В Беларуси могут ввести возможность помилования осужденных за наркотики

Комплекс мер для более эффективного противодействия наркопреступности разработан по итогам совещания у президента, которое состоялось в конце октября.

В числе предложений — возможность помилования, а в отдельных случаях — условно-досрочного освобождения осужденных за наркотики, сообщили в новостях телеканала «Беларусь 1».

«Исходя из принципа справедливости, президент поручил посмотреть, кто находится в местах лишения свободы. Возможно, люди уже осознали, поняли, что они оступились, ошиблись. Если они стали на путь исправления, возможно и условно-досрочное освобождение, но при определенных условиях: если эти люди действительно станут на путь исправления, возьмут на себя обязательство трудоустроиться или поступить на учебу», — отметил заместитель главы Администрации президента Валерий Мицкевич.

«Также президент поручил опять же посмотреть, кто находится в местах лишения свободы, и если это люди случайно оступившиеся — представить их к помилованию. Но индивидуально», — подчеркнул чиновник.

Как поясняют в Администрации президента, будут учитываться обстоятельства произошедшего, личность осужденного, его поведение. Если родственники возьмут на себя ответственность за этих людей, это может стать поводом для помилования. Однако мера при повторном привлечении к ответственности для тех, кто шансом не воспользуется, будет очень суровая.

Как сообщалось, Александр Лукашенко 29 октября провел совещание с представителями силовых и правоохранительных структур по вопросам противодействия распространению наркотиков. Глава государства напомнил, что недавно в Уголовный кодекс внесли поправки, которые дают судам возможность «более гибко подходить к назначению наказания». За смягчение наказания «в таком размере, как мы приняли решение, ратовали так называемые то ли партия, то ли общественная организация», заявил Лукашенко, имея в виду движение «Матери 328», объединяющее родственников осужденных по ст. 328 УК.

Глава государства заявил, что по его поручению в Администрации президента провели несколько встреч с родственниками осужденных за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков.

«Особенно обсуждают и рыдают так называемые "Матери 328", — сказал он. — Мы, конечно, их понимаем: это беда в семье. Им надо посоветовать вовремя заниматься своими детьми. А потом рыдать, стенать и предъявлять претензии власти».

«Матери правильно заостряют внимание на необходимости более эффективной работы с молодежью по профилактике наркопреступности и наркомании. Предлагают нам активнее вести профилактику, только забыли, что им самим надо было этим делом заниматься в семье», — заявил Лукашенко.

Вместе с тем он посчитал нужным тщательно изучить предложения, которые высказывают в том числе родственники осужденных по ст. 328 УК. «Они пострадавшие. Они, наверное, чувствуют эту проблему острее, чем все другие», — предположил официальный лидер.

Главная задача суда при рассмотрении дел по антинаркотической ст. 328 УК заключается в том, чтобы «тщательно разобраться в ситуации и назначить адекватное обстоятельствам дела наказание», заявил Лукашенко.

Недавно специальный докладчик ООН по вопросу о ситуации с правами человека в Беларуси Анаис Марин выразила серьезную обеспокоенность в отношении детей, отбывающих наказание в местах лишения свободы сроком до 11 лет «за преступления наркотического профиля».

«Возраст уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с наркотиками, был понижен до 14 лет, в связи с чем десятки детей были приговорены к непропорционально строгим срокам лишения свободы», — отметила Марин.

«Я обеспокоена тем, что жесткий подход, используемый Беларусью в отношении обвиняемых в преступлениях по наркотическому профилю, применяется к детям без должного учета их конкретного статуса и потребностей», — отметила Марин. Представитель ООН приветствовала изменения в рамках закона об амнистии, принятого в этом году с целью сокращения тюремного заключения на два года для лиц, осужденных за преступления, связанные с наркотиками, которые были детьми на момент совершения преступления. Однако она сожалеет, что это применимо только к тем, кто отбывает более короткие сроки заключения.