Карбалевич: власти поняли, что онлайн не конвертируется в офлайн

На падение доверия населения власть ответила жестким сценарием проведения выборов.

На падение доверия населения власть в Беларуси ответила жестким сценарием проведения выборов, заявил политолог Валерий Карбалевич на заседании экспертного клуба центра «Европейский диалог», посвященном итогам прошедших выборов в Палату представителей.

«На падение доверия населения к власти последняя ответила традиционным способом, начала реализовывать жесткий сценарий проведения выборов, включив репрессивный механизм. Логика понятна: чем меньше поддержка общества — тем жестче становится политический режим, возрастает силовой фактор удержания власти, работает инстинкт самосохранения, закручивание гаек», — сказал он.

Эксперт считает, что президентские выборы в следующем году тоже пройдут по жесткому сценарию. «Возможности оппозиции будут ограничены сильнее, чем во время прежних президентских кампаний. Возможно, впервые не будут зарегистрированы кандидаты, собравшие 100 тысяч подписей», — заявил Карбалевич.

По его мнению, избирательная кампания показала, что в белорусском обществе не появилось массового и активного запроса на демократию, свободные выборы и реальный парламент. А ухудшение социально-экономического положения не вывело население из состояния апатии.

«Новая информационная ситуация почти не поменяла ход избирательной кампании. Власти поняли, что онлайн не конвертируется в офлайн, информационная революция не стала причиной формирования гражданского общества», — считает эксперт.

По мнению Карбалевича, механизм обратной связи между обществом и властью не меняется.

«Лоббирование интересов отдельных социальных групп, например айтишников, может быть только корпоративным, не политическим. Власти могут обращать внимание на настойчивые требования каких-то групп населения, например по антинаркотическим статьям или аккумуляторный завод в Бресте, но отвергают любые попытки конвертировать протест в депутатские мандаты», — сказал политолог.

Карбалевич убежден, что в ситуации падения доверия общества к власти любые критические выступления в парламенте становятся опасными, поэтому в Палату представителей не пропустили ни одного кандидата от оппозиции.

«Это свидетельствует, что никакого диалога с оппозицией и обществом власть проводить не собирается», — добавил он.

«Лукашенко пришел к выводу, что нет острой необходимости играть в демократию с Западом. Отношения разморожены, Европейский союз снял санкции, США санкции приостановили, и ожидать от них большего невозможно. Проблема прав человека вынесена за скобки отношений с европейцами и американцами. Геополитика и вопрос независимости Беларуси вытеснили остальные проблемы. Страны ЕС де-факто признали парламент Беларуси, сюда едут парламентские делегации, встречаются с местными депутатами. Никаких больших перспектив конвертировать прогресс на выборах в практические дивиденды от сотрудничества с Западом в ближайшее время не видно. Поэтому власти посчитали, что риск от появления оппозиции в парламенте, проведения выборов по более демократическому сценарию больше, чем возможные выгоды от сотрудничества с ЕС и США», — заявил Карбалевич.

По его мнению, оппозиция не является субъектом политики, поскольку она не предложила обществу «целостной альтернативы, более притягательной, чем проект Лукашенко».

Также он считает, что давление России не поощряет власть искать поддержки у населения. «Наоборот, оказавшись в ситуации конфликта, Лукашенко хочет иметь свободу, избавиться от давления и влияния со стороны общества», — заключил политолог.