Лукашенко предупредил Москву, что Беларусь лучше не трогать

Он также подтвердил, что у Кремля действительно спрятана в рукаве скандальная 31-я дорожная карта «углубления интеграции»…

Если Россия попробует нарушить суверенитет Беларуси, то «этого уже страны НАТО не перенесут, потому что они сочтут это за угрозу им». Такое завуалированное предупреждение прозвучало из уст Александра Лукашенко в интервью радиостанции «Эхо Москвы» 24 декабря.

Фото kremlin.ru

Да, белорусский президент этот месседж аккуратно упаковал: подал рассуждения как чисто гипотетические, дипломатично оговорился, что не чувствует роста угрозы суверенитету и для симметрии поразмыслил даже о сугубо фантастическом варианте — попытке Запада захватить Беларусь.

Но если отбросить дипломатию, то этот пассаж обнажает все лицемерие якобы братских отношений с Москвой. По сути, Минск предупреждает главного союзника: не вздумай на нас покушаться, иначе нарвешься на ответку от нашего общего врага!

Да уж, давно ли Лукашенко называл НАТО чудовищным монстром, подползающим к синеглазой Беларуси. Теперь оказывается, что именно на этого монстра и надежда, если вдруг «углубление интеграции» начнет перерастать в поглощение синеглазой.

 

31-я карта еще радикальнее, чем сказал Медведев

Лукашенко также пролил свет на скандальную 31-ю дорожную карту интеграции, о которой днем раньше сенсационно заявил Дмитрий Медведев. Да, такая карта, предусматривающая, по словам российского премьера, единую валюту и наднациональные органы, действительно существует.

«Есть 31-й план, дорожная карта — это план строительства наднациональных органов: парламент, президент и прочее. Мы вообще на эту тему с Путиным договорились не разговаривать», — сказал Лукашенко.

Заметьте, в его трактовке эта карта выглядит еще радикальнее, чем обрисовал Медведев: единый парламент и президент — это уж точно гроб для белорусской независимости.

Из слов Лукашенко следует, что недавно правительство России попыталось опять предложить обсуждение 31-й карты, однако эта тема по договоренности с Путиным была снята на встрече в Сочи 7 декабря.

Таким образом, можно констатировать, что причастные к переговорам белорусские деятели были, мягко говоря, неискренни, когда уверяли, что обсуждают с Москвой сугубо экономические вопросы, что никакой политики там нет и пр.

И напротив, те в Беларуси, кто требовал гласности и протестовал против опасности инкорпорации, как видим, действительно имели и имеют почву для серьезных опасений. Если сегодня Кремль и согласился отложить карту раздора, то завтра, измотав неуступчивого партнера, он может начать новый раунд выкручивания рук.

 

Тезис «в окопах гибли вместе» уже вряд ли растрогает Москву

Общаясь сегодня с главредом «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым, белорусский руководитель де-факто заочно продолжал торг с Кремлем. Но аргументы в основном были старые.

Лукашенко посетовал, что Москва льготирует продажу газа немцам, при том что белорусы и россияне «в окопах гибли вместе». Упомянул об ущербе от чернобыльской катастрофы. А также заметил: «У нас на территории Беларуси две военные базы Российской Федерации, высокотехнологические базы. Сколько вы заплатили нам после развала СССР за эти две базы? Ноль».

Как видим, белорусский лидер даже приукрасил статус этих военных объектов. На самом деле РЛС «Волга» под Ганцевичами и узел связи ВМФ РФ под Вилейкой базами не являются. Вдобавок стоит отметить, что их бесплатная аренда стала частью пакетной сделки в 1990-х: Россия тогда простила большой долг за газ.

Ну а главное — апелляция к совместному гниению в окопах, судя по всему, перестала действовать на Кремль. И слезам по поводу Чернобыля Москва не верит. И призыв не превращать братские отношения в бухгалтерию вряд ли смягчит позицию восточных партнеров.

Это покойный ныне Ельцин был широкой душой, мог одним махом списать миллиард долларов долга за газ. Теперь же там правят бал жесткие рациональные деятели (Лукашенко упомянул сегодня, что «вокруг Владимира Владимировича образовались прагматики, рыночники»), которые явно решили как минимум облегчить бремя содержания союзника. Это один из мотивов нынешней катавасии с «углублением интеграции».

Вдобавок Россия понастроила РЛС на собственной территории, разместила свои части между Москвой и восточной границей Беларуси, тем самым ослабив козырь Лукашенко, что только синеглазая прикрывает-де белокаменную от орд НАТО.

В интервью Венедиктову, кстати, тоже было подчеркнуто, что в лихую годину мы не пропустим танки на Москву. Но эта риторика становится уже несколько анекдотичной в контексте упования Минска, что именно Запад в случае чего спасет Беларусь от аннексии.

