В Вильнюсе с почестями попрощались с Кастусем Калиновским и его соратниками

22 ноября на старом городском кладбище Расу в Вильнюсе перезахоронили останки двадцати повстанцев 1863—1864 годов, в том числе руководителя восстания в Беларуси Кастуся Калиновского.

Четыре могилы с останками 21 повстанца были найдены на горе Гедимина в центре Вильнюса осенью 2017 года. Личности 20 из них были в той или иной степени установлены, один остается неизвестным. Первым, чье имя было достоверно установлено, стал руководитель восстания на Ковенщине Зыгмунт Сераковский. После было с очень высокой вероятностью подтверждено, что найдены и останки Калиновского.

Церемония перезахоронения растянулась на семь часов. По оценкам белорусских СМИ, в ней приняло участие несколько тысяч граждан Беларуси, приехавших накануне и в этот же день. Помимо литовцев на церемонию также прибыли поляки, латыши и украинцы. Для тех белорусов, которые не смогли приехать, прямую трансляцию из литовской столицы вели польский телеканал для Беларуси «Белсат» и белорусская редакция «Радио Свобода».

Утром гробы с останками повстанцев перенесли из внутреннего двора Дворца правителей Великого княжества Литовского в кафедральный собор-базилику Святых Станислава и Владислава, где в течение более чем двух часов проходило общественное прощание.

В полдень архиепископ Вильнюса Гинтарас Грушас провел в соборе святую мессу, в которой участвовали военные капелланы и епископы Литвы, Польши и Беларуси, в том числе митрополит Минско-Могилевский архиепископ Тадеуш Кондрусевич и апостольский визитатор для греко-католиков Беларуси архимандрит Сергей Гаек.

После богослужения в соборе выступили президент Литвы Гитанас Науседа, его польский коллега Анджей Дуда, а также заместитель премьер-министра Беларуси Игорь Петришенко.

Из собора останки участников восстания увезли в специально подготовленную для перезахоронения часовню на кладбище Расу. За катафалками выстроилась многотысячная траурная процессия. Множество людей несли национальные белорусские бело-красно-белые флаги.

Президенты Литвы и Польши, а также белорусский вице-премьер приняли участие в закрытой церемонии последнего прощания. Архиепископ Вильнюса Гинтарас Грушас освятил ниши в стенах часовни, после чего в них поместили гробы с останками повстанцев. После молитвы католический иерарх выразил надежду на то, что упокоенные души участников восстания «заступятся за свою отчизну и замолвят слово за всех, кто стремится к свободе», а современники, в свою очередь, «не забудут их в своих молитвах».

Роты почетного караула вооруженных сил Польши и Литвы дали несколько залпов салюта, и официальная часть церемонии была завершена. После отъезда официальных лиц часовня стала доступна для общественного посещения.

Представители белорусской общественности обращались к литовским властям с просьбой перезахоронить останки Калиновского в Беларуси. Они отмечали, что «белорусский народ переживает сегодня непростое время, когда существует много угроз государственной независимости». «Захоронение Константина Калиновского в Беларуси стало бы символом и напоминанием белорусскому народу, как надо любить свою Родину, свой народ, и как нужно за них бороться. Торжественные мероприятия чествования памяти повстанцев могли бы сегодня еще больше сплотить наши народы, которые веками мирно и дружно жили в едином мощном государстве», — подчеркивалось в обращении.

Еще одно коллективное письмо представители белорусской общественности адресовали правительству Литвы после того, как появилась информация о том, что надписи на памятных табличках о повстанцах будут сделаны на польском и литовском языках. Они просили сделать надписи в том числе по-белорусски. В середине апреля министр культуры Литвы Миндаугас Кветкаускас сообщил журналистам, что принято решение написать имена всех повстанцев на трех языках — литовском, польском и белорусском, «чтобы подчеркнуть важность этого восстания для этих стран и этих наций».

Александр Лукашенко 17 ноября заявил журналистам, что останки Кастуся Калиновского «трогать не нужно». «Это моя позиция. Похоронили человека — пусть он там спокойно лежит», — сказал он. При этом Лукашенко подчеркнул, что знает о роли Калиновского в истории — «там было очень много нюансов». «Я своих политиков и ученых предостерегаю от того, чтобы мы, оценивая роль Калиновского, не ударились в какую-то политику. Он действовал на нашей территории, был нашим человеком, если хотите, гражданином. Это был человек нашего государства, и от этого никуда не денешься», — добавил Лукашенко.

 

Фото svaboda.org