Владимир Подгол. НАРОДНЫЙ ТЕЛЕВИЗОР. Самые интересные цитаты Лукашенко в 2019-м

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

Красноречию белорусского президента можно позавидовать. Лукашенко умеет и любит, говоря по-простому, чесать языком. С годами, конечно, стал все больше повторяться, но популярный у иностранных послов цитатник «Народный телевизор» и в этом году получил приличное обновление.

 

О союзе с Россией

22 февраля — курсантам Военной академии: «Вы что, похоронили бы его (государство Беларусь) собственными руками, включив в состав какой-то страны, не то Польши, не то России? Я на это никогда не пойду».

11 апреля «…Меня что удивляет: последнее время (может, СМИ врут, может, специалисты докладывают мне кривую информацию), но я каждый день слышу и читаю информацию, что наш основной торговый партнер (они любят называть себя партнеры) все больше и больше вводит санкций против Беларуси. 

Сами находятся под санкциями и осуждают это, и я тут их абсолютно поддерживаю. Но в то же время подобным оружием воюют против ближайших своих союзников. То одно предприятие закрыли, то другое. Потом то ли морковь, то ли салат, то ли уже огурцы не понравились. То ли у них подозрение есть, что мы что-то поставляем не оттуда. И каждый день происходит закрытие наших предприятий. Нам закрывают рынок.

Если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте. Потому что, то добро, которое мы делаем для Российской Федерации, оно нам оборачивается постоянно злом. Там уже обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки».

21 апреля: «Я хочу, чтобы россияне понимали, особенно руководство России, что мы не будем мальчиками на побегушках. Мы самостоятельное суверенное государство, живущее с вами в одном доме, но имеющее свою квартиру. Пусть маленькую, небольшую, но свою квартиру».

17 ноября: «Когда ты вступаешь в какое-то объединение, рассчитываешь, что с каждым месяцем, с каждым годом будет лучше. А что происходит у нас? Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы постоянно в экономике что-то теряем. Извините, на хрена нужен кому такой союз? Я уже говорю по-деревенски, по-крестьянски, по-мужицки. Вот наша позиция».

5 декабря: «Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России. Запомните! Я не пацан, который отработал три-четыре-пять лет президентом. Мне хватило — вот так. И я не хочу перечеркнуть все то, что я сделал вместе с вами, с народом — создал суверенное, независимое государство, чтобы его сейчас уложить в какой-то ящик с крестом наверху и куда-то выбросить или кому-то передать? При мне этого не будет никогда…»

24 декабря: «…Сегодня нельзя решать вопрос так, как вы предлагаете. Давайте президентом будет этот, парламент — этот, этот, этот. Сверху вот это сейчас всё построим. Завтра получим такую вспышку не только в Беларуси, но, прежде всего, здесь, но и в России…

…Но в том ключе, как у вас он лежит, я в этом не участвую. И участвовать никогда не буду, и я это сказал вашему президенту. Более того, мы этот вопрос сняли два года назад, полтора. В Сочи первый раз я ему прямо сказал: Я никогда, спустя 25 лет своей президентской жизни… Всё, хватит, я наелся, я не царь. Я пахарь. Ну, не на галерах, но пахарь. Мне хватило, чтобы ради того, что мне где-то в России дадут должность в парламенте.

Слушайте, какая дикость, какая глупость. Этого никогда не будет и быть не может. Даже если меня осудят и в наручниках туда посадят — этого не будет! По многим причинам, начиная от личностных качеств моих и заканчивая политикой моей…

Я не могу отойти от этой политики. И, наевшись за 25 лет, чтобы еще посидеть где-то там, в Москве или, слушай, на обочине в Подмосковье, два-три года добавить к 25 — стоит ли это?»

24 декабря: «…А я тебе сейчас, Володя, сейчас скажу… Вы боялись, что Лукашенко прибежит в Кремль, схватит шапку Мономаха и понесет не то в Питер, не то в Минск ее. Не дай бог утащит. Вот чего вы боялись, хотя это не стоило выеденного яйца. Понимаете. Не стоило. Потому что надо было референдум провести и внести что-то на референдум, вы отказались идти этим путем, и вы начали с крыши строить дом. А надо было с этого. Время ушло».

 

О парламенте

16 сентября: «Мы уже убедились: треть в парламенте женщин — это стабильный парламент. Мужики не дурят там, не прыгают, не бегают — стыдно перед женщинами. Это очень сильный стабилизирующий фактор в любом обществе».

