Галина Корженевская. ПРОБЛЕМА. Анамнез безразличия

Галина КОРЖЕНЕВСКАЯ

Галина КОРЖЕНЕВСКАЯ

Родилась на Случчине в семье агрономов. С родителями переехала в Логойский район, где некоторое время учительствовала после окончания филфака БГУ. С 1981 г. живет в Минске. Работала на республиканском телевидении и в газете «Літаратура і мастацтва». Поэт, критик, драматург. Член Союза белорусских писателей.

Возраст, как известно, располагает к походам в поликлинику и долгому ожиданию у заветного кабинета. В конце февраля этого года на платной основе мне удалили кератому на правой щеке. По чистой случайности я обратилась к дерматологам в городскую онкологию. Оказанную там помощь чиновник столичного здравоохранения оценил как «надлежащую».

«Надлежащей» медицинской помощью у нас считается отсутствие осмотра, перевязок, обработка марганцовкой, салициловой кислотой и стрептоцидом (ничего лучшего там не советуют). Через месяц случилось сильное воспаление правой щеки по типу рожистого. Все дальнейшее напоминает заговор молчания среди медиков.

Заведующий хирургии указанного учреждения впал в глухую защиту, отмел жалобы и ограничился внешним осмотром в большую лупу. Его удивил тот факт, что хирург, производивший электрокаогуляцию, не выдал пациентке справку, но и сам ее не истребовал.

Я пошла искать истину к другим специалистам. Обратилась за консультацией во 2-ю городскую больницу, где назначили простые анализы, но никаких внятных рекомендаций не дали. Автослесарь сказал бы больше, чем завотделения гнойной хирургии.

В городской инфекционной было то же самое: анализы и ноль медицинских советов. И что поразительно — никто не обмолвился о существовании челюстно-лицевой хирургии. Не знали? Не помнили? Или их так учат — держать язык за зубами, когда не вполне ясна ситуация? Для чего тогда многопрофильная медицина и многочисленные узкие специалисты, спрашиваю я.

Между тем щека опухала и увеличивалась в размерах. Мой фэйс оказался под угрозой.

Не прошла я мимо эскулапов и по месту жительства. Молодой хирург нашей 12-й поликлиники пообещал, что через полгода пройдет само. Заведующая отделением весной отделалась молчанкой, а осенью отказывала мне в направлении к челюстно-лицевому хирургу; смилостивилась, лишь сбегав к начальству.

Диагноз всему этому очевиден: некомпетентность, равнодушие и страх перед вышестоящими. Остается процитировать сотрудника одного медицинского центра: «Когда же у нас начнут нормально лечить?» Только там и подсказали, где найти «правильного» врача.

Поиски моего личного диагноза продолжились в 11-й, бывшей железнодорожной, больнице. Оттуда меня направили на дообследование на улицу Семашко. В консультационно-диагностическом центре прошла прием и в тот же день — КТ. Ожидаю вердикта. Мои хождения по мукам окончились или только начинаются? Ведь время упущено, ушло на бесполезные тыкания в разные двери и халаты.

Это, разумеется, частный случай, но, боюсь, далеко не единичный. Наши медики много пишут, мало дают информации, редко задают вопросы и совсем не смотрят на пациента.

Хваленая белорусская медицина делает иногда непростительные ляпы, а их «авторы» остаются безнаказанными.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».