Новый год без контрактов на газ и нефть? Кремль прижал Беларусь не на шутку

Лукашенко и Путин не разрулили горящие вопросы даже под елочку…

Под занавес 2019 года Александр Лукашенко поручил обеспечить уже в ближайшие дни поставку нефти из альтернативных источников. То есть пошел на реализацию той угрозы российскому руководству, что прозвучала в недавнем интервью «Эху Москвы» (и, по словам главреда этой радиостанции Алексея Венедиктова, особенно задела Кремль).

Фото пресс-службы президента Беларуси

Большинство комментаторов тогда говорили, что белорусский президент блефует. Однако его указание, прозвучавшее 31 декабря, весьма конкретно — наладить поставки нефти железнодорожным транспортом из портов на Балтике, а также задействовать для альтернативных поставок нефтепровод «Дружба».

 

«Дружба» заработает реверсом?

В интервью «Эху Москвы» Лукашенко предупреждал, что если не удастся нормально договориться с Москвой по нефти, для ее альтернативных поставок реверсом на два белорусских НПЗ будут заняты две из трех труб нефтепровода «Дружба», по которым сейчас гонит этот продукт в Европу Россия.

«Россия поставляет под 70 млн тонн по этим трубам на премиальный западный рынок. Если я заберу две трубы, у нее останется где-то 20 млн тонн. И я задаю вопрос: вы зачем меня загоняете в решение вопроса таким образом? Я этого не хочу», — говорил тогда белорусский руководитель.

Но вот, как видим, пришлось отдавать приказ через не хочу. Что красноречиво говорит о том, насколько серьезны нефтегазовые (и не только, ведь все это — в контексте спора об «углубленной интеграции») терки с Москвой.

Лукашенко дважды — 30 и 31 декабря — разговаривал по телефону с Владимиром Путиным, но два упрямых вождя, судя по всему, снова не сошлись. Интересно, что 31-го позвонил именно российский президент. Уламывал на что-то, ставил условия?

 

«Москва организует гуманитарные поставки газа в Беларусь»

Уже после этой беседы Лукашенко провел с руководством нефтехима совещание, на котором и прозвучала тема альтернативных поставок. Кроме того, он побеседовал по телефону с премьер-министром России Дмитрием Медведевым и министром энергетики этой страны Александром Новаком.

То есть похоже на то, что Путин адресовал белорусского коллегу к чинам пониже (созваниваться с министром другого государства — по идее, вообще не царское дело). Итогом разговора с Медведевым, как размыто сформулировала пресс-служба белорусского президента, «стала договоренность об организации конкретной работы по поставкам углеводородного сырья в Беларусь». В беседе с Новаком «речь шла о конкретных графиках и компаниях, которые будут поставлять нефть в Беларусь».

Итак, руководитель Беларуси был вынужден в пожарном порядке договариваться с подчиненными Путина о каких-то временных вариантах поставок нефти и газа, чтобы не остановились НПЗ и пр. Хотя одним шевелением брови хозяин Кремля мог бы избавить коллегу от этой унизительной суеты. Но, похоже, решено преподать урок.

«Москва организует гуманитарные поставки газа в Беларусь. Шантаж Лукашенко не прошел. Россия и Беларусь не заключили контракты на поставку газа и нефти», — так ядовито прокомментировал этот сюжет традиционно неласковый к Минску российский телеграм-канал «Незыгарь».

 

Каким будет ценник?

Короче, предпраздничный денек у белорусского руководителя выдался еще тот. И после Нового года облегчения не предвидится, больные проблемы останутся висеть в воздухе. Россия сейчас будет декаду гулять. Следующие переговоры между президентами по нефти и газу при необходимости могут состояться, по данным пресс-службы Лукашенко, лишь «после рождественских праздников в середине января».

Как видим, заверения белорусского лидера после переговоров в Санкт-Петербурге 20 декабря, что по нефти и газу стороны концептуально договорились, конкретные цены станут известны в течение двух-трех дней и «будут не выше уровня текущего 2019 года», — все это оказалось лишь попыткой сделать хорошую мину.

Кремль уперся всерьез. В интервью Венедиктову Лукашенко проговорился, что Москва хочет продавать газ по 152 доллара за тысячу кубометров. В 2019-м Беларусь получала его по 127 долларов, настаивала же (мол, в союзных договоренностях прописаны равные условия хозяйствования) на цене Смоленской области — около 70. Как видим, российское руководство не только не идет навстречу, но и задирает ценник.