18 октября: «Я хочу, чтобы он (парламент) был тихим, спокойным, стабильным, но, где нужно, чтобы и по морде кому-нибудь могли дать».

 

О народе

11 июня — новому министру МВД Юрию Караеву: «Тот, кто заслуживает, чтобы его поддержали и даже пьяного домой отвезли — так надо и сделать. Тот, кто заслуживает по башке или по морде, — должен получить. Все должно быть честно и справедливо. Это ваш принцип работы».

31 августа: «Главное для нас в этот год — свое население накормить хорошей картошкой».

 

О своих переживаниях

22 февраля: «Надо заниматься экономикой — это основа стабильности. Поэтому главное — не потерять стабильность. Как бы ни было сложно, как бы ни было трудно. Если только мы дестабилизируем нашу страну — она кому-то достанется, мы снова уйдем под плетку, как в народе говорят, нас будут тягать плеткой. Ладно, нас: мы это заслужили, коль мы до этого довели. А дети за что будут страдать?»

21 августа — в Ивье: «Я второй раз за последнюю неделю попадаю в рай: первый раз в Старых Дорогах — самый лесной наш район. Я давно-давно там был. Приехал, думаю: интересно, как оно. Слушайте, как на курорте люди живут: кругом лесной массив, люди довольны».

18 октября — студентам Академии управления при президенте: «Я хочу, чтобы и дальше молодежь надеялась только на себя, чтобы более активно себя проявляла. Но гвалтом не кричала там, как я знаю, в Бресте вот эти… Я не хочу, чтоб такая была молодежь. Не потому, что я боюсь этого. Я абсолютно вас не боюсь. Я вот пришел в аудиторию, я свободно с вами общаюсь, нравится вам или нет. Но выборы будут через некоторое время, вот вы тогда и решите, кто вам нравится, за того и проголосуете».

24 декабря: «…Мы не колоссальная, огромная страна с огромными ресурсами, но находимся в центре котла. Сегодня пересекаются здесь все интересы с запада на восток и не только российские, с юга на север. Здесь так сложилась ситуация. И будучи в этом котле, надо себя вести настолько точно, тонко и аккуратно, чтобы тебя не сварили в этом котле. Вот в чем моя проблема.

И вы меня попрекаете, что я то на Запад, то на Восток. Слушайте, ни на Восток, ни на Запад. Вот она — земля, которую господь нам подарил, котел сегодня. И я в нем, в этом котле вместе с 10 миллионами белорусов и 3 миллионами каждый день гостями, в основном россиянами, я в нем варюсь. А не должен свариться».

24 декабря: «Мы перед Новым годом вместо того, чтобы встретиться с моим другом близким Владимиром Владимировичем Путиным, взять рюмку водки или самогона, я привезу из Беловежской пущи, выпить и друг другу руки пожать. Мы начинаем собачиться. Так это же моя жизнь сегодня».

 

Об инвестициях

12 ноября — бизнесменам в Вене: «Если вы, придя к нам с инвестициями, будете работать и относиться к белорусам так, как к австрийцам, вы всегда будете моими людьми, моими гражданами, и я вас буду поддерживать всячески, даже вооруженным путем. Я это сказал абсолютно искренне».

 

О коровах

26 марта: «Нет, эта корова еле живая, ты же видишь, как она двигается. Зачем вы меня сюда привезли? Чтобы я сейчас службе безопасности поручил надеть вам наручники, и Кочанову следом туда? Анфимова как минимум выгоню с работы. Если человек не понимает, что это Освенцим. Он считает, что это нормально? Вы что, больные? Это же Освенцим! Если они больные, тут должно быть чисто и сухо. Они же гадят друг на друга, стоят одна на одной. Здесь должен стоять человек и постоянно чистить. Ты посмотри на эту скотину! Она же вся обосранная, на шерсти закорело всё…»

 

О подарках

29 августа — советнику президента США Джону Болтону: «Хочу воспользоваться случаем и передать. Это изделия из белорусского льна. Наверное, в Америке уже такая ткань не производится. Передайте это Меланье, это женское. Потому что она имеет отношение к славянскому льну».

20 сентября: «Мы умеем хорошие ткани делать. Я недавно жене президента США передал изделия из льна. Они ахают и охают, спрашивают, где это можно купить».

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».