 

Испугают ли Кремль намеки на геополитическую переориентацию?

В сегодняшних заявлениях белорусского руководителя прочитывались и элементы легкого шантажа. Лукашенко снова дал понять, что может забрать две ветки нефтепровода «Дружба» под реверс сырья с Запада, если Москва не уступит по нефти. И тогда возможности России качать этот продукт в Европу резко уменьшатся.

Прозвучал и такой прозрачный намек: «Если Беларусь вообще отвернется от России и будет проводить не то что самостоятельную политику, это будет сложно сделать, но если она отвернется, будет понятно, куда она отвернется».

Однако тоже большой вопрос, насколько такие пассажи встревожат Россию. Пока ее нефть все равно дешевле. И, возможно, останется дешевле даже после завершения налогового маневра — в силу удобной логистики.

Вдобавок заявления Минска о намерениях диверсифицировать закупки нефти хоть и звучат давно, пока не привели к формированию реальных альтернатив (танкеры из Венесуэлы оказались слишком дорогим удовольствием, закупки в Иране были сугубо символическими, прокачка азербайджанской нефти через Украину заглохла).

Если же говорить о геополитике, то вряд ли белорусское руководство рискнет пересекать красные линии — выходить из союзного договора, ОДКБ, откровенно заигрывать с Североатлантическим альянсом. Потому что под боком печальный пример Украины. Вдобавок сам Лукашенко не раз твердил, что с ним во главе Беларусь на Западе не ждут.

Впрочем, Москва понимает, что после Лукашенко возможно всякое. И как раз потому постарается уже сейчас покрепче привязать к себе Беларусь.

Что же остается в активе белорусской стороны на тяжелых переговорах с Россией? Пожалуй, спасает (пока!) заложенный в двусторонние соглашения принцип равноправия, паритетности. Поэтому Минск может блокировать нежелательные решения, как блокировал сейчас злосчастную 31-ю карту.

Но принцип этот — бумажный. На деле Москва, как заявил сегодня Лукашенко, не прекращает «прессовать» союзника, ежегодно «завинчивает гайки», «плющит» в вопросе гармонизации рынков алкоголя и табака и пр. Не правда ли, красноречивый набор глаголов для характеристики «братских» отношений?

Короче, «у нас с какого-то момента нашего союзного строительства, и евразэсовского здесь, все пошло вниз». Причем белорусский лидер косвенно подтвердил, что Кремль навязывает интеграцию на своих условиях: «Нам намекают, даже прямо говорят: мы большие, а вы поменьше, значит, будет так, как у нас».

 

Готовы ли к вызову руководство и народ Беларуси?

Так не напоминают ли сегодня белорусские интеграторы тех мышей из анекдота, которые плакали, кололись, но продолжали есть кактус?

В принципе ведь можно было отказаться от «углубления интеграции», Медведев же сам предложил год назад выбирать между «продвинутым» и «консервативным» вариантом. Но белорусских деятелей, видимо, толкнули на опасный торг страх перед коллапсом экономики и надежда, что, как прежде, повезет что-то урвать, а от неудобных пунктов открутиться.

Москва же, не будь дурой, устроила ловушку — упаковала свои условия выдачи бонусов в большой пакет дорожных карт, выполнение которых (даже если отодвинуть 31-ю) грозит как минимум экономическому суверенитету Беларуси.

А последние заявления Путина (на пресс-конференции 19 декабря) и Медведева показывают, что Москва продолжает держать в голове и план политического подчинения Беларуси. Собственно, и Лукашенко в беседе с Венедиктовым признал это в форме несогласия: «Поэтому сегодня нельзя решать так вопрос, как вы предлагаете: президент будет этот, парламент этот, сверху сейчас все построим».

Кремль, надо думать, рассчитывает, что взятая на крючок рыба еще подергается, а потом ослабеет. Белорусский президент признал в интервью «Эху Москвы», что «опасная угроза [суверенитету] появится тогда, когда у нас будет совсем плохо с экономикой. Когда людям невозможно будет вынести…»

Перспективы же белорусской экономики и до «ультиматума Медведева» уже выглядели не блестяще, поскольку ресурс роста нереформированной модели в принципе скуден. Сейчас же, когда Москва переводит на жесткую диету, риски, что чрезмерно зависимая от российских сырья и рынка экономика просядет, возрастают. А у Кремля все козыри на руках — и ресурсы, и время подождать, пока, как там рассчитывают, у строптивого партнера поубавится гонору.

Ситуация тяжела, но не фатальна. В принципе, это даже логичный вызов: за независимость от вчерашней метрополии нужно платить. Свою цену заплатили некогда прибалты, ныне продолжают платить украинцы. Но готовы ли к такому вызову руководство и народ Беларуси?