектронной разведки, новыми бронированными средствами подвижности («Кайман», «Волат» и др.), более эффективными средствами огневого поражения (например, реактивными системами залпового огня «Флейта»).

Предполагается пополнять парк транспортно-десантных вертолетов Ми-8 и легких штурмовиков Як-130, а также поставлять в войска разведывательно-ударные беспилотники типа «Буревестник-МБ».

И хотя вряд ли стоит ожидать, что завтра в Беларуси появятся «зеленые человечки» (ситуация в стране пока не дает России оснований перейти к наиболее острым формам гибридных действий), тем не менее, ослаблять подготовку к отражению такого рода угроз было бы безответственно. Даже при финансовых трудностях, которые усугубляются в немалой степени из-за серьезных экономических трений в отношениях с той же Россией.