С нефтью вообще все во мраке. Очевидно только то, что Москва не собирается давать компенсацию за свой налоговый маневр, пока не будет единого налогового кодекса (а это долгая песня, и не факт, что она в принципе будет допета до конца). Видимо, не клеится и с некой особой формулой ценообразования на нефть для наших НПЗ, о которой после декабрьских переговоров в Сочи с надеждой упоминал посол Беларуси в России Владимир Семашко.

 

«Тогда станьте как Смоленск»

Интересно, что посол России в Беларуси Дмитрий Мезенцев 17 декабря заявил: определение цены на газ для Минска на 2020 год не связано с подготовкой дорожных карт интеграции. Формально, вероятно, так. Но велико подозрение, что Москва, подвешивая горящие контракты, наказывает упрямого союзника именно за неуступчивость на переговорах об «углублении интеграции».

Путин на пресс-конференции 19 декабря как раз в контексте рассуждений о цене газа напомнил Минску, что союзный договор 1999 года на 90% не выполнен, в том числе и по части единой валюты, создания наднациональных органов.

А 23 декабря уже Медведев огорошил сенсационными откровениями: мол, остается несогласованной последняя, 31-я дорожная карта дальнейшей интеграции, которая предусматривает создание наднациональных органов, единую валюту и единый эмиссионный центр.

И еще на эту же тему. «Они хотят газ по цене Смоленска. Тогда станьте как Смоленск, но не одной маленькой областью, а шесть областей, это может быть федеральный округ — Западный федеральный округ», — заявил на днях в интервью телеканалу «Россия 24» лидер Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский.

Вполне возможно, что этот эксцентричный политик просто артикулировал открытым текстом то, чего не могут сказать публично Путин или Медведев. Непублично же они вполне могли ставить вопрос перед Лукашенко именно так — без обиняков и дипломатии. Не отсюда ли его рефрен при внушениях подчиненным: дескать, будете плохо работать — потеряем страну.

 

Мешок пряников дадут только за тихую капитуляцию

Терять страну и становиться наместником у Путина Лукашенко явно не хочет. Другой вопрос, насколько далеко он готов идти в противостоянии с Кремлем.

В периоды прежних нефтегазовых и прочих конфликтов с Россией уже были попытки получать альтернативную нефть — из Венесуэлы, Азербайджана, Ирана. Одно время для прокачки этого сырья был даже задействован в реверсном режиме проходящий по Украине нефтепровод Одесса — Броды. Но потом следовало очередное замирение с Москвой — и альтернативы глохли.

Не получится ли и сейчас так, что некий компромисс с Москвой погасит очередной импульс Минска к нефтяной и прочей альтернативе?

Да, российская нефть пока будет обходиться дешевле, чем американская или саудовская, но без действующей альтернативы Москва и впредь будет крепко держать Беларусь на крючке. Так что здесь необходимо именно политическое решение. Пусть дороже, но надежнее с точки зрения национальной безопасности. Иначе говоря, и для правящей верхушки, и для массы белорусов настал час платить за независимость сполна. А чтобы перестроить, спасти экономику, снять ее с российской иглы, самое время запускать реформы.

Нужны более решительные шаги и в плане политических альтернатив. Из Союзного государства и ОДКБ так просто, конечно, не выскочишь. Но усиливать многовекторность реально. И предстоящий прилет в Минск 4 января госсекретаря США Майкла Помпео — хорошая для этого возможность.

Однако и для сближения с Западом нужно делать реформы — как экономические, так и политические, а на этом белорусского руководителя конкретно клинит.

Между тем он наверняка уже осознал, что в отношениях с Москвой возврата к прежнему состоянию не будет. Мешок пряников дадут только за тихую капитуляцию, согласие на ползучую аннексию.

Так что хороших вариантов у белорусского руководства не осталось. Остается выбираться из капкана, как бы ни было больно.

P.S. В 22 часа 31 декабря пресс-служба «Газпрома» сообщила, что контракты на поставку газа в Беларусь и транзит через ее территорию продлены до 2021 года. Между «Газпромом» и белорусским правительством подписан протокол о порядке формирования цен при поставке природного газа в Беларусь в январе и феврале 2020 года.

Это означает, что о цене на газ Минск и Москва договорились пока только до конца зимы, причем сама цена не называется.